Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Катынь

«Помолимся за души убиенных...»

12.04.2010 | Светова Зоя | № 13 от 12 апреля 2010 года

Кроме официальных лиц на борту Ту-154 находилось много общественных деятелей и родственников тех, кто погиб в Катынском лесу весной 1940 года. Вот имена только некоторых из тех, кто в то страшное утро не добрался до Катынского мемориала.

45-летний Анджей Пшевозник, секретарь Совета охраны памяти борьбы и мученичества с 1992 года занимался обустройством мемориальных кладбищ в Катыни, в селе Медном под Тверью и кладбища на окраине Харькова. На этих кладбищах покоятся останки польских военнопленных, расстрелянных по приказу НКВД в 40-х годах прошлого века. По образованию Пшевозник был историком, но, став государственным чиновником, всю свою жизнь посвятил увековечиванию памяти жертв сталинских репрессий. 

48-летняя Ева Боковская летела в Катынь поклониться могиле своего деда, генерала Мечислава Сморавиньского, одного из двух польских высокопоставленных военных, расстрелянных органами НКВД.

63-летний Станислав Микке, историк, в 1995–1996 годах вместе со следователями ГВП России участвовал в эксгумации тел расстрелянных польских офицеров. Написал об этом книгу «Прощай, храбрый...»

64-летний историк Штефан Мелак, председатель Катынского комитета, первым поставил на Варшавском кладбище «Повон­зки» Крест в память о Катыни.

73-летняя Божена Лоек, председатель общественной организации «Польский катынский фонд». Ее покойный муж Ежи Лоек — выдающийся польский историк, автор книги «Катынь», которая ходила в самиздате в 80-е годы прошлого века. Для многих эта книга стала источником правды о катынском деле. Свекор Божены Лоек майор медицинской службы Леопольд Лоек был расстрелян в Катыни. «Мы много раз созванивались с Боженой в последние дни, — рассказал The New Times руководитель польской программы «Мемориала» Александр Гурьянов. — Божена говорила: «Приезжайте, вместе помолимся за души убиенных...»


Мемориальный комплекс в Катыни, 10 апреля 2010 года: сюда должен был приехать президент Лех Качиньский. Но вместо его речи на церемонии памяти расстрелянных польских офицеров прошло траурное богослужение по жертвам крушения президентского самолета


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.