#Власть/силовики

Большие маневры или большая показуха?

11.09.2018 | Александр Гольц

Начались военные игры «Восток—2018».  Военный обозреватель NT Александр Гольц усомнился в заявленных целях и цифрах

Для российских начальников хорошим тоном является время от времени попугивать окружающий мир военной мощью. В марте, как мы помним, президент много рассказывал  о невиданных ядерных ракетах, которые как нож сквозь масло пройдут американскую систему противоракетной обороны. Его слова подкреплялись мультфильмами, в которых отечественные боеголовки летели к Флориде (позже, в интервью американского каналу Fox News Путин сказал, что Флорида вовсе не была обозначена как  цель — «Там не было написано "Флорида" : она летит на другую сторону шарика»,— сказал он). Сейчас министр обороны Сергей Шойгу объявил о маневрах «Восток-2018», которые в сентябре пройдут в азиатской части России. По словам министра, в них должно быть задействовано около 300 тыс. военнослужащих и более 36 тыс. единиц всевозможной военной техники. Министр заявил, что это самые крупные военные игры за весь постсоветский период и сравнил «Восток-2018» со знаменитыми учениями эпохи позднего Брежнева «Запад-81», отметив, что нынешние маневры кое в чем даже превосходят те, что проводил Советский Союз.

Объект удара «Запад-81»

Если все это всерьез, то тем, кого Владимир Путин сквозь зубы именует «партнерами», правда есть о чем беспокоиться. Ведущая ядерная держава проводит маневры, сопоставимые по масштабам с военными играми, проходившими на пике холодной войны. Да и тогда СССР, располагавший  пятимиллионными вооруженными силами, задействовал в «Западе-81» всего 100-120 тыс. военнослужащих, что не означало стратегической передислокации. Сегодня же Шойгу обещает использовать треть всего личного состава армии и флота. В 1981-ом гигантское количество привлекавшихся к участию войск вполне объяснимо: собирались вести глобальную войну на уничтожение в условиях применения ядерного оружия (пусть и в ограниченных масштабах). Некое представление о планах маневров того времени дают преданные гласности польским правительством в 2005 году сценарии военного конфликта в Европе, написанные для Варшавского договора. Они предполагали внезапный американский ядерный удар по советским войскам в ГДР и Польше и ответный удар по Германии, Великобритании и Италии. А затем стремительное наступление советских танков, на девятый  день которого должен был быть взят Лион. Сегодня же, когда вероятность использования в боевых действиях миллионов солдат близка к нулю, маневров таких масштабов никто не проводит. Сравнительно недавно Вашингтон отказался от проведения широкомасштабных американо-южнокорейских маневров. После проходивших в 2009 году маневров, в которых участвовало около 50 тыс военнослужащих, Пекин уже не проводил столь масштабных учений. 

Кроме того, «Запад-81» имел ясный политический контекст: тогда в Польше началось противостояние  между движением  «Солидарность» и  коммунистической властью . Неслучайно сценарий тогдашних учений включал два воздушных десанта: один непосредственно в Польше, другой в Белоруссии. Неслучайно и то, что через три месяца в ПНР фактически произошел военный переворот: вставший у руля генерал Ярузельский не только отдал приказ об интернировании лидеров сопротивления, но и ввел  военное положение — в том числе, чтобы избежать советской интервенции.

Однако сейчас никаких внезапных кризисов на востоке не наблюдается, а российско-американское противостояние нарастает в совсем другой части планеты. Накануне «Востока-2018» в Средиземноморье начались беспрецедентные по масштабам учения российского флота , в которых участвуют больше двух десятков боевых кораблей.  Это практически все из состава ВМФ, что могло доплыть до Сирии. Военно-политический смысл маневров очевиден: российские корабли, оснащенные крылатыми ракетами «Калибр» большой дальности, должны обеспечить поддержку силам Асада, которые намерены в ближайшие дни установить контроль над провинцией Идлиб. Советник президента США по безопасности Джон Болтон уже предупредил  секретаря российского Совбеза Николая Патрушева: если Асад в очередной раз использует отравляющие вещества, Вашингтон нанесет удар. Надо сказать, что в последнее время использование хлора стало своего рода «визитной карточкой» наступательных операций сирийских правительственных сил. Очевидно, по замыслу Кремля, наличие 26 кораблей должно сдержать Вашингтон, если он вновь, как в апреле этого года ,  решит ответить «Томагавками» на использование Асадом отравляющих веществ .

Если не против Китая, то зачем?

Но выглядит все это странно:  в момент, когда в Средиземноморье нарастает противостояние, российская армия намерена проводить невиданные по масштабам маневры в восточной части страны, за тысячи километров от ближневосточного театра военных действий. Это еще можно было бы понять, если бы речь шла о желании продемонстрировать российскую военную мощь Китаю, единственной военной державе, которая обладает потенциалом вторжения в азиатскую часть России. Но одной из сенсаций «Востока-2018» будет участие в маневрах , помимо подразделений армии Монголии, трех тысяч китайских солдат и офицеров. Это, будем откровенны, делает весьма затруднительной отработку обороны от китайского вторжения. Дело ведь не в том, что на каком-то полигоне китайская рота будет отрабатывать боевые задачи вместе с российской. Нет сомнений, что военачальники из Поднебесной, пользуясь статусом участников, захотят ознакомиться с общим замыслом маневров, и будут дотошно наблюдать, как российская сторона выполняет этот сценарий. Из других сценариев остаются действия в условиях широкомасштабного военного конфликта на Корейском полуострове или отражение американо-японского десанта на Дальнем Востоке. Можно предположить, что у «Востока-2018», как, впрочем, и у «Востока-2014» не будет единого сценария, а войска будут отрабатывать не связанные друг с другом «эпизоды», действуя в разных частях региона. Это подтверждается сообщениями, что маневры будут состоять из 16 отдельных учений.

