#Брекзит

Одного референдума мало

22.10.2018 | Маша Слоним, Великобритания — специально для NT

В минувшую субботу в центре Лондона 700 000 человек вышли на улицы с требованием о проведении референдума 2.0 — за отказ от Брекзита. Насколько это реально — Маша Слоним из Англии
7556789-1.jpg
Фото: Twitter / People's Vote UK

Я тоже получила приглашение принять участие в марше, причем от самого мэра Лондона Садык Хана, потому что была одной из тех 500.000, кто подписал петицию за проведение референдума —2.

Увы, как и Хью Грант, который написал в своем Твиттере, что поддерживает идею, но не может лично присутствовать, а потому  будет маршировать вокруг своей французской деревни и выкрикивать лозунги, я не смогла приехать в Лондон, но ходила с собаками вокруг своего поля, размахивая костылями и выкрикивая лозунги поддержки . Но и без нас с Хью людей в центре Лондона в субботу собралось достаточно. Это была одна из самых массовых демонстраций последнего времени, больше вышло людей только на шествие против войны в Ираке пятнадцать лет назад.

Субботнюю демонстрацию организовало движение «Глас Народа», куда входят самые разные организации, объединенные неприятием результатов референдума 2016 года. Это надпартийное движение, в нем участвуют и лейбористы, и консерваторы и либералы и, конечно же, беспартийные — спортсмены, художники, политики, студенты, профессора, бизнесмены, профсоюзы. Все, кто считает, что Великобритания пострадает в результате выхода из Европейского Союза и добиваются повторного референдума.

Напомню: проведение референдума о дальнейшем членстве Британии в ЕС было одним из предвыборных обещаний консерваторов перед всеобщими выборами 2015 года. Премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил о намерении провести такой референдум еще в 2013 году. После победы на выборах он начал переговоры с другими странами-членами ЕС и с руководством Еврокомиссии о реформах Евросоюза и об изменении условий членства Британии. Эти переговоры достигли кульминации в феврале 2016 года.

Вернувшись из Брюсселя, где он добился некоторых соглашений о новых условиях членства Британии в ЕС, Кэмерон объявил дату общенационального референдума — 23 июня 2016.

Избиратели должны были поставить крестик напротив одного из двух вопросов в бюллетене: «Должно ли Соединенное Королевство остаться членом Европейского союза?» или «Должно ли Соединенное Королевство выйти из Европейского союза?» В результате, 52% проголосовало за выход (Брекзит), а 48% — за то, чтобы Великобритания осталась членом Евросоюза. Сельские жители в основном проголосовали за выход, горожане, в особенности молодежь — за то, чтобы остаться в ЕС.

Референдум пошатнул равновесие в Королевстве. Шотландия снова заговорила о суверенитете, забеспокоилась и Северная Ирландия. Вскоре после объявления результатов Дэвид Камерон подал в отставку, главой партии была избрана Тереза Мэй и начались переговоры с Еврокомиссией и руководством Евросоюза об условиях развода.

Мотивы для референдума—2

Сторонники референдума-2 полагают, что на первом референдуме сограждан просто обманули, посулив им всевозможные выгоды; факты и цифры, представленные сторонниками Брекзита, были, как они считают, подтасованы и вообще народу предложили голосовать за кота в мешке. Народ проголосовал эмоционально, решив выйти из ЕС большинством всего в 4%, но, когда мешок развязали, то есть стали разбираться, что к чему и как оформить развод, то оказалось, что кот кусается и царапается и совсем не мимими.

Вдруг выяснилось, что никакой подготовки, по существу, не было, шансов на выработку хорошей сделки, которая устроила бы всех — и Евросоюз, и британский парламент, которому предстоит проголосовать за условия выхода, да еще в ситуации цейтнота почти нет. Даже в самом правительстве консерваторов — раздрай, не говоря уж о том, что депутаты-заднескамеечники в любой момент могут устроить бунт и отказаться голосовать за правительственный план. А есть еще и лейбористы, которые тяжело дышат в спину консерваторам.

Главная и самая труднорешаемая проблема — это граница между ЕС и Великобританией, а точнее, между Ирландской Республикой, которая является членом Европейского Союза, и Северной Ирландией, которая входит в состав Великобритании.

Покуда Великобритания в Европейской Союзе, она автоматически является членом Таможенного Союза, поэтому проблем с границей особых нет.  Как нет, по существу, и границы. Всё это время там были особые пограничные и таможенные отношения, которые сложились после «ирландских беспорядков» далекого уже 1921 года (гражданская война между католиками и протестантами, которая закончилась «перемирием Страстной пятницы»), которое до сих пор соблюдается и которым очень дорожат. Северную Ирландию и Ирландскую республику сейчас разделяет так называемая «мягкая» граница, которая тянется на 310 миль (около 500 км). На протяжении этой линии существует больше 200 не патрулируемых пограничных переходов без всякого таможенного контроля.

