#Протест

Новые точки кипения: Элиста, Якутск, Улан-Удэ

28.10.2019 | Леонид Мойжес

Едва протест затих в Москве, как волнения начались в далеких от нее республиках. В Бурятии и Калмыкии протестуют в связи с кадровой политикой Кремля, в Якутии — в поддержку шамана Габышева. Лояльность вышла из моды, отмечают эксперты NT
На митинге против назначения и.о. главы администрации города Дмитрия Трапезникова
В столице Калмыкии Элисте в воскресенье прошел второй за октябрь многотысячный митинг (при населении в городе 100 тыс. человек). Причиной протеста стало принятое под давлением Москвы решение городского собрания Элисты сделать новым мэром города бывшего руководителя самопровозглашенной ДНР Дмитрия Трапезникова (считающегося протеже Владислава Суркова), ранее не занимавшего никаких должностей в регионе. В Бурятии митингуют против нечестных, по мнению жителей, итогов выборов мэра Улан-Удэ. В Якутии под лозунгами «Я/мы шаман» и «Нет карательной психиатрии» выходят на улицы сторонники шамана Александра Габышева, который собирался дойти до Москвы, чтобы «изгнать Путина», но был задержан и подвергнут принудительному медицинскому обследованию.

Есть ли у этих протестов общие корни, и чем они могут обернуться? На вопросы NT отвечают известные политологи.

Алексей Макаркин: Эти протесты различаются по своему смыслу. В Якутии они вообще достаточно незначительны, потому что там раньше людей не раздражали: выборы главы региона прошли без серьёзных нарушений, на выборах мэра Якутска вообще победил кандидат от оппозиции.

В Бурятии протесты — результат выборов мэра Улан-Удэ, на которых с небольшим отрывом проиграл Вячеслав Мархаев. Это известный человек, коммунист, член Совета Федерации. И у него возникла обида. Плюс добавился шаман Габышев, который дошёл до Бурятии и дополнительно усилил недовольство. Но бурятский протест — полностью локальный, он выстроен вокруг представителя местной элиты. Поэтому и количество людей, вышедших на улицы Улан-Удэ, не такое, чтобы там возникла угроза для власти, и всё постепенно успокоилась.

А в Калмыки ситуация другая. Там прошли выборы главы республики, где с высоким результатом победил Бату Хасиков. И он, видимо, взял на себя какие-то обязательства перед центром. И одним из этих обязательств стало трудоустройство Трапезникова, которого «ушли» из ДНР после гибели главы самопровозглашенной республики Захарченко.

Никакой орган исполнительной власти в России такого чиновника себе не хочет. Так что Трапезникова решили устроить в Калмыкию, сочтя, что это республика спокойная и он туда впишется. Но не учли, что такие республики очень не любят чужаков.

В Донецке военная власть, очень жёсткая система, есть даже формулировка «посадить на подвал», причём «на подвал» сажают всех, кто вызвал недовольство местного начальства. И человека с таким опытом видеть во главе калмыкского города не хотят

Возникла обида — «а что, у нас своих нет?» Кроме того, это не просто чужой человек, а человек из ДНР. Люди ведь тоже в интернете новости читают, видят, что в Донецке происходит, и не хотят у себя ничего подобного. Там военная власть, очень жёсткая система, есть даже формулировка «посадить на подвал», причём «на подвал» сажают всех, кто вызвал недовольство местного начальства. И человека с таким опытом видеть во главе города не хотят.

Есть и вопрос фактической компетенции, а ещё вопрос связей. Приехал бы чужак, про которого известно, что он может реально что-то пробить для города через знакомых министров в Москве — может быть, его и приняли бы. Но Трапезников — человек, у которого связи в Москве очень ограниченные, лоббировать «свой» город эффективно он не сможет.

И весь этот комплекс проблем вывел людей на улицы, их протест может носить уже длительный характер. Причём там даже не накажешь никого, так как никакого руководителя у протеста в Калмыкии, в отличие от Бурятии, нет.

Дмитрий Орешкин: Надо различать два типа протестов. Первый — легалистский, либеральный и космополитичный, в нём участвует образованное и сравнительно состоятельное население крупных городов. Такой протест слаб тем, что это — протест индивидуалистов, тут нет никакой общей сплочённости. Отдельные группы протестующих, например, «яблочники», навальнисты и националисты смотрят друг на друга с прищуром и не растворяются в общем недовольстве.

А второй тип протеста связан с более клановым мышлением, разделением на «своих» и «чужих». Он характерен для некрупных городов в национальных республиках и имеет очень высокую групповую солидарность.

Этнический протест более примитивный, он похож на классовый протест в 17-м году, так как часто привлекает людей, которым объясняют, что все их проблемы — из-за того, что их кто-то эксплуатирует. Например, москвичи или капиталисты. Могут и убить

Корень протестов один — 10-летний застой, отсутствие перспектив. Но «плоды» совершенно разные. Одни и те же проблемы осмысляются по-разному в Ингушетии, Бурятии и Калмыкии, или в Москве. В национальных республиках происходящее воспринимается через призму этнического протеста: именно нас обижают, именно на нас давят, доколе! В Москве такого нет.

Для России и для федеральной власти протесты второго типа – очень серьёзная проблема. Потому что Россия — многонациональная страна, причём отдельные нации живут очень сплочёнными группами. Кроме того, такие протесты гораздо опаснее, потому что участвуют в них не интеллигентные легалисты, выходящие на проспект Сахарова. Этнический протест более примитивный, он похож на классовый протест в 17-м году, так как часто привлекает людей, которым объясняют, что все их проблемы — из-за того, что их кто-то эксплуатирует. Например, москвичи или капиталисты. Могут и убить.

Аббас Галямов: Ничего сенсационного не происходит. Это долгосрочные тренды, начавшиеся летом прошлого года. Растут протестные настроения, лояльность выходит из моды, увеличивается число конфликтов, в них вовлекается все большее число регионов. На время замороженные Крымом «болотные» процессы вновь начинают функционировать. Это не значит, что режим завтра рухнет. Нет, запас прочности у него ещё есть, однако обратить вспять процессы эрозии своей социальной базы власти уже не смогут. Из наступающего они превратились в обороняющегося.

Фото: rferl.org/kavkazr.com, mk.ru





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.