Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Катынь

#Суд и тюрьма

Катынский рок

12.04.2010 | Юнанов Борис | № 13 от 12 апреля 2010 года


154-04-01.jpg



Все под Богом ходим и летаем — случалось, разбивались и президенты: в Боливии, Эквадоре, Пакистане, Мозамбике, Бурунди... В 2004 году в авиакатастрофе погиб президент Македонии Борис Трайковский. Но все эти катастрофы несопоставимы по масштабам с нынешней. Вместе с президентской четой Польша в одночасье лишилась своей государственной элиты — нескольких десятков официальных лиц из высшего эшелона власти, принимающих важные решения в государстве, отвечающих за оборону и нацбезопасность. Среди погибших — начальник президентской канцелярии Владислав Стасяк, госсекретарь в канцелярии президента и его заместитель — Павел Выпых и Мариуш Хандзлик, глава Бюро нацбезопасности Александр Щигло, замминистра иностранных дел Анджей Кремер, начальник генштаба Войска Польского Франчишек Гонгор, главкомы сухопутных войск, ВВС и ВМФ, войск спецназначения – Тадеуш Бук, Анджей Бласик, Анджей Карвета и Влодзимеж Потасиньский, командующий варшавским гарнизоном Казимеж Гиларский... В Катынь летели капелланы в Польской Армии от трех основных христианских конфессий — Тадеуш Плоский, Адам Пилх, Мирон Ходаковский. Таких единовременных потерь среди политической элиты одной страны послевоенный мир не помнит.

Траур за трауром

Мероприятия в память о жертвах катынского расстрела организовывал польский Совет охраны памяти борьбы и мученичества (ROPWiM). Всего ожидалось 800 гостей. Из них 400 (включая около 300 детей и внуков расстрелянных польских офицеров) отправили в Катынь специальным поездом еще утром 9 апреля другие польские общественные организации — Ассоциация сибирских ссыльных, Варшавские семьи погибших в Катыни, Федерация семей Катыни. Во время церемонии на польском военном кладбище в Катыни представители семей должны были передать президенту Качиньскому урну с землей из леса, в котором были расстреляны польские офицеры. После мероприятий в Катыни президент должен был отправиться в Смоленск — вручить там государственные награды Польши деятелям российского «Мемориала». Его глава Арсений Рогинский уже нашел точные слова для трагедии 10 апреля: «Катынь — это какой-то трагический рок для поляков». Траур воплотился в новый траур.
Польский премьер Дональд Туск побывал в Катыни вместе со своим российским коллегой Владимиром Путиным 7 апреля. Качиньский предпочел посетить могилы особняком. «Надеюсь, визу мне дадут», — съязвил он, объявляя о своем решении в начале марта. У Качиньского, чья партия «Закон и справедливость» находится в оппозиции, были сложные отношения и с Туском, его основным внутриполитическим соперником, представляющим правящую партию «Гражданская платформа», и еще более сложные — с Россией, которую он жестко критиковал, и с Владимиром Путиным, которому он не верил и не доверял: но именно премьер Путин сейчас возглавил государственную комиссию по расследованию причин катастрофы. Это Качиньский еще в бытность мэром Варшавы поддержал инициативу по присвоению одной из столичных площадей имени Джохара Дудаева. Он предложил ЕС ввести санкции против Москвы за эмбарго на ввоз польского мяса. По его инициативе Польша 4 года назад наложила вето на начало переговоров по новому двустороннему соглашению между Брюсселем и Москвой. С октября 2005 года, когда он стал президентом, Качиньский ни разу не встретился с российскими руководителями, а в России побывал лишь однажды, в 2007 году, опять же — в Катыни.

Польша плачет

О катастрофе 10 апреля Дональду Туску сообщил глава польского МИДа Радослав Сикорский. Буквально через час после падения президентского самолета он появился в эфире телеканала TVN24, который вел прямую трансляцию с катынской церемонии, где уже все было готово к приему президента Польши и сопровождающих его лиц. Ошарашенная телеведущая спросила Сикорского, знает ли уже о случившемся премьер. «Моей страшной тяжелой обязанностью было проинформировать об этом премьера, спикера Сейма и Ярослава Качиньского (брата-близнеца президента Польши. — The New Times). Так же как и вы, премьер плакал», — сказал Сикорский, обращаясь к журналистке, которая вела прямой эфир.
В Польше объявлен недельный траур. Но рана не зарубцуется еще долго. «В Катыни Польше уже дважды отсекли голову: и в первый раз здесь погибла наша элита, и во второй», — сказал 10 апреля в эфире TVN24 экс-президент Польши Лех Валенса.
В Польше нет института вице-президента. Согласно Конституции, исполнять обязанности главы государства до внеочередных президентских выборов будет маршал Сейма (аналог российского спикера Думы) Бронислав Коморовский. Тот самый, кто вплоть до 10 апреля рассматривался как главный фаворит и главный соперник Качиньского на осенних президентских выборах. Он из той же партии, что и премьер Туск, и до последнего времени уверенно лидировал — с 38% против 21% у Качиньского — в рейтингах. Но субботняя катастрофа опрокинула весь предвыборный расклад. Обезглавленная партия «Закон и справедливость», как ни кощунственно это звучит, может теперь отвоевать часть утерянных политических позиций, став объектом массового сочувствия.

Борт по средствам

Почему случилась катастрофа? Погода? Техника? Человеческий фактор? За полчаса до президентского самолета на аэродроме Северный должен был приземлиться военный Ил-76 из Москвы — машиной управлял пилот из Смоленска, хорошо знакомый с местными условиями. Он дважды заходил на посадку, но в конце концов повернул назад во Внуково. Почему же президентский лайнер так настойчиво — четырежды! — заводили на посадку в условиях густого тумана, хотя можно было спокойно сесть и в Минске, и в Витебске, и даже в Москве? Возможно, такого поворота событий не желал больше всего Качиньский — пережидать непогоду в недружественных ему столицах, где по протоколу он должен быть встречен местным руководством. К тому же президентские лайнеры, как правило, пилотируются лучшими из лучших: за штурвалом «Тушки» Качиньского были военные летчики из элитного 36-го полка польских ВВС. К тому же борт очень ждали в Катыни…
С тех пор как канули в Лету времена ПНР и ПОРП и в Польше наладился нормальный выборный цикл, польская элита начала учиться жить по средствам. В России, например, многих удивил уже тот факт, что президент Польши летал на Ту-154, пусть и в VIP-исполнении. Дискуссия о покупке новых самолетов для руководства страны идет в Польше уже давно. Но польское общество привыкло считать каждый злотый, а особенно те деньги, которые польские чиновники тратят на обеспечение собственных нужд. Кризис и рецессия только усилили эту бдительность.

После катастрофы

Катынь, несправедливые для Польши итоги Второй мировой войны и проблема газопровода «Северный поток» — в этом покойный президент видел три главных камня преткновения для развития отношений с Москвой. Он искренне считал, что нынешнее российское руководство устранить эти камни не захочет. У премьера Туска другое видение ситуации. Да и в трагедии 10 апреля он увидел совсем другой знак: Польша и Россия должны помириться раз и навсегда.

Президент России Дмитрий Медведев в связи с катастрофой объявил 12 апреля днем общероссийского траура. 10 апреля, в день катастрофы, Владимир Путин и Дональд Туск снова встретились в Смоленске. Трагедия Катыни много десятилетий разделяла Россию и Польшу. Хотелось бы надеяться, что она же их теперь примирит.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.