#Репрессии

«Моя совесть чиста»

27.09.2019

Один из уволенных сотрудников полиции, против которого возбудили уголовное дело за отказ разгонять митинг в Ингушетии, рассказал, как все было и чем занимается сейчас

На 13 сотрудников полиции в Ингушетии летом завели уголовные дела о неисполнении приказа из-за отказа разгонять участников митинга 26−27 марта в Магасе. Их батальон расформировали. Один из полицейских на условиях анонимности рассказал изданию «Собеседник», как все было.

По словам полицейского, служить всегда было его мечтой. Работать в полиции он начал в 2009 году. За это время не получал никаких замечаний или нареканий. До весны 2019 года особых проблем не было. В ночь на 27 марта личный состав подняли по тревоге и отправили на площадь в Магас. На дежурство заступили около 5 утра.

«Как раз ранним утром была предпринята первая попытка разгона митингующих. Росгвардейцы — все они были прикомандированы из других регионов — стали теснить протестующих. Но попытка ничем не увенчалась — толпа оказала сопротивление. Люди продолжали стоять, не отступая. Росгвардейцы отошли на какое-то время. Чуть погодя они снова выстроились в ряд со щитами и снова двинулись на протестующих. Тогда в росгвардейцев полетели стулья, бутылки, даже камни, по-моему. Возможно, в ряды митингующих затесались провокаторы. А может, просто толпа разгорячилась. Росгвардейцы стали отступать, кто-то из них побежал. И там уже — кто упал, кого чуть не затоптали. Мы побросали свои щиты и нырнули в толпу. Я лично подхватил одного из сотрудников с земли и передал его по цепочке. Всех, кто упал, пострадал, был ранен в потасовке, удалось вытащить», — рассказывает полицейский.

По его словам, стороны не собирались уступать. Впереди митингующих встали старики. Тогда полицейские «просто зашли в гущу митингующих и обратились к ним». «Что мы сказали? Что пора остановиться. Что горячую молодежь нужно остановить. Что все уже слишком серьезно. Что всем нужно остыть и не доводить до преступления. Что стоять уже все равно никто не даст, будет разгон, и, возможно, жесткий».

В итоге люди стали расходиться. Митинг не разогнали, но мирным путем добились, чтобы люди добровольно разошлись. Но вечером миротворцев вызвали в полицию, где продержали до часу ночи, выясняя, что произошло: «С нами разговаривали, как с преступниками. Якобы мы ослушались приказа начальства и своими действиями препятствовали Росгвардии. По результатам мне и моим коллегам вынесли дисциплинарное взыскание. Никакой серьезной служебной проверки, как положено в таких случаях, не проводилось. Видимо, нужно было быстро отчитаться, что «виновные» понесли наказание.

Через два дня, 29 марта, всем объявили об увольнении за то, что «опорочили честь и достоинство сотрудника полиции». «Меня 100 тысяч раз верни в ту ситуацию, я по-другому не поступлю. Просто не смогу — ни по закону, ни морально», — недоумевает участник событий.

Уволенные сотрудники полиции решили судиться за восстановление на службе. Против них возбудили уже уголовное дело о неисполнении приказа: «Нас, простых пэпээсников, к себе приглашали на разговор и бывший глава Совбеза, и наш прежний глава республики Юнус-Бек Евкуров. Выслушали. Евкуров, сам военный, сказал, что сделает все, что от него зависит, чтобы нас восстановили на службе. Но выходит, не все от него зависит». 

Сейчас бывший полицейский занимается сельским хозяйством и ни о чем не жалеет: «Моя совесть чиста».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.