#Бывший СССР

Лукашенко против «русского мира». Продолжение

21.05.2018 | Денис Лавникевич, Минск

Президент Белоруссии снова нашел способ уколоть Москву: перед самым 9 мая в Минске была запрещена акция «Бессмертный полк», а георгиевские ленты по всей республике получили статус нон-грата

132540-0.jpg

Фото: nadbugom.by

Осенью прошлого года The New Times писал о завершении в Минске следствия по делу троих пророссийских блогеров, пропагандировавших ценности «русского мира». И вот новый демарш: 7 мая мэрия белорусской столицы заявила организаторам шествия «Бессмертный полк», что не дает на него разрешения, так как в тот же день в городе будет проходить похожая по формату официальная акция «Беларусь помнит», в которой примет участие президент страны Александр Лукашенко, а также множество государственных чиновников. В Москве были шокированы.

Скандал в день праздника

Правда, уже на следующий день, 8 мая, спохватившись, минская мэрия разрешила «Бессмертный полк». Но акция прошла почти незаметно для широкой публики, с малым числом участников. Разгорелся скандал. В России многие провластные СМИ заговорили о том, что белорусские власти «предали Россию», что в Белоруссии набирает силу сепаратизм, что президент Александр Лукашенко «идет на поводу у националистов», желающих вырвать страну из сферы российского политического и социокультурного влияния.

Эти обвинения подхватили и организаторы «Бессмертного полка» в Минске — Координационный совет белорусских общественных объединений российских соотечественников (работает при посольстве России). «Проведение в Республике Беларусь сепаратной акции «Беларусь помнит» рассчитано на раздел белорусского, российского и других народов бывшего СССР, которые вместе боролись против немецко-фашистских захватчиков. Кроме этого, мы считаем, что проведение отдельной акции способствует подрыву идеологических фундаментов Союзного государства Беларуси и России», –— заявил глава Совета Андрей Геращенко.

Примечательно, что сам Геращенко ранее был уволен с государственной службы в Витебске после того как сделал публичное заявление о том, что белорусы — «часть русского народа».

Лукашенко, выступая после возложения венков в рамках акции «Беларусь помнит», заговорил о том, что кто-то пытается «приватизировать» победу во Второй мировой войне

Между тем 9 мая 2018 года произошел еще один инцидент: впервые за 20 лет на башне в центре Минска не было поднято красное знамя — городские чиновники не отдали соответствующее распоряжение.

А президент Лукашенко, выступая после возложения венков в рамках акции «Беларусь помнит», заговорил о том, что кто-то пытается «приватизировать» победу во Второй мировой войне: «Мы не думали, что придется бороться и с другой бедой — приватизацией нашей Победы. Вместе весь советский народ внес достойный вклад в победу над нацизмом. И делить эту Победу сегодня не к месту. Это так же больно для живущих ветеранов, как предавать ее забвению. Проводя миролюбивую политику, уважая интересы других народов, мы не откажемся от наших убеждений».

132540-4.jpg
Президент Белоруссии Александр Лукашенко
на торжественных мероприятиях в честь Дня
Победы, 9 мая 2018 годаФото: president.gov.by

«Заявление о «приватизации победы» весьма примечательно, ибо сейчас официальная белорусская пропаганда убеждает, что корни белорусской государственности — в итогах Второй мировой войны. У меня племяннику 14 лет, их в школе наставляют: белорусская государственность зародилась 3 июля 1944-го, с освобождением Минска от немцев», – рассказала NT белорусский политолог Светлана Гречулина.

«Белорусское руководство теряет монополию на идеологию «Великой Победы» и предпринимает меры для сохранения лояльности групп населения, подверженного кремлевской пропаганде, — отмечает в свою очередь аналитическое издание Belarus in Focus. — Власть <...> пытается сузить возможность влияния кремлевской пропаганды на группы населения, которые ностальгируют по СССР и выступают за тесные связи с Россией».

Картина получается странная. С одной стороны, Белоруссия остается самым близким союзником России. Москву и Минск связывают политические, экономические и военные союзы, большинство населения Белоруссии — православные, говорящие на русском языке, промышленность ориентирована на российский рынок, наконец, российские СМИ доминируют в белорусском медиа-пространстве. Но с другой — действительно сложно не заметить: Белоруссия постепенно выходит из-под политического и идеологического влияния России, которую здесь уже не называют «старшим братом», как когда-то прежде.

