#Мир

Мэй ушла, проблема Брекзита осталась

27.05.2019 | Ирина Демченко, Лондон

Основной претендент на пост главы правящей партии и британского правительства Борис Джонсон намерен вывести страну из ЕС с договором или без. Но и у сторонника договора не будет времени на поиск нового компромисса, отмечает наш корреспондент в Лондоне Ирина Демченко

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о своей отставке с поста лидера партии консерваторов с 7 июня 2019 года, однако она останется исполняющей обязанности главы правительства до той поры, когда тори смогут избрать нового лидера. Отставка Мэй была долгожданной; она возглавляла правительство почти три года, снискала славу самого слабого премьера в современной британской истории и так и не смогла не только расшифровать свою мантру «Брекзит значит Брекзит», но и схватить в руки этот самый ускользающий Брекзит.

Произнося прощальную речь с трибуны у дома номер 10 по Даунинг стрит, она не сдержала слез на словах о своей огромной благодарности за «возможность служить стране, которую я люблю», и подчеркнула, что сделала все возможное, чтобы добиться для Британии наилучших условий выхода из состава Евросоюза. Однако абсолютное большинство политических комментаторов, независимо от их позиции по поводу Брекзита, считают, что слабый уровень подготовки к переговорам, отсутствие понимания того, как работает и принимает решения Евросоюз, и недостаток умения вести переговоры в целом привели команду британского правительства к безнадежному результату. Позицию, с огромным трудом, путем проб и ошибок и двукратным переносом даты выхода из состава ЕС согласованную с Брюсселем, британский парламент отверг трижды, несмотря на заявления Мэй и руководства ЕС, что эта позиция — окончательная.

Попытка «продавить» тот же самый договор через Палату общин в четвертый раз закончилась отставкой премьера, отложенной по времени только из-за начинающегося 3 июня государственного визита президента США Дональда Трампа, протокол которого предусматривает встречу с главой правительства.

Кто возглавит правительство

Обычно уходящий в отставку британский премьер остается исполняющим обязанности главы правительства до тех пор, пока его партия не изберет нового лидера. Так было с Дэвидом Кэмероном в 2016 году, и так будет и с Терезой Мэй.

По сути, самовыдвижение кандидатов уже началось, и некоторые политические «тяжеловесы», включая infant terrible партии тори Бориса Джонсона, уже заявили о намерении баллотироваться в лидеры партии, что автоматически ведет и к премьерству. Ожидается, что выдвижение продлится до 16 июня, а затем начнется внутрипартийное голосование. В партии консерваторов состоит 124 тыс. человек, которые регулярно платят членские взносы — именно они и будут выбирать будущего главу правительства Великобритании.

Справедливости ради следует сказать, что примерно такое же число членов партии выбрало и Терезу Мэй в 2016 году после ухода Кэмерона, когда бывший мэр Лондона и глава Форин офиса Борис Джонсон, считавшийся лидером гонки, снял свою кандидатуру после того, как его ближайший соратник в этом процессе Майкл Гоув (Michael Gove) отказался его поддерживать и заявил о намерении баллотироваться самому.

У Джонсона как у политика и чиновника много недостатков, но умение трезво просчитывать свои личные политические шансы на победу не входит в их число — в этом он никогда не ошибался. В результате лидерство и премьерство в 2016 году упало в руки Терезе Мэй, которая до того работала министром внутренних дел и считалась самым слабым политиком на этом посту в современной британской истории. Имея в руках все необходимые инструменты, ее офис не смог наладить контроль за количеством мигрантов, прибывающих в Британию как из стран ЕС, так и из стран за его пределами, что и стало одним из самых острых факторов во время референдума.

Уместен ли торг с ЕС

Удастся ли новому британскому премьеру добиться от Брюсселя лучших условий Брекзита? Практически все политические аналитики считают, что не удастся. Во-первых, потому, что Евросоюз заявил, что условия, полученные Терезой Мэй, окончательные, и до одобрения их британским парламентом никаких дальнейших переговоров не будет.

Британский же парламент не может одобрить эти условия прежде всего потому, что они предусматривают жесткую границу между Северной Ирландией, входящий в состав Соединенного Королевства, и Республикой Ирландия, или установление этой границы между Северной Ирландией и Англией, то есть внутри Соединенного Королевства. Оба эти варианта неприемлемы для страны.

