#Политика

Пожизненные сенаторы и пензенские приговоры

16.02.2020 | Федор Крашенинников

Пожизненное сенаторство — обратная сторона приговоров по делу «Сети»*. Правящий клан столбит за собой будущее: приговариваем к 18 годам, рассчитывая править следующие 18 лет. Но отмена безумных законов и приговоров не за горами, уверен политолог Федор Крашенинников

Фёдор Крашенинников.
Поток странных, возмутительных и просто глупых инициатив по поводу изменения Конституции не прекращается, и в ответ все несутся и несутся возгласы изумления: да как же так! Да что же это такое! Возникает любопытный эффект: обе стороны ведут себя так, будто на наших глазах пишется нечто действительно важное, закон на века и тысячелетия, по которому потом будут обязаны жить поколения людей.

Извините, но с чего бы вдруг?

Пожизненные фантазии

Идет горячее обсуждение идеи о пожизненном сенаторстве. Мало того, что у нас и сейчас Совет Федерации состоит из людей, которых туда назначили по согласованию с администрацией президента региональные власти (то есть все эти люди именно президентским аппаратом и выбраны, и назначены). Мало того, что и сейчас президент имеет право назначить сенаторов напрямую. Предлагается, что часть так называемых сенаторов будут еще и пожизненными.

Эта идея почему-то многих возмутила, хотя существование Совета Федерации в нынешнем виде должно было бы возмущать радеющего за судьбы Отечества наблюдателя само по себе, без всяких дополнительных поводов. Изначально этот орган планировался как представительство обладающих широким кругом полномочий регионов в федеральном парламенте, а в итоге получилась шикарная богадельня для оставивших должность губернаторов, чиновников, силовиков и просто нужных власти людей, которых она не придумала куда пристроить или решила символически поощрить.

Из Совета Федерации получилась шикарная богадельня для оставивших должность губернаторов, чиновников, силовиков и просто нужных власти людей, которых она не придумала куда пристроить или решила поощрить

Но давайте все-таки поговорим про пожизненных сенаторов. Перенесемся в будущее. С учетом современной медицины и хорошего здоровья многих потенциальных пожизненных назначенцев мы должны представить, что назначенные пожизненными сенаторами персонажи будут там находиться и через 20, и через 40 лет.

Неужели есть люди, которые серьезно полагают, что какой-нибудь условный Клишас через 30–40 лет будет заседать во все еще действующем Совете Федерации на основании того, что его туда назначил некий Путин?

Представляется диалог еще не родившихся журналистов будущего:

— Кто этот мощный старик?

— Ты что, это же Клишас!

— А кто он? От какого региона?

— Его же Путин пожизненно назначил — вот он и сидит!

— А этот спящий дедуля рядом?

— Да это же бывший президент! Медведин или Мишустев, что-то такое…

— Фантастика!

— Это что, я еще самого Путина застал — вон там сидел, рядом с Памфиловой!

Истоки правового нигилизма

Первое, что приходит в голову — это фантазийность самой ситуации, что через 40 лет Совет Федерации все так же будет существовать, будет так же собираться и работать в соответствии с конституцией, которая правится на наших глазах.

40 лет назад, в 1980 году, в Москве работали такие влиятельные и престижные органы власти, как ЦК КПСС со своим Политбюро, Верховный Совет СССР и его постоянно действующий Президиум, Совет Министров СССР и даже Верховный Совет Российской Советской Федеративной Социалистической Республики — было и такое образование, если кто помнит.

Всех этих органов, как и нормативной базы, согласно которой они действовали, больше нет, хотя многие их члены все еще живы. К сожалению, ветераны советской власти получают совершенно несуразные их вредительскому вкладу в экономику и политику России пенсии, но все-таки никакого советского органа, где назначенные Брежневым депутаты заседали бы и издавали обязательные к исполнению законы, не существует.

Правовой нигилизм — это в 21 веке относиться к творчеству сборища трусливых подхалимов как к актам полноценного парламента

И в истории России это не исключение, а скорее правило. В дореволюционной России были целые сословия людей, которые по всем законам имели пожизненные и наследственные привилегии, посты, титулы и звания — но в силу ряда общеизвестных причин весьма странно было бы представить себе какого-нибудь царского сенатора, генерала или потомственного дворянина, явившегося в условном 1947 году в советскую организацию с требованием выдать ему пост или содержание, гарантированные царскими законами.

Можно, конечно, списать это на якобы присущий нашему народу правовой нигилизм. Но чего бы испытывать пиетет перед советскими законами, зная, как на самом деле они принимались и исполнялись? Правовой нигилизм — это в 21 веке относиться к творчеству сборища трусливых подхалимов как к актам полноценного парламента, а к срочно переписанной ими конституции — как к чему-то священному и обязательному к исполнению во веки веков.

Безумные сроки

Очень может быть, что сами нынешние политики, срочно рожающие удобную Путину конституцию, так и видят будущее в своих сладких снах: идут года — а они сидят в центре политической системы, на придуманных ими же высоких постах, защищенные ими же написанными законами, исправно пользующиеся ими же гарантированными себе привилегиями. Но почему-то кажется, что только самые глупые или утратившие связь с реальностью путинские политики действительно верят, что проштампованные ими законы и срочно принимаемые конституции — это прямо вот на века.

Все эти всхлипы про пожизненное сенаторство — обратная сторона безумных пензенских приговоров. Отправить человека, от действий которого никто не пострадал, на 18 лет в колонию строгого режима, только потому что какие-то непонятные люди, назначенные клерками администрации президента изображать депутатов, приняли закон, по которому так можно делать — это еще и попытка застолбить за собой будущее: мы приговариваем человека к 18 годам тюрьмы, потому что хотим, чтоб следующие 18 лет в России продолжали править мы, действовали наши изуверские законы, заседали бессовестные трибуналы, а клишасы и крашенинниковы продолжали извращать закон, право и справедливость в интересах своего боготворимого и несменяемого вождя.

Срочно перелицованная под сиюминутные хотелки Путина конституция будет иметь какое-то значение только до тех пор, пока Путин же сможет удерживать власть в своих руках

То, что вся архитектура власти выстраивается под одного конкретного (и вовсе не такого молодого, как ему самому кажется) человека значит только одно: она вся сгинет вместе с ним. Чего в России стоят гарантии, выданные теми, кто перестал быть властью, знает каждый — ничего.

В каком-то смысле вся эта стремительная порча и без того недееспособной конституции 1993 года даже и к лучшему. В неизбежном будущем, в котором несправедливые приговоры, в том числе и по делу «Сети*», будут отменены, а все причастные к их фабрикации погононосители лишены чинов, наград, пенсий и осуждены, все эти госсоветы и сенаты и изданные ими акты можно будет со спокойной совестью упразднить, как издержки многолетней автократии и плоды узурпации власти группой лиц.

Не будет никаких пожизненных сенаторов, и Дмитрий Пчелинцев не просидит в колонии строгого режима 18 лет. Срочно перелицованная под сиюминутные хотелки Путина конституция будет иметь какое-то значение только до тех пор, пока Путин же сможет удерживать власть в своих руках. Но когда (не если, а именно когда) его хватка неизбежно ослабнет, все эти фантазии придворных подхалимов не только можно, но и нужно будет немедленно признать ничтожными в правовом и всех других смыслах.

* «Сеть» — сообщество признано террористическим и запрещено на территории России.

Фото: rg.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.