#Политика

Рейтинг первого лица

21.01.2019 | Иван Давыдов

Государственные социологи откровенно говорят о продолжающемся падении уровня доверия к президенту. О причинах такой открытости рассуждает колумнист Иван Давыдов

Иван Давыдов.
Фото: Алексей Антоненко
Россияне все меньше доверяют Владимиру Путину, и оповещает нас об этом не мятежный «Левада-центр», а вполне лояльный власти ВЦИОМ. По состоянию на середину января 2019 года только 33,4% респондентов готовы доверить президенту «решение важных государственных вопросов». Это все равно, разумеется, первое место, но показатели, мягко говоря, не ошеломляют. Помним времена, когда рейтинг доверия Путину бил рекорды чуть ли не ежемесячно и доползал до заоблачных 65%.

Отдельные оптимисты успели уже написать о «рекордном падении рейтинга», но на самом деле у ВЦИОМа этот показатель, который замеряют еженедельно, падать начал еще с лета, а в течение всей осени прошлого года болтался где-то в районе 37%. В самом конце декабря он составлял, например, 36,5%. Минус три процента – это все-таки не крушение. Это постепенное, медленное, скучное сползание вниз. Началось оно, кстати, вполне ожидаемо — и об этом прямо говорит глава ВЦИОМ Валерий Федоров – еще летом, после первых сообщений о грядущей пенсионной реформе.

Черные очки

Россияне из новогодних праздников вышли в настроении не особенно оптимистичным. Упало доверие и к Сергею Шойгу, и к Сергею Лаврову, снизился уровень одобрения работы правительства. Налицо, повторимся, тенденция, и первый вопрос, который эти цифры порождают, простой, хоть и объемный: что вообще происходит?

Социологам даже оправдываться пришлось. В комментарии для ТАСС руководитель отдела практики политического анализа и консультирования ВЦИОМ Михаил Мамонов объяснил падение рейтингов «постновогодним эффектом» и пообещал, что уже в ближайшее время «амплитуда колебаний значений снизится». Кстати, в заметке агентства это все называется не «падением», а «незначительной корректировкой», а про снижение уровня доверия к Путину не упоминается вовсе.

Более откровенен гендиректор ВЦИОМ Федоров. Он дал по итогам 2018 года обширное интервью изданию «Бизнес Online», в котором не только констатировал связь между пенсионной реформой и снижением рейтингов представителей власти и властных институтов, но сказал довольно прямо и о других причинах ухудшения социологических показателей: «Сегодня наша нация вновь надела черные очки, мы смотрим в будущее с пессимизмом, крупных покупок не делаем, кредиты по возможности не берем — либо берем, если вообще уже край и другого варианта нет. То есть больше мы не рассчитываем, что завтра будем зарабатывать и жить лучше, чем сегодня». И вот еще важный нюанс: «Сегодня ключевой элемент в образе Путина — это защитник. Он защищает прежде всего от внешних угроз. Но мы бы хотели, чтобы он защищал еще и от внутренних. А с этим сложнее». Политолог-единоросс Дмитрий Орлов у себя в Facebook обратил внимание на то, что Федоров не говорит «россияне» или «респонденты». Не пытается встать на позицию исследователя, который непредвзято смотрит на исследуемый объект. Федоров говорит – «мы». Ненавязчиво определяется, на чьей он стороне, и дистанцируется от власти.

За этими правильными в целом словами - другие, не сказанные. Отмечаемая даже вполне лояльными социологами негативная реакция населения на реформу и пока еще довольно терпимое ухудшение уровня жизни показывает реальную цену и так называемого «посткрымского консенсуса», и сверхпопулярности национального лидера.

Все победы – всего лишь приложение к этому призрачному шансу пожить по-человечески. И если шанс начинает ощущаться как упущенный, победы оказываются никчемным мусором
Оказывается, это все работало только до тех пор, пока все игры, в которые играют люди, составляющие российскую власть, вообще не задевали благосостояния среднего россиянина. Он был готов восхищаться и приростом территорий, и победами в Сирии, он даже готов был без особого возмущения смотреть на коррупционный разгул, всем очевидный. Но как только угроза этому (весьма и весьма скромному) благосостоянию появилась, выстроенное из раздутых рейтингов здание путинской России начало – пока медленно – оседать.

Главное достижение Путина с точки зрения российского обывателя – это вовсе не победы над внешними и внутренними врагами. Не вставание с колен, не возвращение державного величия. А то, что именно при Путине (неважно, благодаря ему или нет, важно, что при нем) обыватель стал жить ощутимо лучше. Возможно, лучше, чем когда-либо еще за все годы истории государства российского. Все победы – всего лишь приложение к этому призрачному шансу пожить по-человечески. И если шанс начинает ощущаться как упущенный, победы оказываются никчемным мусором.

Этой тайны своей популярности государство, кажется, так и не смогло понять. Включите телевизор – там во всех бесконечных ток-шоу по-прежнему с горячностью рассказывают про беды Украины. Как будто на дворе – вечный 2015-й, и беды Украины способны кого-то «сплотить». Или хоть заинтересовать.

Одобрительное недоверие

Но кроме вопроса «что происходит?» есть и еще один, может быть, более важный: почему вообще об этом заговорили? Взять и перестать публиковать «рейтинги доверия», конечно, нельзя: въедливые журналисты заметят и устроят неприятный шум. Но почему бы не рисовать заоблачные рейтинги, как бывало раньше? Понятно, что цифры могут быть любыми. Раз публикуют такие, для власти печальные, значит, что-то хотят сказать самим фактом публикации.

Среди слухов есть версии разной степени конспирологичности. Намекают, например, что рейтинги последних месяцев - это привет, который передают Сергею Кириенко его недоброжелатели (даже и в протестном голосовании на губернаторских выборах некоторые прозревали такой привет). Или утверждают, что это – начало подготовки населения к смене власти. Якобы национальный лидер даже ближним кругом воспринимается как человек, неспособный разгрести проблемы, в которые он же страну загнал, вот и намекают жителям, что скоро предстоит с любимым вождем так или иначе попрощаться.

Возможно, дело просто в том, что общественное мнение все меньше и меньше заботит обитателей Кремля. Заигрывать некогда, слишком уж неприятная и вовне, и внутри ситуация
Первая версия совсем уж невероятной не выглядит – у ответственного за внутреннюю политику хватает недоброжелателей. Вторая представляется высосанной из пальца: Путин по-прежнему главный актив для его приближенных, никто с президентом в популярности не сравнится, а уж для широких масс вполне актуально разделение на «хорошего царя» и «плохих бояр». Хороших бояр не бывает – это древняя народная мудрость.

Но есть еще третья версия, куда более реалистичная. Возможно, дело просто в том, что общественное мнение все меньше и меньше заботит обитателей Кремля. Заигрывать некогда, слишком уж неприятная и вовне, и внутри ситуация. Важно наращивать темпы выбивания сбережений из населения, а не заботиться о том, чтобы население любило власть.

Ресурсов, чтобы разобраться с теми, кто власть рискнет не любит в открытую, все еще достаточно. Дефицита силовиков в стране не наблюдается.

И вот еще что: согласно ВЦИОМу, доверили бы Путину решать «важные дела» 33,4% россиян. А одобряют деятельность президента 62,1%. И противоречия в собственных ответах многие просто не замечают. А раз не замечают – с чего бы власти с ними церемониться?

О том, почему планы Путина на следующий срок напрямую зависят от его рейтинга, читайте здесь .


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.