Это означает, что если новому премьеру не удастся каким-то мистическим образом уговорить руководство Евросоюза отказаться от установления границы, он станет заложником той же ловушки, в которую попала и Тереза Мэй. Правда, у него будет преимущество: он долго сможет обвинять в своих проблемах предшественницу.

Заложник времени

Новый британский лидер будет еще и заложником времени. Председатель партии консерваторов Брендон Льюис (Brandon Lewis) объявил, что выдвижение кандидатов в партийные лидеры закончится 16 июня. О намерении участвовать в гонке уже объявили девять человек, и число это продолжает расти. Среди них, кроме сторонников выхода из ЕС Бориса Джонсона и Майкла Гоува, есть и его противники, самым сильным из которых является Доминик Рааб (Dominic Raab), бывший министр по делам Брекзита. Впрочем, по всем опросам наибольшей поддержкой пользуется Джонсон, который уже заявил о готовности выйти из состава ЕС 31 октября, в ночь Хэллоуина, «с договором или без него».

Есть мнение, что Брюссель может пойти в последнюю минуту на реальные переговоры под угрозой действительного выхода Британии без договора. Считается, что именно на это и рассчитывает Борис Джонсон, сделавший заявление о выходе 31 октября «с договором или без» 

Ожидается, что к концу июня путем внутрипартийного голосования будут выбраны лидеры гонки, а затем, к середине июля — уже лидер партии тори. Если события пойдут по этому плану, озвученному председателем партии, то новый премьер-министр появится у Британии примерно перед началом летних каникул парламента, которые стартуют 24 июня и продлятся до 4 сентября. С 5 сентября парламент вернется к работе, но всего на несколько дней, потому что с 13 сентября начинаются осенние партийные конференции, которые продлятся до 9 октября.

Таким образом, на реальные переговоры с Брюсселем у будущего британского премьера останется время только с 10 до 31 октября, всего 20 дней, за которые вряд ли удастся чего-то добиться там, где ничего не удалось за более чем два года. Правда, есть мнение, что Брюссель может пойти в последнюю минуту на реальные переговоры под угрозой действительного выхода Британии без договора. Считается, что именно на это и рассчитывает Борис Джонсон, сделавший заявление о выходе 31 октября «с договором или без». Однако, как говорят политические аналитики, календарь настолько не оставляет места для маневра, что даже противник Брекзита без договора, как, например, Доминик Раад, вряд ли сумеет что-то сделать.

Возможен ли повторный референдум

Теоретически второй референдум возможен, и Тереза Мэй даже призвала к его проведению в своей последней речи. Однако практически он вряд ли что-то даст, потому что за без малого три года выхода из состава ЕС выяснилось, что если понятие «остаться» все голосовавшие за него понимают одинаково, то представление о Брекзите у каждого свое.

Обнаружилось, что некоторые голосовали за Брекзит, но чтобы Британия при этом осталась в Едином рынке или в Едином экономическом пространстве, другие — за выход из обоих, третьи — за условия типа канадских, четвертые за условия Норвегии и так далее. Иными словами, можно в одном вопросе сформулировать позицию «остаться», но нельзя сформулировать позицию «выйти», по которой может быть однозначный ответ — да или нет — требующийся по условиям референдума.

Обнаружилось, что некоторые голосовали за Брекзит, но чтобы Британия при этом осталась в Едином рынке или в Едином экономическом пространстве, другие — за выход из обоих, третьи — за условия типа канадских, четвертые за условия Норвегии и т.д.

По британскому законодательству результаты референдумов являются справочными и не носят обязательного характера для правительства, как, например, в Швейцарии. Тем не менее, несмотря на незначительный перевес голосов (52% против 48%), большинство британских политиков сочло своей обязанностью воплощение Брекзита.

В последнее время многие аналитики высказывались по вопросу о том, почему это произошло, и самое часто встречающееся объяснение связано с тем, что когда правительство напрямую обращается к народу с требованием принять решение, оно не может потом игнорировать мнение большинства, даже если решение, на его взгляд, неправильное. Или, возможно, это должно быть очень сильное правительство во главе с очень сильным и убежденным в своей правоте лидером.

Правительство Терезы Мэй таковым не являлось. Главный упрек, который ей и ее команде ставится в вину — это то, что интересы сохранения Консервативной партии и ее лидерства в парламенте любой ценой ставились ими выше, чем интересы страны в целом.

Сможет ли Консервативная партия изменить этот подход с новым лидером, мы увидим еще до конца нынешнего года.


Фото: thesun.co.uk


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.