#Катастрофа

От гибели «Курска» до госпереворота. Ложь длиной в 20 лет.

12.08.2020 | Борис Кузнецов*

Отказавшись от установления истины и наказания виновных, власть извлекла иной урок: сокрытие правды стало осознанной политикой. Начав со лжи о подлодке, Путин многие годы искажал и свои истинные намерения по поводу сроков правления, пишет адвокат, представлявший интересы семей погибших подводников, Борис КУЗНЕЦОВ

Первого декабря 2001 года, когда следствие еще не было завершено, генпрокурор Владимир Устинов встретился с президентом Владимиром Путиным и доложил ему о предварительных результатах. Хотя разговор происходил при закрытых дверях, мне на следующий день стало известно его содержание через приятеля, который входил в ближайшее окружение президента. Устинов рассказал, что причиной гибели корабля и экипажа были грубые нарушения Корабельного устава, приказов и инструкций ВМФ, неготовность корабля к выходу в море, а также сказал, что экипаж, никогда  ранее не стрелявшей перекисно-водородной торпедой, не мог ее даже подключить к системе контроля. Когда в 11:28 12 августа 2000 года гидроакустик тяжелого атомного ракетного крейсера «Петр Великий» зафиксировал сейсмическое событие и доложил командиру крейсера и командованию флота, то команды классифицировать взрыв не поступило, и «Курск» еще 12 часов не объявляли аварийным. Доложил Устинов и о том, что «Курск» вышел в море с отключенной системой выброса аварийного буя, доложил и о бездарно проведенной спасательной операции, об отсутствии на флоте средств спасения и о том, что подводники в 9-м отсеке жили еще несколько суток.

Не знаю, чем руководствовался Путин, возможно он не хотел демонстрировать перед всем миром, что ВМФ России находится в катастрофическом положении, а руководят им безответственные и бездарные адмиралы. Но в результате молодой (тогда) президент принял  политическое решение: никого из военных моряков к уголовной ответственности не привлекать. Но оставлять на флоте всех причастных к трагедии было нельзя, и вопрос об их увольнении был решен тогда же. На следующий день был подписан указ об отставке 12 руководителей Северного флота, включая командующего Северным флотом адмирала Вячеслава Попова и начальника штаба вице-адмирала Михаила Моцака. В указе причина увольнения сформулирована так: «за допущенные серьезные упущения в организации учебно-боевой деятельности», о виновности в гибели экипажа нет ни слова. Командующего ВМФ Владимира Куроедова президент отправил в отставку в 2005 году.

Задача следствия: не найти виновных

Следствию, которое готовилось предъявить обвинение виновным адмиралам и офицерам, пришлось развернуться на 180°, тогда и назначаются дополнительная судебно-медицинская и навигационная экспертизы. Из экспертизы,  проведенной главным судебно-медицинским экспертом министерства обороны полковником Виктором Колкутиным, следует, что 23 подводника в 9-ом отсеке прожили не более 8 часов, хотя первоначально он же не смог установить время наступления смерти. В навигационной экспертизе, проведенной бывшим в то время заместителем главного штурмана ВМФ капитаном I ранга Сергеем Козловым, утверждалось, что стуки исходили не из «Курска». Не буду описывать все грязные приемы и средства, к которым прибегли «эксперты», об этом подробно описано во втором издании моей книги «Она утонула…», которая имеется в открытом доступе в интернете. В дополнительном постановлении полковник юстиции Егиев пишет, что выводы данных экспертиз следствие во внимание не принимает, однако постановление о прекращении уголовного дела не было изменено, а виновные лица на скамью подсудимых не сели.

Я агностик, но верю в существование высшей справедливости и в то, что каждое зло наказуемо.  В отношении этих экспертов «наказание» не заставило себя долго ждать. «Эксперт» Сергей Козлов через четыре месяца после дела «Курска» стал главным штурманом ВМФ России, контр-адмиралом, а затем и начальником Военно-топографического управления Генштаба, но в 2013 году сел на скамью подсудимых за мошенничество и приговором военного суда признан виновным. 

