#Мнение

Шашлычный авторитаризм. Обыватели против граждан: 3 августа, итоги

05.08.2019 | Андрей Колесников

Колумнист NT Андрей Колесников анализирует уличное противостояние власти и общества в Москве
kolesnikov-400.jpg
« — Однако меня удивляет, что в этой стране совершенно не соблюдаются нормы судопроизводства.

— Да, я вам уже докладывал, что здесь начинают с того, что повесят человека, а потом уже разбирают его дело».

Ж.-Б. Мольер, фарс-балет «Господин де Пурсоньяк», 1669 год

12 тысяч съеденных в Парке Горького на спойлерском городском празднике шашлыков против более 800 задержанных ковровыми методами протестующих и случайных прохожих, получивших случайную дубинку по голове. Обыватели против граждан, равнодушные против рассерженных. Чтобы сожрать такое количество шашлычных изделий, ни выборы, ни Конституция не нужны — достаточно мэра, у которого в бюджете 20 процентов доходов всех регионов страны, и он может тратить их на что угодно и как угодно. Севрюжина с хреном все еще побеждает Конституцию.

В «Замке» Кафки

Назовем это шашлычным, или обывательским, авторитаризмом. Пока есть шашлык, демократия не нужна. На этот счет даже есть математические модели из теории игр. Правда, из некоторых моделей Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона вытекает, что демократия возникает во избежание революций — ее, как кость, элиты бросают раздраженным массам, чтобы те успокоились: в этих ситуациях истеблишмент оценивает репрессии как дорогостоящие и неэффективные. Но это не наш случай: в другой модели элиты, чтобы не выглядеть слабыми, интенсивно применяют репрессии.

В Москве же есть возможность сочетать политический подкуп жителей города шашлыком и «взбесившуюся дубинку» (в дополнение, а иногда и во исполнение «взбесившегося принтера»). В других регионах — нет: шашлыка отпускают в недостаточных количествах и с населением нужно быть поосторожнее. Но Москва — столица, ее пример — другим наука: регионы должны вести себя тихо, иначе сделаем как в «лучшем городе земли», а Конституцией своей вы можете утереться.

Если угодно, это эффект площади Тяньаньмэнь образца как раз 30-летней давности: задавили один раз фронду всерьез, танками, и с тех пор на китайском пути и не пахнет правами человека. В российском истеблишменте — и силовом, и гражданском, и федеральном, и региональном — существует полное единство в вере в эффективность усиления репрессий. Отсюда бессмысленная жестокость и полное пренебрежение законом. Стратегия и тактика прозрачны, приемы обнажены: 1. Запугиваем обывателя и сочувствующих протестующим — и они начинают с удвоенным усердием переваривать шашлыки: лучше жевать, чем говорить; 2. Нейтрализуем — жестко и бескомпромиссно — всех лидеров протестов, вплоть до абсурдных формулировок в постановлениях об арестах, возбуждения фейковых уголовных дел на манер «болотных» 2012 года и совсем уж постыдного дела об «отмывании» денег Фондом Алексея Навального. Все средства хороши, руки развязаны, все дозволено.

Это авторитаризм — но не ради модернизации (Пиночета из наших начальников не получилось), а ради сохранения власти, а значит, демодернизации. Государство становится совсем уж диким и архаичным. В народе его представители видят или дойных коров (комбинация повышенного НДС и льгот Сечину особенно симптоматична с точки зрения потери стыда), или досадную помеху выполнению KPI и отчету перед верховным главнокомандующим, или опасного субъекта, от которого надо защищаться.

Характерно, что в ОВД «Хамовники» 3 августа была объявлена операция под названием «Крепость». Они все видят себя крепостью с огромным рвом и высокими стенами, и в терем тот высокий нет хода никому. Они видят себя кафкианским «Замком», не в метафорическом, а в совершенно буквальном смысле.

Чужой народ

Они видят опасность в возможном минимальном успехе сил демократии. Именно поэтому протестующие должны быть не просто разогнаны, а избиты и арестованы. Именно поэтому нигде, никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя допустить проведения нормальных, а не контролируемых или имитационных выборов. Иначе чувство гражданина будет распространяться как инфекция, а честные выборы разрушат несущие стены кафкианского «Замка». У жующих шашлык и им сочувствующих не должно быть никаких сомнений в том, что режим устойчив, зол, всевидящ.

Нашлись даже ректоры, такие, как, например, руководитель МГПУ г-н Лубков, который (даже притом, что его никто не спрашивал) заявил, что участие студентов в протестных акциях «несовместимо с дальнейшим обучением». Конформизм среднего человека всегда бежит впереди паровоза — быстрее власти, чтобы встретить ее с хлебом-солью и со списком расстрелянных с перевыполнением плана.

Совершенно советское поведение — точно так же преследовали студентов, которые выходили на демонстрации во второй половине 1960-х. А этот мегафонный голос: «вы создаете помехи движению людей»! Это же оттуда, из приговора 1968 года — протестовавшие против вторжения советских войск в Чехословакию создавали «повышенную опасность для движения транспорта».

И это тогда, в 1968-м, шашлычный обыватель шепнул одному из вышедших на площадь, Павлу Литвинову: «Дурак, сидел бы тихо, жил бы спокойно». Эти слова произнес милиционер из 50-го отделения, куда забрали «семерых смелых». В то время милиционеры были как-то погуманнее и поумнее нынешних персонажей, похожих на игроков в американский футбол, которые постоянно испытывают моральные страдания от того, что в них кто-то что-то якобы кинул.

Как абсурдно-цинично выглядели эти мегафонные ментовские страдания: росгвардейцы и полицейские — «это ваши сыновья». Нет, это ВАШИ сыновья, которые защищают ВАШИХ сыновей, сидящих в советах директоров госкомпаний и госбанков и даже на позициях министров. А НАШИ сыновья — это те, кто в автозаках, и кого отцы и матери 3 августа пытались отбить от ВАШИХ озверевших и раскормленных на деньги налогоплательщиков сынков.

Не граждане России, вышедшие на площадь, у которых отнимали не чехословацкий, как в 1968 году у Натальи Горбаневской, а российский флаг, разделили всех нас на чистых и нечистых, на тех, кому положена порция шашлыка, и тех, кому положена дубинка и нары. Это вы их разделили на чистых и нечистых. И президент у нас — не президент всех россиян, а лишь той части страны, которая ест шашлык, пока других нещадно лупят. Свой народ глава государства не позволил бы избивать в противоречии с Конституцией РФ. Значит, он для него — чужой.

…3 августа, пока автозаки наполнялись гражданами Российской Федерации, президент России страны записал двухминутное «Приветствие участникам и гостям Пятых Армейских международных игр». Это единственное, что он сделал в этот день.

Кстати, этот человек правит нами уже два десятка лет, 9 августа 1999-го он был назначен и.о. премьер-министра, то есть преемником. Кровавая суббота — лучшая иллюстрация итогов его царствования.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.