Тайна учений—2018

И самая большая тайна маневров заключается в том, зачем проводить столь масштабные маневры на востоке страны? Ведь если верить Шойгу, в учениях примут участие треть всех военнослужащих страны, что больше всей численности сухопутных войск. Можно предположить, что это совокупная численность войск Восточного и Центрального военных округов, Воздушно-десантных войск и Северного флота. Цифра в 36 тыс. единиц военной техники потрясает своей несуразностью. По данным всеми уважаемого справочника Military balance в Восточном военном округе – одна танковая дивизия и 10 механизированных бригад (это никак не больше 2-3 тыс. танков, бронетранспортеров и боевых машин пехоты). В Центральном – и того меньше, одна танковая дивизия и семь бригад (допустим, еще около 2000 единиц техники). Допустим также, что в зачет пошли все автомобили – еще в лучшем случае тысяч 8-10. Откуда же взялись немыслимые 36 тысяч? Попытка перебросить такое количество военной техники из европейской части России (сомневаюсь, что вообще в распоряжении Минобороны вообще есть такое количество исправных вооружений) на многие недели заблокировала бы все транспортные коммуникации, связывающие центр страны с ее востоком.

Тайны учений «Восток-2018» открываются очень просто. Именно в этом случае военное ведомство может безудержно хвастать и так же безудержно врать. Масштабы военных учений в Европе ограничены положениями Венского документа (не более 9 тыс. военнослужащих в заранее объявленных учениях). К тому же следует приглашать иностранных наблюдателей. На востоке же отечественным мюнхгаузенам в лампасах есть, где развернуться. Можно указывать любые, самые немыслимые цифры, которые должны продемонстрировать отечественную военную мощь – за руку никто не схватит. Так было и во время «внезапной проверки» войск на востоке в 2013-м, и в ходе учений «Восток-2014». Тогда Минобороны указывало 100-150 тыс. участников, на сей раз ее решили увеличить вдвое. Но, если названа гигантская цифра участников маневров, тут же нужно адекватное ей количество военной техники. Одна ложь потянула за собой другую…

На самом деле, реально участвовать в маневрах будут 30-40 тыс. военнослужащих (и это очень много). Остальные части и соединения вероятно получат приказ выдвинуться на свои собственные полигоны и провести итоговые стрельбы. При этом в ходе «Востока —18» всерьез будут отрабатываться два элемента боевой подготовки. Во-первых, массированная переброска войск из европейской части страны. Во-вторых, массовая мобилизация. Если иметь в виду современное военно-стратегическое положение России, ситуация на востоке страны должна быть источником постоянной головной боли для наших генштабистов. Страна втянулась в новую холодную войну, которая характеризуется военным противостоянием на Западе. Именно поэтому как раз в европейской части страны формируются крупные воинские формирования, включая новые дивизии и танковую армию. К западной границе были переброшены две бригады Центрального военного округа, которые, очевидно, представляли собой стратегический резерв на случай обострения ситуации на Дальнем Востоке, в Забайкалье или в Центральной Азии. Вообще в азиатской части страны очень мало войск — две дивизии и 17 бригад. Поэтому способность к широкомасштабной переброске сил и последующему стратегическому развертыванию неизбежно являются основой учений серии «Восток». В прошлые годы Минобороны разрабатывало в ходе этих маневров новаторские для российской армии схемы. В частности, перебрасывали силами транспортной авиацией личный состав механизированной бригады. А БТР и БМП военнослужащие получали непосредственно с базы хранения в Забайкалье. В ходе предыдущих учений отрабатывался и массированный перелет истребителей. Сейчас, судя по сообщениям, будут расконсервированы несколько десятков танков Т-72 и Т-62 и эшелонами отправлены в войска. В Восточном военном округе прошли небывалые учения структур материально технического обеспечения, участие в которых приняли, согласно официальным данным, свыше 30 тыс. военнослужащих. В рамках этих учений легкие транспортные Ан-26 садились на участок шоссе, превращенный во временный аэродром.

Способность к мобилизация тоже естественным образом становится ключевым элементом учений по обороне востока страны. Именно призыв резервистов должен компенсировать недостаток войск. Неслучайно, объявляя об учениях, Сергей Шойгу сообщил: Генштабу поручено создать три группы инспекторов. Одна будет наблюдать за действиями войск Восточного военного округа, другая – Центрального. Третья – за мобилизационными мероприятиями. Из этого следует, что мобилизационное развертывание должно стать важнейшим элементом учений. Но, если нам хоть скупо, но периодически сообщают о выдвижении войск, никаких данных о мобилизации резервистов в СМИ нет. Не исключено, что данные о резервистах организаторы оставили про запас, чтобы свести в докладе Верховному концы с концами…

 Казалось бы, что с того, что министр обороны сообщает главному начальнику  страны дутые цифры – пусть потешится. Однако есть опасность, что Путин всерьез поверит, что в случае необходимости может двинуть на восток 300-тысячное войско.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.