#Родное

Хозяева в истерике

29.01.2019 | Иван Давыдов

Чиновники разного калибра все откровеннее хамят населению. По мнению колумниста NT Ивана Давыдова, это уже похоже на истерику — все сыпется, Кремль нервничает, это передается вниз

Иван Давыдов 
Разнообразные и разнокалиберные государственные люди продолжают радовать и удивлять, демонстрируя в речах невиданную ранее откровенность. Конечно, бывшую чиновницу из Екатеринбурга Ольгу Глацких, ту самую, автора двух емких и уже вошедших в историю афоризмов – «Государство вам ничего не должно» и «Государство не просило ваших родителей вас рожать» – переплюнуть трудно. Но многие стараются.

По заветам Ольги Глацких

Спикер Новгородской областной Думы Елена Писарева, объясняя, почему на бюджетные выплаты за рождение первого ребенка (100 тыс. руб) могут претендовать только женщины не старше 29 лет, сказала (демонстрируя одновременно и заботу о государственных деньгах, и вполне патриархальное представление о гендерных ролях): «Уже после 30 лет женщина понимает, что ей и деньги уже не нужны, а нужен малыш, которого она будет любить».

Начальник управления молодежной политики Алтайского края Екатерина Четошникова выступила с комментарием по поводу требований местных учителей, которые осмелились утверждать, будто зарплата в 9 тыс руб (!) – слишком маленькая: «Завышенные требования – это не есть хорошо, дайте мне все и сразу, хотя из себя ничего не представляю, но хочу «Мерседес». Адекватность должна быть во всем. Наша задача – работать с молодежью в этом вопросе».

Федеральный центр нервничает, излишне откровенных так или иначе наказывают. Но чиновники и депутаты не учатся на чужих ошибках, и наверняка мы еще многое услышим и о собственной жадности, и о собственной никчемности

Марина Юденич, в прошлом – сотрудник администрации президента Бориса Ельцина, доверенное лицо Владимира Путина на выборах 2012 года, а ныне колумнист сайта Russia Today и председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при губернаторе Московской области, на встрече с жителями Королева это самое гражданское общество прямо-таки ушатала, выражаясь по-уличному. Собравшиеся попросили бюджетных денег на восстановление исторического квартала города и получили в ответ: «Ребят, вы так легко говорите: «А давайте из бюджета возьмем столько, а давайте возьмем столько...» Вы в этот бюджет что-то вложили, чтобы из него брать?»

Каждый такой случай вызывает возмущение, авторы ярких фраз становятся знаменитыми, но эта известность не идет им на пользу. Федеральный центр нервничает, излишне откровенных так или иначе наказывают. Но чиновники и депутаты не учатся на чужих ошибках, и наверняка мы еще многое услышим и о собственной жадности, и о собственной никчемности.

Они готовы рисковать теплыми креслами только ради того, чтобы сообщить нам, какие мы ничтожные людишки и как им, радетелям за отечество, с нами не повезло. Смелость вызывает уважение, конечно, а в целом происходящее вызывает вопрос: что вообще с ними происходит? Отчего разговорились?

Запрос №1

Чтобы сформулировать ответ, нам понадобятся два ключевых слова. Первое – «справедливость». Именно справедливость стала базовой ценностью для россиян, как показали исследования, проведенные специалистами из Института социологии РАН еще летом. Справедливости требуют (хотя, пожалуй, «требуют» – слишком сильное слово, скажем мягче: «ждут) россияне от государства.

Про справедливость – и «Профсоюз Навального», новый проект оппозиционера, цель которого – объяснить бюджетникам, что все разговоры о выполнении «майских указов» – ложь, а государство их попросту грабит, занижая зарплаты.

И Навальный здесь настолько в тренде, что даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков аккуратно его похвалил: «Президент Путин неоднократно говорил о необходимости общественного контроля за ходом реализации задач, которые поставлены в «майских указах», поэтому любое общественное участие в контроле за исполнением «майских указов» востребовано». Такое, кажется, впервые в истории новой России. Запрос на справедливость настолько силен, что даже Навального ругать – опасно. Могут не понять.