Украинский сигнал

Вообще-то белорусский президент всегда любил порассуждать в вольной форме о том, как близки друг к другу белорусский и русский народы, и даже обзавелся любимым выражением о том, что «белорус — это русский со знаком качества». А если коварный Запад нападет на Россию, то белорусы, по версии Лукашенко, «костьми лягут, но не пропустят вражеские танки к Москве». Белорусы ложиться костьми не собирались, но с несменяемым президентом на всякий случай публично не спорили.

Поворотным моментом стал украинский кризис, события вокруг Крыма и Донбасса. В Минске забеспокоились: а вдруг в Кремле слишком буквально начнут трактовать фразы о «неразрывном единстве» белорусского и российского народов, то есть — захотят лишить Белоруссию независимости, а ее президента — реальной власти (а такой сценарий некоторым белорусским экспертам видится как вполне реальный: в Москве действительно до сих пор очень многие воспринимают белорусскую независимость как историческое недоразумение, а саму Белоруссию называют «Северо-западным краем» России).

Лукашенко не забыл: Владимир Путин еще в начале своего президентства публично предложил включить Белоруссию в состав России шестью отдельными регионами, для «решения экономических проблем» соседней страны.

Для оформления всевозможных торжеств, связанных с памятью о войне, власти Белоруссии утверждают новые официальные цвета: красный, зеленый и белый, а главным символом дня 9 мая становится цветок яблони

В 2014–2015 годах риторика президента Белоруссии начинает меняться. Уже в январе 2015-го он публично предостерегает: «Есть отдельные умники, которые заявляют, что Беларусь это, как они говорят, часть русского мира и чуть ли не России. Забудьте. Беларусь — суверенное и независимое государство. Мы заставим любого уважать наш суверенитет и независимость, кто помышляет, что не было, мол, такой страны. Не было, а сейчас есть, и с этим надо считаться».

А в послании народу и парламенту в апреле 2015 года Лукашенко сказал: «Много в последнее время говорится об идее некоего «русского мира». Я так понимаю, это не про нас. Потому что я часто слышу от вас: «Ну чего ты, мы же русские люди». Это не значит, что мы россияне <…> Мы теснейшим образом связаны с Россией, мы братья. Но мы хотим жить в своей квартире. У вас большая квартира, пентхаус, или как это называется. А у нас — своя. И если кто-то полагает, что нас этого можно лишить — никогда. Мы суверенное, независимое государство, никому не создающее проблем».

Тогда же из оформления официальных праздников стал быстро исчезать один из главных российских символов последнего времени — георгиевская лента. Для оформления всевозможных торжеств, связанных с памятью о войне, белорусские власти утверждают новые официальные цвета: красный, зеленый и белый, а главным символом дня 9 мая становится цветок яблони.

Если до российско-украинского конфликта георгиевские ленты в Белоруссии продавались повсеместно, а на праздниках раздавались бесплатно, то с 2015 года местные власти при организации праздников предписывали не использовать такую символику. Более того, милиция начала задерживать на улицах тех, кто раздавал георгиевские ленты прохожим. А минские службы такси после серии жалоб со стороны пассажиров негласно предписали водителям не вывешивать в салонах «колорадки», как в просторечии называют георгиевские ленты. Конечно, официально их использовать никто не запрещал. Это просто «настоятельно не рекомендовалось».

Мягкая белорусизация

Означает ли все это разворот в белорусской политике? Нет — считает директор Института белорусской истории Виктор Евмененко. «Глупо думать, что Лукашенко стал белорусским националистом. Любой вид национализма ему чужд, кроме разве что «государственного национализма» Людовика XIV, который в свое время заявил «Государство — это я!».

Евмененко напоминает, что после прихода к власти в 1990-х годах Лукашенко взял курс на борьбу с проявлением всего белорусского (язык, флаг и другие национальные атрибуты), которое олицетворяло его политических оппонентов. Но, проведя за эти годы довольно успешную кампанию против своих внутренних противников и их идей, он никогда не отменял белорусский язык, а у ряда городов Беларуси на гербах до сих пор присутствует герб «Погоня», формально запрещенный в 1995 году.

