#Протесты

Что в Москве — пикет, в Бурятии — митинг

06.04.2019 | Денис Шедов

Региональные власти перекраивают под себя федеральное законодательство и делают его еще более драконовским —
юрист «ОВД-Инфо» Денис Шедов

NT: Правозащитный центр «Мемориал» 5 апреля направил в Генеральную прокуратуру заявление о региональных законах, регулирующих митинги. По мнению правозащитников, в шести субъектах Российской Федерации, а именно — в Оренбургской и Сахалинской областях, ЯНАО, НАО, Адыгее и Бурятии местные законы позволяют властям ограничивать, в том числе, массовые и одиночные пикеты, что прямо противоречит федеральному законодательству.

Денис Шедов: Некоторое время назад «ОВД-Инфо» собрал информацию о региональном законодательстве, регулирующем публичные акции. И там, среди прочего, было выявлено, что в ряде субъектов Российской Федерации местные законы прямо нарушают федеральные. Общегосударственное законодательство о свободе собраний, как известно, устроено таким образом, что свободы собраний, гарантируемой Конституцией, там уже не очень много. Например, процесс согласования устроен так, что больше напоминает разрешительную процедуру. Например, он позволяет муниципальным и региональным властям фактически самим решать, будет ли та или иная акция проводиться в конкретном месте в конкретное время. А практика, когда соответствующие департаменты практически без мотивировки отказывают в проведении акции или предлагают перенести ее куда-нибудь на далекую окраину, стала повсеместной.

Кроме того, в федеральном законе обозначен список мест, где в принципе запрещено проводить массовые публичные мероприятия. Например, — на территориях, прилегающих к резиденции президента или в непосредственной близости от ядерных объектов. Там также сказано, что региональные законодательные органы имеют право вводить дополнительные перечни территорий, где нельзя проводить собрания, митинги, демонстрации и шествия. Но речь идёт только об этих четырёх форматах уличной активности граждан. В законе нет ни слова о пикетах, которые могут быть как одиночными, так и групповыми.

Для коллективных пикетов подобные ограничения означают то, что людям просто запрещают проводить их акции на определённых территориях. И речь вовсе не о президентских резиденциях или атомных станциях. Начальство не хочет видеть митингующих у себя под окнами, то есть, возле зданий, занимаемых органами государственной власти

Однако наши эксперты выяснили, что в ряде субъектов федерации законодательно ограничены все публичные мероприятия, включая пикеты, как коллективные, так и одиночные. Для коллективных пикетов подобные ограничения означают то, что людям просто запрещают проводить их акции на определённых территориях. И речь вовсе не о президентских резиденциях или атомных станциях. Начальство не хочет видеть митингующих у себя под окнами, то есть возле зданий, занимаемых органами государственной власти. А одиночных пикетчиков просто задерживают, что в конечном итоге выливается в обязательные работы или штрафы, в том числе — достаточно большие, если протестующим вменяется повторное нарушение законодательства в сфере свободы собраний. Так что правоприменительная практика в этой сфере именно такая. Однако некоторое время назад в Тверской области задержали женщину на одиночном пикте, но впоследствии ей удалось добиться в Верховном суде признания того, что соответствующая норма регионального законодательства должна быть признана недействительной.

И теперь «Мемориал» совместно с ОВД-Инфо подал заявление в Генпрокуратуру, с тем чтобы она направила протест в законодательные органы соответствующих субъектов или обжаловала в судах данную норму, которая очевидным образом противоречит федеральному закону. Такие полномочия, в соответствии с законом о прокуратуре, у этого ведомства есть. Заявление мы послали в пятницу, 5 апреля, так что в прокуратуре оно окажется, с учётом выходных, только на следующей неделе. После этого у них будет 30 дней на ответ. И мы надеемся, что чиновники не отделаются обычной отпиской, а возьмутся за это дело.

Надежда на это есть, в том числе, в силу недавнего постановления Верховного суда по тверскому делу. Хочется верить, что прокуратура поддержит эту тенденцию.

В тоже время есть и определенные сомнения. Например, в Сахалинской области в прошлом году наличие несоответствия местного закона о собраниях федеральному было установлено в ходе судебных слушаний, что, конечно, является прорывом. Но до сих пор в текст местного закона никакие изменения не внесены. Сложность заключается ещё и в том, что региональные законы публикуются таким образом, что зачастую бывает сложно найти актуальную редакцию.

Но в соответствии с федеральным законом об общих принципах организации законодательной власти субъектов федерации, если вынесено судебное постановление о признании какой-то нормы недействительной, то в течение 6 месяцев законодательный орган должен внести необходимые изменения. А если они не были внесены, и кто-то от этого пострадал, то есть основания для вмешательства президента. Он может внести предложения об изменении регионального законодательства, а если в течение ещё 3 месяцев это не будет сделано, то президент обладает полномочиями распустить законодательный орган субъекта федерации.

Фото: gdb.rferl.org


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.