#Политика

Наследство Владислава Юрьевича

27.01.2020 | Иван Давыдов

От разжалованного «придворного интеллектуала» Владислава Суркова нам остается серьезное, тяжелое, кровью измазанное наследство, считает публицист Иван Давыдов: дискредитированные политические институты, мертвый узел в Донбассе, адская госпропаганда

Иван Давыдов.
«Насмешливое молчание судьбы, воспетое Натаном Дубовицким, распорядилось так, что главный персонаж блистательной эпохи околонулевых покинул госслужбу в день сорокапятилетия главного певца той же эпохи», — написала в своем твиттере глава RT Маргарита Симоньян после появления первых слухов об отставке Владислава Суркова. Телеграм- и твиттер-творчество Симоньян — важный источник знаний о жизни, вкусах и взглядах на мир высшего эшелона кремлевской информобслуги: в своих восторженных записях о «Начальнике» (так — и непременно с большой буквы — у нее обозначается Владимир Путин) и соратниках «Начальника» она часто проговаривается и выдает характеристики совершенно убийственные.

Неискушенному человеку, пожалуй, нужен переводчик, чтобы понять, о чем Симоньян говорит. Что ж: Натан Дубовицкий — это псевдоним Суркова-романиста, «главный персонаж блистательной эпохи околонулевых» — это сам Сурков («Околонуля» — название одного из романов Дубовицкого). А вот «главный певец эпохи» — вы не поверите — это ресторатор-графоман Сергей Минаев.

С переводом проще, комментарий будет чуть ниже, а пока давайте поговорим о самой отставке.

Потерявшееся письмо

Сомнений в том, что дела у Суркова — очень так себе, не осталось, когда вышла его статья «Долгое государство Путина». Очень уж жалостно все это выглядело. Автор — человек, которого принято было в свое время считать «главным интеллектуалом Кремля». Текст — что-то вроде открытого письма «Начальнику», вопль о помощи, попытка напомнить о себе. Кое-как замаскированная ссылками на Барнума и Клисфена лесть. Суть можно изложить в паре предложений: у них там — глубинное государство, у нас тут — глубинный народ, о котором внятно сказать можно только одно — он любит вождя и живет с вождем в удивительной гармонии. Поэтому давайте будем изучать путинизм — идеологию будущего для всей планеты! Идеологию будущего и «глобальный лайфхак» — как-то так, кажется, бывший главный интеллектуал выражался.

Неофициальная должность главного интеллектуала упразднена за ненадобностью: главный интеллектуал теперь сам Путин — пишет статью про начало Второй мировой, читает лекции главам соседних государств да громит клеветников России

Во-первых, статья вышла в «Независимой газете» (так и выяснилось, что «Независимая газета» до сих пор зачем-то существует). То есть ни в какие заметные издания из числа государственных или провластных ее просто не взяли. Во-вторых, текст активно обсуждали оппозиционно настроенные политологи и журналисты и практически не заметили государственные пропагандисты. У этих — знания и нюх, они отлично понимали, что в списках по-настоящему влиятельных людей Суркова почти уже нет, масштаб его значимости — «околонуля».

«Начальник» вопля не услышал, вокруг хватает лизоблюдов, которые выражаются проще и доходчивей, неофициальная должность главного интеллектуала упразднена за ненадобностью: главный интеллектуал теперь сам Путин — пишет статью про начало Второй мировой, читает лекции главам соседних государств да громит клеветников России в публичных речах. Истолкователи ему не нужны, да и вообще, похоже, никто не нужен: он искренне уверовал, что с любыми задачами может справиться сам.

Но если честно, карьерные проблемы Суркова не особенно должны занимать наше воображение. Полезнее вспомнить о его карьерных достижениях — все-таки внутренней политикой человек успел порулить при всех правивших в России президентах.

Великое наследие

Столько, кажется, всего было! Заполняют площади члены движения «Наши», масштабная Света из Иваново бьет в гигантский барабан, а изящная Катя Муму совращает легкомысленных оппозиционеров в знаменитой некогда квартире в Орликовом переулке… Один несомненный и выдающийся талант у Суркова точно был — очень ловко он научился продавать Путину выдуманные страхи и потом осваивать выделенные на борьбу с этими страхами бюджеты. С конца 2004-го Кремль с подачи Суркова ждал русского Майдана и готовился его победить. Кстати, до сих пор ждет, так и не смог никто у них там придумать страшилку поэффективнее и посвежее. Может быть, это аргумент в защиту тезиса о том, что Сурков — главный околовластный интеллектуал, а может быть — грустная правда о мыслительных способностях прочих придворных. Хотя, конечно, одно другого не исключает.