В первые десятилетия своей неограниченной власти Лукашенко рассматривал национально-ориентированную оппозицию как своих главных врагов (и вполне оправданно). Но после украинского кризиса он понял: в том случае, если Кремль действительно захочет лишить Белоруссию суверенитета, а его самого — власти, оппозиция может стать его союзником и опорой.

Белорусский лидер до сих пор не признал ни независимость Абхазии и Южной Осетии, ни возвращение Крыма России. А вот нынешнюю киевскую власть в Минске, наоборот, считают полностью легитимной

Отношение Лукашенко к националистам изменилось на более толерантное, в 2016-м стала заметна политика «мягкой белорусизации»: все больше чиновников начали употреблять публично белорусский язык (прежде это было отличительным признаком оппозиции); в школах увеличился объем преподавания белорусского языка и истории — за счет учебных часов русского языка. Власти начали обсуждать вопрос о создании университета с полным циклом обучения на белорусском языке. Появились предложения о том, чтобы и парламент принимал законы на белорусском языке.

В 2016–2017-х годах усиливается «выдавливание» из белорусского медиа-пространства российских телеканалов, прежде абсолютно доминировавших в стране. Тогдашний замглавы администрации президента Игорь Бузовский не преминул выразить опасение тем, что белорусские телеканалы на 65% состоят из российского контента: «Это тоже нас настораживает, в том числе с точки зрения информационной безопасности».

В результате сегодня массовой аудитории в Белоруссии доступны не российские, а «смешанные» белорусско-российские телеканалы. Вместо РТР –— «РТР-Беларусь», вместо НТВ — «НТВ-Беларусь». На белорусском канале ОНТ используется контент «Первого канала», но как минимум прайм-тайм отдан под собственные передачи.

При этом из эфира исключаются нежелательные для белорусских властей российские телепередачи. Правда, белорусский медиа-эксперт Павлюк Быковский утверждает, что Минск не цензурирует контент российских каналов, кроме тех случаев, когда тот «содержит прямые выпады против Лукашенко».

Легитимные националисты

В 2018 году власти Белоруссии впервые разрешили местным националистам полностью легально и с большим размахом отметить 100-летие провозглашения Белорусской народной республики – первого белорусского государственного образования на руинах Российской империи. Прежде это праздник всегда отмечался подпольно, а те, кто осмеливался праздновать 25 марта публично, подвергались арестам и жестоким репрессиям. Но теперь власти впервые не только не препятствовали, но даже помогли в организации праздничных мероприятий. Тогда многие российские СМИ написали, что официальный Минск «перешел на сторону фашиствующих националистов».

«Сегодня основная угроза власти Лукашенко исходит от идей «русского мира», которые активно транслирует российская официальная пропаганда и которые для Минска стали нежелательными»

В самой Белоруссии многие обратили внимание, что Александр Лукашенко не поехал в Москву ни 7 мая — на инаугурацию Владимира Путина, ни 9 мая — на парад Победы. Хотя на инаугурации Петра Порошенко в июне 2014-го Лукашенко побывал, что было очень болезненно воспринято в Москве. Белорусский лидер до сих пор не признал ни независимость Абхазии и Южной Осетии, ни возвращение Крыма России. А вот нынешнюю киевскую власть в Минске, наоборот, считают полностью легитимной.

«Сегодня основная угроза власти Лукашенко исходит от идей «русского мира», которые активно транслирует российская официальная пропаганда и которые для Минска стали нежелательными, — поясняет Виктор Евмененко. – И наоборот, белорусская национальная идея, предусматривающая суверенитет страны, стала для власти вполне приемлемой».

Лукашенко, по словам эксперта, всегда будет против любых идей, которые реально или потенциально угрожают его власти. Это значит, что давление на представителей «русского мира» в Беларуси и дальше будет усиливаться. И напротив, «мероприятия белорусских националистов, не имеющие политической окраски, не только не будут запрещаться, но и где-то даже будут поощряться», — резюмирует эксперт.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.