#Навальный

Десять тезисов о Навальном

18.01.2021 | Андрей Колесников

Ситуация упростилась окончательно до противостояния Путин—Навальный. Без полутонов: либо ты за одного, либо за другого.
Что из этого следует? — задается вопросом колумнист NT Андрей Колесников

Андрей Колесников.
Пытались приравнять Навального к Ольге Бузовой, а приравняли к академику Сахарову. У Навального значительно увеличилась не только узнаваемость, но моральная сила. Даже если учитывать поразительную нечувствительность и индифферентность ко всему среднего россиянина, и его нежелание получать плохую информацию о своем государств и своем начальстве.

Власть вселяет страх. В оппозицию, становящуюся от этого более отвязанной и неуступчивой. В общество, агрессивно-послушно подчиняющееся, но затаившее глухую злобу на всех, в том числе лично на обнуленного президента. Но власть вселяет страх и в саму себя — до какой степени они боятся одного человека, имя которого им даже запрещено произносить. И потому с ним они готовы действовать только силовыми методами — никаких тонких политических игр уже не будет. Они были возможны в 2013 году, когда Навального допустили к выборам московского мэра, полагая, что он наберет 2–3% и всем станет понятно, что он никто. Просчитались, и больше таких ошибок не совершали. А через семь лет просто попытались его убить. Так что посадить — не проблема: обыватель проглотит и это, а на остальных наплевать. Терять нечего — все уже, включая репутацию, растеряли. К санкциям — привыкли. Навальным можно измерять не только их, верхних людей, политическую деградацию, но и моральную.

Перенесли Пушкинскую площадь во Внуково — перешли в режим открытой гражданской войны государства с обществом. Показали, что ради ареста одного человека по прозвищу «да-кому-он-нужен-то» могут поставить под угрозу безопасность тысяч людей в аэропортах гигантского мегаполиса. Долгосрочно — создали почву для усугубления конфликтов между государством и гражданским обществом. Создали — потенциально — новые сложности на парламентских выборах для партий-приводных ремней Кремля. Проблемы у «Единой России». Проблемы у коммунистов: рейтинги Навального и Зюганова уже сравнялись (первый чуть поднялся, второй чуть упал — и вот результат).

Власть словно спрашивает общество, но и себя тоже: «Хотите, как в Беларуси?» Хотите, дорогие силовики, вести себя так, как коллеги в Минске — пожалуйста, карт-бланш расширяется с каждым днем, причем в рамках «закона», а где не в рамках, тоже значения не имеет. Хотите, граждане, выходить на улицы? Мы встретим вас так же, как в Минске. И никто из многомиллионной армии силовиков не перейдет на «сторону народа». И обыватель-конформист вас не поддержит. Все будет, как в Беларуси. Или как в Венесуэле, где Мадуро уже очень давно висит на волоске, но волосок оказался очень прочным.

Ситуация окончательно стала черно-белой. И водораздел прошел по Навальному. В этой черно-белой ситуации во власти невозможен никакой «раскол». Все верхние люди — заложники обнулившегося: либо ты до гроба с Путиным, либо без него, что означает теперь — против него. Никаких признаков раскола внутри элиты доселе не наблюдалось и вряд ли мы увидим что-либо похожее в ближайшее время. Истеблишменту есть вокруг чего консолидироваться — вокруг борьбы с гражданским обществом, вокруг войны против Навального, а значит, получается, за Путина.

И в этой войне уже никто не считается со средствами. Это новая искренность: наплевать на все — на главу вторую Конституции о правах и свободах человека и гражданина, на нормы приличия и совесть, и уж тем более на мнение Запада.

У России могут возникнуть новые проблемы с Западом. Но на это здесь никто не обращает внимания, как и не собирается строить мосты между Россией и ЕС, Россией и США. Скорее, это у Запада с Россией. Сам Кремль не смущает то обстоятельство, что его собеседниками остаются лишь Лукашенко, Мадуро и еще более сложные в употреблении автократы вроде Ким Чен Ына и Эрдогана. Путину все равно — руки у него развязаны, репутацию свою он уже сжег дотла.

Для кого-то пример Навального — это освобождение от страха. Для иных — лишнее доказательство того, что нужно всерьез всего бояться. Власть рассчитывает на то, что число вторых увеличится. А со свободными от страха гражданами России и так все ясно: для них есть репрессивное законодательство.

Но с фактором Навального теперь придется жить долго. И уж в тем более в ситуации, когда его будут держать в тюрьме. Лишенный свободы, он станет существенным образом влиять на ситуацию в стране и иметь электоральный рейтинг.

Кейс Навального показал, что никакого развития в стране, так относящейся к своим гражданам, быть не может. Это не пафос и не общие слова, а политэкономические зависимости: Россия уже несколько лет тому назад достигла того уровня несвободы, когда невозможной становится модернизация ради избавления от ловушки догоняющего развития; в 2021 году Россия достигла той стадии несвободы, которая будет усугублять отставание. Не только политика, но и мораль и культура определяют экономическое развитие или экономическую недоразвитость. Налоги граждан уходят на подавление граждан — круг замкнулся.

Фото: Reuters via svoboda.org


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.