Зато навсегда с нами — российская партийная система, одним из главных архитекторов которой Суркова принято небезосновательно считать. Фиктивные выборы, на которых бьются между собой фиктивные партии. Дискредитированные политические институты

Столько было пены, столько шума, бурлила вся эта накипь, и ничего не осталось. На виду — только Кристина Потупчик, раздающая корм прокремлевским «блогерам за еду» и отвечающая нынче за формирование в социальных сетях образа «путинизма с человеческим лицом». Все прочие птенцы гнезда Суркова растворились без следа, исчезли в снегах России, теперь вот — его очередь.

Зато навсегда с нами — российская партийная система, одним из главных архитекторов которой Суркова принято небезосновательно считать. Фиктивные выборы, на которых бьются между собой фиктивные партии. Дискредитированные политические институты. Грубо сколоченные декорации там, где должен быть работающий парламент. И возможность для Кремля штамповать любые законы. Да вон хоть — как теперь выясняется — даже и Конституцию переписать, если появится в голове у «Начальника» такая идея.

Это, между прочим, одна из самых больших бомб, которые нынешний режим заложил под российское будущее. И Сурков вместе с прочими подрывниками над конструкцией этой бомбы немало поработал. Заслуга так заслуга, не будем про это забывать.

И конечно, навсегда с нами — мертвый узел на востоке Украины. «Самопровозглашенные республики», жизнь и деятельность которых курировал Сурков в течение последних лет. В гибридном, кстати, режиме, в стиле «нас там нет»: формально имея должность, никак к украинским делам не относящуюся.

У этой катастрофы много отцов, и не только Сурков, разумеется, предложил к ней руку. Но ведь и он тоже, а это вам не фальшивая Дума. Это кровь и смерть. Сейчас причины его отставки связывают с провалом «проекта Новороссия», и робкие надежды высказывают, что теперь Украина и Россия придут к какому-нибудь компромиссу, что безумие это закончится. Увы, не получается представить, как изжить последствия такой травмы. Куда исчезнет ненависть, насаждавшаяся пропагандой, которой хватает и в России, и в Донецке, и в Киеве. Как восстановить отношения между соседями, так ловко изувеченные.

И да, кстати, в строительстве адской машинки российской государственной пропаганды Сурков ведь тоже принимал прямое участие. По-настоящему, конечно, процвело это уродливое растение уже после того, как Сурков перестал рулить российской внутренней политикой. Но начиналось все еще при нем.

Правильный акцент

Выше был обещан комментарий к твиту Маргариты Симоньян, так вот. Обратите внимание, что Суркова — который еще совсем недавно числился в «главных интеллектуалах» и «серых кардиналах», — она называет всего лишь «главным персонажем» закончившейся эпохи. В московских политических гостиных знают толк в тонких нюансах: «персонаж», пусть и главный — это что-то несамостоятельное, выдуманное, что-то такое, чего почти нет или вовсе нет. А «главным певцом» эпохи оказывается, прости господи, Сергей Минаев.

Он теперь, по заявлению одного из ближайших соратников, месяц собирается медитировать, чтобы успокоить встревоженную душу. А нам годами жить среди его архитектурно-политических шедевров, любуясь и на картонный парламент, и на настоящую войну

Так уж принято в этих кругах: бывшее начальство сдают и забывают с легкостью. Иногда даже не без некоторого изящества. Симоньян не только над политиком Сурковым поиздевалась (из лучших, разумеется, побуждений и помимо собственного желания, так уж у нее принято, за то и ценим), но еще и писателя Дубовицкого по носу щелкнула.

А ведь есть такое ощущение, что писатель Дубовицкий твердо верит в собственную исключительную гениальность.

Оно и не жалко, конечно, ни писателя, ни политика, другое печально — очень уж серьезное, тяжелое, местами даже кровью измазанное наследство нам от разжалованного интеллектуала остается. Он теперь, по заявлению одного из ближайших соратников, месяц собирается медитировать, чтобы успокоить встревоженную душу.

А нам годами жить среди его архитектурно-политических шедевров, любуясь и на картонный парламент, и на настоящую войну.

Об истории Владислава Суркова и его восхождения на высшие роли в российском государстве The New Times подробно писал здесь

Фото: openmedia.io


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.