ЦИТАТА

Выводы данных экспертиз следствие во внимание не принимает, однако постановление о прекращении уголовного дела не было изменено, а виновные лица на скамью подсудимых так и не сели

Выводы данных экспертиз следствие во внимание не принимает, однако постановление о прекращении уголовного дела не было изменено, а виновные лица на скамью подсудимых так и не сели Полковник Виктор Колкутин из главного судебно-медицинского эксперта министерства обороны вырос до главного судебно-медицинского эксперта Российской Федерации, но в декабре 2010 года был с позором изгнан с этой должности, хотя для тех злоупотреблений и хищений, которые им были допущены, тоже уместнее была бы скамья подсудимых.

Конструктивные особенности

Бывший глава ЦКБ МТ «Рубин» Игорь Спасский в книге «Курск ничего не пишет о конструктивных недостатках корабля, а маринист Владимир Шигин в книге, написанной спустя 10 лет после гибели «Курска», «полирует» руководителей ВМФ России и Северного флота, обходя, как я считаю, главные вопросы: Что случилось? Кто виноват?

Умолчание собственных ошибок — одна из разновидностей скрыть правду, урок – который так и не выучен. 

Молчит Игорь Спасский о расположении во 2-м отсеке центрального поста (поста управления), по соседству с взрывоопасным торпедным боезапасом и такими же аккумуляторными батареями. Не упоминает экс-руководитель «Рубина» и о том, что комингс-площадка аварийно-спасательного люка по сравнению с резиновым покрытием корпуса оказалась занижена на 7 см., что не дало возможности присоса АС-32 и АС-34 и спасения двадцати трех подводников в 9-м отсеке «Курска» (это могло быть ошибкой при строительстве корабля, но и в этом случае можно говорить о недостатках авторского надзора со стороны КБ «Рубин»). Неправда и то, что спасательные аппараты не могли состыковаться из-за повреждения комингс-площадки.

В 2001 году был утвержден новый Корабельный устав ВМФ России. Хотя его принятие и произошло после трагедии «Курска», но, как мне представляется, эти события связаны между собой слабо. В новом Уставе усилены нормы, касающиеся борьбы за живучесть, но гибель «Курска» связана с нарушением ранее действующего Устава. Вместо формы боевой учебы «Сбор-поход» с 10 по 13 августа с ведома руководства ВМФ России эта форма боевой учебы была заменена на проведение «Комплексной боевой подготовки» хотя такая форма не предусмотрена ни одним руководящим документом ВМФ. Вице-адмирал Валерий Рязанцев характеризовал эти учения, как «липовые». 

Если план проведение сбор-похода утверждает главком ВМФ, а, следовательно, он, и подчиненные ему службы, флагманские офицеры согласовывают все аспекты плана, проверяют готовность к учениям руководства Северного флота, плавсостава, наземных служб, готовность к учениям кораблей и судов, включая обеспеченность поисково-спасательными средствами, то для вновь изобретенного вида боевой учебы руководство ВМФ России и Главный штаб ВМФ остаются в стороне, а всю ответственность несет руководство Северного флота.

Иностранное влияние и заговор олигархов

Но, пожалуй, больше других вызывают недоумение намеки бывших руководителей ВМФ и Северного флота на причастность американских подводных лодок к гибели «Курска». Хочу напомнить, что на закрытом полигоне проводились противолодочные учения, что в составе надводных сил находилось несколько противолодочных кораблей. Если даже предположить, что американские подводные лодки находились в непосредственной близости от района учений, не говоря об их нахождении в самом районе, то чего стоит в этом случае ВМФ России? 

В ходе расследования версия о столкновении с западной подлодкой, как и многие другие, отпала, и в середине 2002 года, когда я начал ознакомление с материалами уголовного дела, представляя интересы 55 потерпевших — членов семей погибшего экипажа, осталась единственная версия, в правильности которой у меня нет сомнений. Тогда уже было ясно, что «Курск» погиб в результате возгорания после двух внутренних взрывов: окислителя и топлива перекисно-водородной торпеды 65-76 в 4-ом торпедном аппарате первого отсека, объемного пожара, который через 135 секунд привел к детонации значительной части боезапаса, не менее 10 боевых торпед.