Чтобы представить себе, насколько сильна связь между Северной Ирландией и Ирландской Республикой, достаточно посмотреть на следующие цифры: ежемесячно через границу проезжает около 177,000 грузовиков, 208,000 фур и около 2 млн легковых автомобилей. Более того, около 30.000 человек ежедневно пересекают границу, отправляясь на работу и с работы! Какой же может начаться кошмар на пограничных переходах и переправах, когда придется устанавливать там жесткую, то есть настоящую границу — а ее придется устанавливать, если Великобритания выйдет из ЕС. Не говоря уж о политической стороне дела. Мирные соглашения между двумя частями Ирландии зиждутся на особом статусе границы.

Против жесткой границы выступают все — и правительство Ирландской Республики, и правительство Великобритании, и даже представители ЕС. Это слишком щекотливый вопрос, учитывая сложную историю внутри-ирландских отношений. Предложение ЕС, установить настоящую границу между Северной Ирландией и остальной частью Великобритании «в Ирландском море» вызывает возмущение британцев: «как так, устанавливать границу внутри Великобритании! Да ни за что!» 

Осталось меньше полугода

Уж близится 29 марта — время, когда должны быть определены и подписаны условиях выхода Великобритании из ЕС, а сделки, как не было, так и нет. То есть, есть принятый правительством план, с которым премьер-министр Великобритании Тереза Мэй ездит в Брюссель, где стороны пытаются найти оптимальный вариант. Оптимальный вариант пока не находится, и главная проблема — как раз граница. Сейчас уже пошли разговоры о продлении срока переходного периода на несколько месяцев, чтобы подготовить хорошее решение по границе. Но против этого активно выступают сторонники Брекзит.

Но вопрос не только в границе — вопрос в том, может ли вообще быть найден вариант развода, который устроил бы всех — и Европейский Союз, и Британский парламент, который должен будет проголосовать и принять окончательный вариант сделки?

Выход из Евросоюза вообще без оформленного соглашения будет, как считают многие, катастрофой.

Между тем в правительстве зреет бунт против Терезы Мэй, ее стиля руководства и ведения переговоров: о ее возможной отставке, причем в ближайшее время, говорят все чаще и все громче. Не исключено, что переговоры с Евросоюзом в конце концов будет вести уже другой премьер-министр.

Насколько возможен второй референдум?

Мэй заявляет о своем неприятии идеи второго референдума и говорит, что было бы недемократично игнорировать волю 17 млн человек, проголосовавших за Брекзит.

Между тем референдум в Великобритании носит исключительно рекомендательный характер: в теории правительство в любой момент может отменить решение референдума — парламент и только парламент в Великобритании суверенен.

Решение о проведении референдума, в том числе и второго, тоже должен принимать парламент. Так считает парламентский комитет по конституции, а в отсутствии письменной конституции, приходится обходится подобными толкованиями.

Организаторы «Гласа Народа» уже, как говорят, ведут переговоры с 50 депутатами от консервативной партии, включая и членов правительства, о возможной поддержке референдума.

Согласно «Опросу опросов» — системе, которая выводит средний результат среди шести разных опросов общественного мнения, на 15 октября 2018 года  52% проголосовали бы за то, чтобы остаться в Европейском Союзе,  а 48% проголосовали бы за Брекзит— в случае если бы  референдум—2 проводился в ближайшее воскресенье.

Это зеркальная картина того, как распределились голоса на референдуме 2016 года.

Опрос, который проводит среди своих читателей газета Sunday Times, показывает, что 71% считают, что референдум—2 проводить следует.

Но пока никто не может ответить на вопрос, что следует внести в бюллетень для голосования.

«Одобряете ли вы «сделку» — да или нет?» Но как ответить на такой вопрос? Сделка — сложный документ, состоящий из множества пунктов.

«Выход без сделки — да или нет?»

«Выход без сделки или новое голосование по Брекзит?»

«Оставаться в ЕС или выходить?». Кажется, и сами активисты пока не знают, чтобы они хотели спросить народ. Но это дело наживное.

А между тем, как сообщает Sunday Times, в последние две недели госслужащие устраивают ролевые игры, готовясь ко второму референдуму.

Когда новый референдум может состояться, состоится ли он вообще и какова его легитимность?

Вопросов много и пока никто не знает на них ответы.

Преподаватель политики и современной истории Kings College  Эндрю Блик считает, что, учитывая сложившуюся ситуация, результаты первого референдума в принципе могут быть отменены, поскольку он носил рекомендательный характер.

Конечно, правительство Мэй этого делать не будет. Но и в случае проведения второго референдума, нет гарантии, что те, кто окажется не согласен с его результатами, могут точно так же потребовать еще одного референдума. И так — до бесконечности.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.