Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Выставки

«Руки делают то, что внутри»

27.08.2010 | Любовь Цуканова | № 26 от 23 августа 2010 года

Выставка скульптуры Валентины Кузнецовой
«Руки делают то, что внутри». Женщины, звери, дети и ангелы — любимые персонажи скульптора Валентины Кузнецовой. Работы в совершенно несовременном стиле разглядывал The New Times на выставке в московском Музее современного искусства

52-9.jpg
  Возвращение дочери. 2009
Даже странно, что именно этот музей пригласил к себе экспозицию Валентины Кузнецовой — никаких перформансов, ни инсталляций, ни провокаций, ни видео, ничего, что считается современным, она не делает. Честная скульптура, очень высокого профессионального уровня керамика. Скандальности ноль. Персонажи — смешные, забавные, грустные, показанные с тонкой-тонкой, едва заметной иронией. Ходишь по залам — и как будто листаешь словарь устаревших и забытых слов. Обаяние, тревожность, застенчивость, сострадание, испуг, стыдливость, истома — вот какими странными летучими словами начинаешь оперировать, чтобы объяснить, о чем это она говорит своими прекрасными и наивными женскими и детскими образами. Мужчины (иногда в образе зверей, но они тоже люди) в ее творчестве присутствуют, но на них у художницы мудрый, немножко снисходительный взгляд — ну вот такие они, что тут поделаешь. Пусть живут…

Негероические современники

52-3a.jpg
  Розовый лев. 1990 Музей современного
  искусства
«Когда я начинала, еще в советское время, керамисты были самые свободные художники, там не было никакой цензуры — ну, декоративное искусство... Что хотите, то и делайте», — рассказывает Кузнецова. Прикладникам можно было экспериментировать без опасений быть высеченными за формализм (и они экспериментировали, да еще как, с объемами, пространством, цветом — московская школа керамики в 60–80-е годы была в авангарде изобразительного искусства). Им прощались и образы негероических современников. Валентина лепила бытовые сценки с разной степенью юмора и философичности, обыкновенных городских и деревенских жителей с их мещанскими, как считалось, радостями — посиделками, любовями, подоконниками в цветах, кошками и козами… Удивительным образом вокруг этих кошек и коз зрителей собиралось больше, чем у станковой живописи с большими художественными задачами.
52-2a.jpg
  Ангел. Сострадание. 2005
Можно было, конечно, и погрязнуть в этих цветочках, скамеечках, заборах. Многие керамисты, когда начались трудности с «базой» (это ведь производство — материал, печи, деньги), перешли на маленькие продажные вещи, салонные штучки, которые быстро раскупаются, — и на это можно жить. У Валентины Кузнецовой в 90-е стали рождаться ее лучшие выставочные вещи. Она увлеклась русским фольклором, языческими персонажами и сюжетами, и из этого увлечения выросли диковинные создания: бородатые львы с фатоватыми лицами, пышногрудые яркие русалки, какие-то волшебные существа — не то женщины, не то птицы, не то звери. Однажды она сделала выставку, которая называлась «Цветы и львы». Много лепила женщин с букетами, был такой период, наверное, самопознания. Все очень личностные вещи, грустные, что называется — с психологией.

История с чувством

52-4a.jpg
  Художница с букетиком (автопортрет).
2000. ГТГ
Из самого нового художница показывает христианские сюжеты. Это недавняя история: ее попросили сделать в дар Никольской церкви в ближнем Подмосковье вертеп — сцену рождения Христа и поклонения волхвов. А поскольку ко всему она, искусствовед по первой профессии, подходит серьезно, то и тут стала читать, изучать древнерусские иконы, переживать священную историю как реальность. Так появились скульптурные группы «Благовещение», «Явление ангела женам-мироносицам», «Петр и Феврония». И потрясающе актуальный для нашего времени парафраз на тему библейского блудного сына — «Возвращение дочери». Как она угадала эту трагическую ноту нашего времени?
Еще Валентина лепит ангелов. И так они ангельски, простите за тавтологию, чисты, что даже верующие не находят, к чему придраться. Один из посетителей выставки в шутку назвал художницу «духоподъемником». Ее это позабавило, но когда The New Тimes поинтересовался, не влияет ли на выбор религиозных сюжетов запрос на эту самую «духоподъемность», идущий сверху, Кузнецова огорчилась. «Это не про меня. Я по заказу не работаю. Руки делают то, что внутри».

Валентина Кузнецова — скульптор, живописец, искусствовед. Участница региональных и всероссийских выставок. Работы находятся в собраниях Третьяковской галереи (ГТГ), ГМИИ имени А.С. Пушкина, Музея керамики «Усадьба Кусково» и др.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.