Руководители учений обязаны были знать, что экипаж не был обучен эксплуатации этой торпеды, что торпеда хранилась ненадлежащим способом и не была пригодна для стрельбы. Разве не главком  ВМФ нес за это ответственность?
Путин неоднократно винил в гибели корабля и экипажа развал флота в 1990-е годы, обвиняя при этом олигархов. Но, как выпускник юридического факультета ЛГУ, он не может не знать, что между деянием и последствиями должны быть причинная связь. Если следствие установило, что причиной гибели является взрыв перекисно-водородной торпеды, то значит, были совершенно конкретные лица, которые дали команду «Курску» стрелять именно этой новой торпедой. Руководители учений обязаны были знать, что экипаж не был обучен эксплуатации этой торпеды, что торпеда хранилась ненадлежащим способом и не была пригодна для стрельбы. Разве не главком  ВМФ нес за это ответственность? А виноваты ли президент Ельцин и приближенные к нему олигархи Абрамович и Березовский в том, что капитан спасательного судна «Михаил Рудницкий» даже не знал о проведении учений, хотя должен был на своем судне находиться в районе учений? Виноваты ли тот же Ельцин и те же олигархи в том, что руководитель учений адмирал Вячеслав Попов, получив сообщение о взрыве в районе учений,  улетел пить водку, не дождавшись окончания учений и сообщения от «Курска»?

А в чем перед Путиным виноваты те же олигархи, если командир гидроакустической группы «Петра Великого» Андрей Лавренюк в 11:28 зафиксировал на экране локатора большое светлое пятно и хлопок, запеленговал его и доложил о взрыве на ходовой мостик и на центральный командный пункт, где находился командир корабля, руководители Северного флота, однако те не дали команды классифицировать взрыв, не потрудились взять карту с планом учения, где пеленг совпал с коридором, через который «Курск» должен был входить в район учений? Отнюдь не президент Ельцин, и не олигархи объявили корабль аварийным с задержкой на 12 часов. А кто? Вопрос риторический.

Кому спасать утопающих

При расследовании обстоятельств гибели «Курска» неоднократно отмечалось, что в России отсутствуют эффективные средства спасения экипажей аварийных подводных лодок. Прошли годы. Ссылаюсь на несомненного авторитета — главного спасателя ВМФ СССР (1974-1987) Юрия Сенатского, который в 2017 году написал: «Полвека назад ...коллеги спокойно поднимали подлодки с глубины в 200 метров в открытом море. Сейчас же учения по подъему "аварийных" ПЛ проводятся на глубинах в 50 метров. Что тут сказать?».

В этой же публикации приводится мнение Юрия Борисова: «Доля оснащенности аварийно-спасательных отрядов флотов современными судами и глубоководными аппаратами составляет 44% и к 2020 году составит 71% от потребного количеств», – отметил Юрий Борисов. Он также заявил, что строительство серии спасателей заложено в госпрограмму вооружений до 2027 года.

Очевидно, что единственным судном, более или менее оборудованным глубоководным водолазным комплексом (ГВК) является «Игорь Белоусов» на Тихоокеанском флоте, а на других флотах оборудований для декомпрессии просто нет. Второго «Игоря Белоусова» из-за санкций построить невозможно. Ели еще пару лет назад предполагалось, что серийное судно — спасатель  подводных лодок – появится в 2025 году, то сегодня условиях обвалившихся нефтяных цени и COVID-19 думаю, что и наши внуки до этого не доживут.

Единственным судном, более или менее оборудованным глубоководным водолазным комплексом (ГВК), остается «Игорь Белоусов» на Тихоокеанском флоте, а на других флотах оборудований для декомпрессии просто нет
С подачи Псковской транспортной прокуратуры должностные лица ООО «Жидиловское» оштрафованы за то, что на рыболовных судах этого предприятия отсутствовали спасательные средства. А кто должен наложить штраф на руководителей России, которые не на рыболовных судах с навесными моторами, не по Чудскому озеру, посылают военных моряков-подводников в глубины мирового океана «гонять зарвавшихся пиндосов» без средств спасения? 

Это главный невыученный урок «Курска».

Сокрытие информации и мифологизация

А что выучено? Ни одна из катастроф подобной «Курску» никогда, ни при каких условиях не будет впредь обсуждаться открыто. Все аналогичные расследования будут и уже засекречены. А в 2015 году президент подписал указ, согласно которому данные о потерях личного состава в Вооруженных силах в мирное время отнесены к сведениям, составляющим государственную тайну, хотя раньше они были доступны.

