#Политика

Путинская Конституция

20.01.2020 | Андрей Колесников

Разрушая основы конституционного строя, Путин окончательно избавляется от наследия Ельцина и формулирует Основной закон сохранения бедности в России за счет превращения социальных подачек в конституционные нормы, считает публицист Андрей Колесников

Андрей Колесников.
Казалось бы, какая Путину разница, что записано в Конституции.

Во-первых, ее игнорируют все ветви власти, принимая репрессивное законодательство и нарушая в ходе административных и уголовных процессов статьи главы второй Основного закона о правах и свободах человека и гражданина.

Во-вторых, российские граждане, в массе свой Конституцию не читавшие, не считают ее правовым актом, имеющим хотя бы какое-то отношение к реальной жизни (давняя традиция, восходящая к сталинской и брежневской Конституциям).

В-третьих, в имитацию демократии в виде косметического расширения полномочий парламента все равно никто не верит: есть Путин, как он скажет, так и будет, любые правовые конструкции, орнаментирующие жесткий российский авторитаризм, существуют лишь для того, чтобы их обходить.

Однако Путину важно подготовить институциональную инфраструктуру транзита, и ясность с архитектурными излишествами этой инфраструктуры появится только после того, как видные «правоведы» типа Клишаса конкретизируют с точки зрения юридической техники абстрактные замыслы Кремля.

Кроме того, столь хитроумное подтачивание конституционных основ символическим образом означает окончательное прощание с эпохой Ельцина. Вместо ельцинской Конституции теперь будет путинская, до того услужливо подправленная Медведевым для Путина (норма о шестилетнем президентском сроке).

Отец-основатель Клишас

Конституционный переворот совершен с особым цинизмом. Заранее объявляется о том, что собственно конституционных процедур при правке Конституции никто соблюдать не собирается. Будет какое-то всенародное голосование с непонятным статусом, в большей степени напоминающее социологическое исследование с коряво сформулированными вопросами.

Конституцию правит не нормальная Конституционная комиссия, состоящая из серьезных людей, а какое-то подобие расширенной «общественной палаты», которая не представляет никого, кроме Кремля.

Казаки с Прилепиным наперевес — это скорее рейнджеры, чем отцы-основатели типа Франклина или Гамильтона. Верх цинизма: сенатор Клишас, собаковод и ценитель дорогих часов, автор законов, которые по содержанию проходят по категории «тоталитарное право», будет у нас главным конституционалистом.

Конституционный переворот совершен с особым цинизмом. Заранее объявляется о том, что собственно конституционных процедур при правке Конституции никто соблюдать не собирается. Будет какое-то всенародное голосование с непонятным статусом

Такого не позволяли себе советские вожди. В 1990-е, которые маркированы как «лихие», над правовой системой новой России работали лучшие, самые респектабельные и уважаемые юристы. По сравнению с правоведами уровня, например, Сергея Сергеевича Алексеева или Бориса Андреевича Золотухина нынешние «отцы-основатели» — шпана и портфеленосцы из обслуги государственных мафиози.

Путинская Россия — страна имитаций. Имитационные законы. Имитационные юристы. Имитационное общество, выращенное в кремлевской пробирке. Имитационная народная поддержка.

Столь же имитационной была, допустим, и брежневская Конституция 1977 года. Но надо признать, что это был первоклассный юридический продукт. И уж если имитировалась народная поддержка, так на полную проектную мощность: сообщалось, что в секретариате Конституционной комиссии было учтено и рассмотрено около 400 тысяч поправок и дополнений, из них свыше 73 тысяч не совпадали по своему содержанию.

Ну хотя бы машина работала… Нынешняя же «рабочая группа» — это всего лишь отражение корпоративистского характера путинского государства: каждую социальную страту представляет свой «общественник».

Иждивенцы, вперед!

Чем больше юристов у власти и при власти, тем в меньшей степени нормотворчество и правоприменение соответствуют духу права. А положения Конституции — мельчают.

Патерналистский характер государства как большой кормушки с целью покупки политической лояльности социально незащищенных слоев — важнейший инструмент для удержания бедного населения в узде. На встрече с «рабочей группой» Путин сказал: «Считаю важным обозначить в Конституции положение о том, что минимальный размер оплаты труда в России не может быть меньше прожиточного минимума. Да, у нас уже в законах это прописано, но одно дело — в законах, а другое дело — в Основном законе, в Конституции… Правительство обязано будет индексировать пенсии, или это будет нарушение Конституции со всеми вытекающими отсюда последствиями и возможностью президента реагировать на это нарушение Конституции в отношении всех должностных лиц, в отношении которых у него будет право в том числе отстранять от должности».

Как все это — экономически — сочетается с тем, что в России и так разного рода социальными выплатами, по данным Лилии Овчаровой из ВШЭ, пользуется 65 процентов населения, а доля социальных выплат в доходах граждан далеко превзошла доходы от предпринимательства и собственности и достигла советских величин? Вместо того чтобы инвестировать в человеческий капитал, образование, здравоохранение, давать возможность людям самостоятельно зарабатывать и копить в условиях свободной рыночной экономики, государство воспитывает в населении психологию иждивенчества и хронической бедности.

Остается только бесплатную бутылку водки в День чекиста превратить в конституционную норму. А в день рождения русского елбасы — выдавать всем батон колбасы.

Главное, такие люди не будут спрашивать, на какие цели ушли их налоги в ситуации, когда согласно бюджетным проектировкам на 2020 год 17 процентов расходов федерального бюджета являются секретными. Живущий на пособия и индексации не станет спрашивать у государства, почему его налоги приобрели форму автомата Калашникова в шершавых ладонях головореза из армии Вагнера, воюющего в Ливии.

Остается только бесплатную бутылку водки в День чекиста превратить в конституционную норму. А в день рождения русского елбасы — выдавать всем батон колбасы

«Нет налогообложения без представительства» — это не про нас. Про нас — это налогообложение без представительства. Забрать деньги из экономики, чтобы на них же купить лояльность податного населения — это по-нашему.

И Конституция по Путину должна закрепить эту патерналистско-иждивенческую модель.

Демократия: запрещенный препарат

Наши руководящие и направляющие силы вооружили оппозицию новой темой. Ей снова есть что защищать — последний редут когда-то демократической России, ее Конституцию. Да, это Конституция президентской республики, но если бы ее положения не игнорировались, Россия оставалась бы демократией. Проблема не в Основном законе, а в том, как его игнорируют, перевирают, действуют в противоречии с ним.

Авторитаризм вошел в России в пиковую стадию. В стадию выживания и распространения политических раковых клеток по всему государственному организму

Когда муниципальный депутат Юлия Галямина в полном соответствии с ельцинской Конституцией предложила выйти на улицы в ее защиту, к ней пришла полиция. Применение Основного закона РФ, чьи статьи имеют прямое действие, жестко карается и подавляется авторитарным режимом.

Авторитаризм вошел в России в пиковую стадию. В стадию выживания и распространения политических раковых клеток по всему государственному организму. Тут, пожалуй, даже цифровизация по Мишустину не поможет.

Оцифровать болезнь — не значит победить ее. Существует одно волшебное лекарство — демократия. Но у нас оно запрещено к употреблению как наркотический импортный препарат.

Фото: neskaties.lv


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.