А чтобы понять, откуда такой запрос появился, даже исследований специальных проводить не нужно. Все слишком наглядно. С одной стороны – безудержное потребление, комичная, неправдоподобная роскошь, которую годами демонстрируют, не собираясь останавливаться, люди так или иначе причастные к государству. Плюс – беспредел на всех уровнях в их же исполнении. То и другое они, похоже, воспринимают уже в качестве естественных прав, прилагаемых к должности.

А с другой – плоды побед последних лет: пенсионная реформа, выросший НДС, ценники в магазинах, которые откровеннее любых оппозиционеров способны рассказать о происходящем в стране, и поток идей, связанных с новыми поборами, вплоть до платной регистрации смартфонов, которую нам обещают к февралю следующего года.

Чтобы граждане в процессе дойки не брыкались, им надо время от времени скармливать кого-нибудь из чиновников или депутатов среднего калибра. Назначать – по причинам понятным только большому начальству или вообще случайным образом – обычного коррупционера коррупционером выдающимся и показательно карать

Раздражение, связанное с этим, уже сказывается на рейтингах партии власти и самого президента. Все сыпется, Кремль беспокоится. Проблема очевидна, ее так или иначе придется решать.

Разумеется, ее не будут решать путем реальной и системной борьбы с коррупцией, потому что для системы коррупция – важная составная часть, эффективный инструмент управления. Для нынешней власти это было бы равносильно самоубийству, а Кремль – не клуб самоубийц и Путин совсем не принц Флоризель. Давление на граждан тоже снижать не будут – деньги нужны. На продолжение старых войн и на новые войны, на поддержание безумных аппетитов миллиардеров из ближнего круга, на кредиты диктаторам в экзотических странах, которые никто никогда не отдаст, на постройку новейших ракет и на ремонт развалившегося авианосца. Граждан продолжат доить.

Но чтобы граждане в процессе дойки не брыкались, им надо время от времени скармливать кого-нибудь из чиновников или депутатов среднего калибра. Назначать – по причинам понятным только большому начальству или вообще случайным образом – обычного коррупционера коррупционером выдающимся и показательно карать. Время от времени мы такие показательные кары уже наблюдаем, их число тоже будет расти.

Страх системы

И вот тут появляется второе ключевое слово для нашего объяснения – «страх». Привыкшие ощущать себя хозяевами жизни государственные люди, не успевшие дослужиться до чинов по-настоящему высоких, дающих иммунитет, позволяющих творить что угодно, еще, наверное, не сообразили, но уже почувствовали, что они теперь – просто стадо жертвенных баранов. Любого могут выдернуть из уютного кабинета и отдать на растерзание человечкам, которых он привык презирать. Это страшно.

И защищать их некому. Их партия, «Единая Россия», состоит из них, но на самом деле – вовсе не их партия, а партия Кремля. Их Кремль – тем более не их Кремль, и пожертвует любым из них с легкостью. Их народ…

А нет у них и для них никакого народа, отсюда – искреннее изумление и гнев, когда люди начинают заикаться о своих правах, жаловаться на нищенские зарплаты, претендовать на бюджетные (то есть с точки зрения чиновников и депутатов – на их же кровные) деньги.

Впрочем, это изумление государственным людям любого уровня свойственно. Вот недавно вице-премьер Антон Силуанов искренне удивлялся, что обсуждение пенсионной реформы в обществе проходит «так сложно». Он, видно, рассчитывал, что будут кланяться и благодарить.

А среднего калибра государственные люди вдруг оказались совершенно беззащитными. Превратились из хозяев в прокладку между настоящими хозяевами страны и злящимся населением. Им просто страшно, вот они и впали в истерику, забыв даже о рисках, связанных с чрезмерной откровенностью.

И почему-то их при этом никому не жалко.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.