Кроме выводов официального следствия по делу о гибели экипажа «Курска» и моего адвокатского расследования, появились многочисленные публикации, интервью, документальные фильмы, книги, в которых исследуются многочисленные версии о гибели корабля и экипажа Я остановлюсь только на самых значимых.

Их можно условно разделить на три части. Первая — это вышедшие до окончания расследования уголовного дела, где многочисленные версии возникали и множились из-за недостатка информации. Морские писатели Владимир Шигин, Николай Черкашин поторопились опубликовать свои версии. Книга Роберта Мура «Время умирать» более всех приближена к действительным обстоятельствам. По этой книге снят бельгийский фильм «Курск» режиссёра Томаса Винтерберга и продюсера Люка Бессона. 

Вторая группа фильмов, книг и публикаций, появившихся после окончания расследования, — сокрытие действительных обстоятельств и виновных. Большинство тех, кто выдвигает версии об атаке «Курска» ракетами с «Петра Великого», российскими береговыми противокорабельными комплексами или «чеченским следом», не знакомы с обстоятельствами гибели корабля и экипажа, а их мотивы — желание заявить о себе, прославиться. Но и после окончания расследования ряд авторов и интервьюеров пытаются сгладить острые углы, представить события 20-летней давности как цепь случайных событий.

 Тот же Владимир Шигин выпускает в 15-летнюю годовщину еще одну, третью книгу «Гибель «Курска». Неизвестные страницы трагедии». Никаких неизвестных страниц я не обнаружил, как не нашел откровенной лжи. Но некоторые действительные обстоятельства маскируют правду. Приведу только один пример. Автор пишет: «01 час 04 минуты. «Михаил Рудницкий» отошел от причала и начал движение в район поиска. При установленной готовности к выходу в четыре часа экипаж спасательного судна управился всего за три часа тридцать минут, перекрыв все установленные нормативы». 

Действительно, спасательное судно «Михаил Рудницкий» отошел от пирса в 01:04 13 августа, но автор умалчивает, что судно в соответствии с телеграммой начальника Главного штаба ВМФ России адмирала Виктора Кравченко должно было находиться в районе учений. Не пишет Шигин, что даже формально готовность судна к выходу в море при проведении учений должна составлять 1 (один) час. А приказ о часовой готовности командир судна получил только в 20:20, спустя 8 часов 50 минут после взрыва. Не пишет он и о том, что при допросе 28 августа 2000 года командир спасательного судна, капитан II ранга Юрий Костин показал, что он слышал о запланированных учениях в августе, но точные сроки ему известны не были и никаких задач о вступлении в силы ПСО ни ему, ни экипажу не ставились. А прибыло судно к месту обнаружения «Курска» только в 11 часов и 11 минут 13 августа. 

Единственным профессиональным и честным публицистическим исследованием, как я считаю, стала книга вице-адмирала Валерия Рязанцева «В кильватерном строю за смертью. Почему погиб «Курск». Рязанцев участвовал в деле «Курска» в качестве эксперта, у него была возможность знакомиться с некоторыми материалами уголовного дела, не со всеми, к сожалению. У меня есть свое, отличное от Рязанцева, мнение в отношении сроков жизни 23 моряков и причиной детонации части боезапаса, но что касается готовности корабля и экипажа, то и экспертиза, и книга честны и объективны.

Фильм как спецоперация ФСБ

В 2005 году мне позвонили от имени съемочной группы французского режиссера Жана-Мишеля Карре и попросили об интервью к документальному фильму о гибели «Курска». К этому времени я хорошо был знаком с материалами дела и выводами следствия. В интервью я изложил свое видение причин гибели корабля и экипажа, указав на противоречия и претензии, которые у меня были к следствию, и мотивы, по которым я от имени потерпевших ставил вопрос о продолжении расследования. В 2007 году в Сахаровском центре я был на просмотре этого фильма, получившего название «Подводная лодка в мутной воде», и обнаружил, что возрожден полностью протухший миф одной из первоначальных версий – «Курск» потопили американцы. Путин был представлен миротворцем, предотвратившим III мировую войну, получившим от США 10 миллиардов долларов, а поводом для атаки «Курска» американской торпедой МК-48, по версии авторов фильма, послужил срыв испытаний торпеды-ракеты «Шквал», которую якобы Россия собиралась продать Китаю. Из моего интервью в фильме осталось только несколько общих фраз. Этот фильм и сейчас присутствует в открытом доступе в интернете с пометкой «Запрещенный к показу в РФ», хотя еще в июне 2007 года он был показан в Государственной Думе.

Не вызывает сомнения, что этот фильм — «активное мероприятие» ФСБ России. Достаточно того, что в фильме демонстрируются кадры скрытой съемки ФСБ передачи профессором Анатолием Бабкиным чертежей торпеды-ракеты «Шквал» американскому разведчику Эдмонду Поупу в гостинице. Сама съемка, как и весь процесс по делу Поупа, был засекречен, получить эти кадры, на которых стоят технические отметки «Images KGB 1998), можно только на Лубянке. Заслуживает внимание и кадры интервью самого Поупа, который рассказывает, из-за чего американцы утопили «Курск». Поуп был арестован в апреле 2000 году, суд на ним начался в конце июля того же года за две недели до катастрофы, а Поуп все это время содержался в следственном изоляторе Лефортово. Источник его информирования вопросов вызывать не может. Не может возникнуть вопрос и об источниках финансирования съемок этого фильма – бюджет России.

После этого фильма появляется несколько его ремейков, где повторяется тот же идиотизм американской версии.

Главная спецоперация Путина

Вернемся к сегодняшнему дню. Путин начал лгать с «Курска», а заканчивает Конституцией Российской Федерации. Еще в 2001 году он заявил: «А ревизия норм [Конституции] продиктованная политической конъюнктурой, – прямой путь к кризису власти и к расшатыванию органов власти. К опасным государственным конфликтам. В этой связи хотел бы еще раз подчеркнуть: вопрос о поправках, ведущих к принципиально новой Конституции в нашей стране, на повестке дня не стоит». О том же он говорил в 2003-м, 2007-м, 2013-м, 2018-м годах.

Но в итоге Конституция разрушается, Путин пошел по пути установления диктатуры и личной власти, он поддержал «инициативу» об обнулении его президентского срока, продолжая говорить о недопустимости занятия должности президента более двух сроков. Путин организует проведение спецоперации, которая предусматривает принятие неких поправок в Конституцию, некоторые их которых дублируют уже существующие нормы, другие не имеют ничего общего с нормами конституционного права, создавая таким образом дымовую завесу главной поправке – возможности осуществлять правление до 2036 года. 

Главный урок, который остался невыученным, – это приоритет любых интересов: государственных, политических, властных и всех других по отношению к человеку, к личности, к его главному праву – праву на жизнь.
Если дымовая завеса — вид маскировки, с применением дыма , напускаемыго на поле боя с целью скрыть маневр и передвижение войск или кораблей, то нынешняя власть использует в качестве «дымовой завесы» квасной патриотизм, раздуваемый милитаризм, ненависть к полякам, украинцам, американцам – для сокрытия фантастического воровства, при котором олигархи эпохи Ельцина – просто нищие. При том, что в стране, которая занимает первое место по добычи газа, 30% населения – не имеет в домах газа, а около 22,6% не имеет центральной канализации, хотя только за экспорт нефти и газа Россией получены триллионы долларов, из которых сотни миллиардов уведены за границу.

Если действия Путина, который укрывал виновных по делу «Курска», могли быть квалифицированы, как преступление против правосудия и злоупотребление должностными полномочиями, то совокупность действий, совершенных в обход Конституции и законов Российской Федерации, можно квалифицировать, как насильственный захват и удержание власти. 

Главный урок, который остался невыученным, – это приоритет любых интересов: государственных, политических, властных и всех других по отношению к человеку, к личности, к его главному праву – праву на жизнь.

На вопрос – ДОКОЛЕ население России будут дурачить? – у меня ответ есть, а ДОКОЛЕ граждане России будут это терпеть, я не знаю.

О других аспектах трагедии читайте также в опубликованной в The New Times в 2017 году статье Бориса Кузнецова «Невыученные уроки Курска».


* Борис Кузнецов — российский адвокат, защищавший интересы членов 55 семей подводников, погибших на подводной лодке «Курск», автор книги «Она утонула. Правда о «Курске», которую скрыл генпрокурор Устинов». После того как в 2007 году в России против Кузнецова возбудили уголовное дело по обвинению в разглашении государственной тайны, получил политическое убежище в США


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.