#Санкции

Санкционные приоритеты

10.04.2018 | вопросы: Евгения Альбац

Кто и по каким мотивам выбирали фигурантов для нового санкционного списка и можно ли добиться исключения из него — The New Times расспрашивал известного экономиста Андерса Аслунда из вашингтонского Atlantic Council

566796.jpg


NT: Если судить по тому, что написано в документах OFAC (Office for Foreign Asset Control — офис по контролю за зарубежными активами Министерства финансов США), то 24 имярека и 15 компаний наказаны и за Крым, и за войну на Востоке Украины, и за вмешательство в президентские выборы в США и в других странах, и за кибератаки, и за войну в Сирии. При этом остается неясно, по какому принципу выбирались те или иные бизнесмены, те или иные компании. Какова процедура?

566795.jpg

Андерс Аслунд: Процесс возглавляет Министерство финансов, директор национальной разведки (DNI — семнадцатый член сообщества разведок США, которое насчитывает 16 организаций; DNI составляет ежедневный совершенно секретный обзор данных разведок для президента США.NT) — они, основываясь на данных разведок, в том числе и финансовой разведки, входящей в Министерство финансов США, составляют свой список, который передают потом в Государственный департамент и в Совет по национальной безопасности. Каждый из них делает выбор, исходя из своих приоритетов: Госдеп — исходя из политических целей, Минфин — финансовых, экономических, Совет безопасности (NSC) координирует процесс.

NT: А кто конкретно ставит последнюю точку?

Как правило — заместитель министра финансов (Under Secretary of Treasury), которая курирует офис по борьбе с терроризмом и финансовую разведку, — ныне это Сигал Манделкер (Sigal Mandelker), она бывший прокурор, много лет боролась в том числе с отмыванием денег и весьма строго относится к тем, кто подобным занимается. Для нынешнего руководства Министерства финансов США отмывание денег — важнейшая тема: по их данным, ежегодно через США отмываются $ 300 млрд, и поэтому они будут очень жестко действовать в отношении тех, на кого есть подобные данные. Например, Сулейман Керимов попал в список ровно по этой причине — отмывание денег во Франции.

NT: Но ведь еще не было суда?

Я думаю, у Минфина достаточно информации по этому делу — они считают, что те факты, которые у них есть, достаточны, чтобы выиграть иск в гражданском суде. Ну а кроме того, Керимов был замешан в странных финансовых отношениях с виолончелистом Сергеем Ролдугиным (друг юности Путина.NT) — это было в Панамских бумагах. По схожим причинам — обвинение в отмывании денег в Испании — в список попал и Владислав Резник: я не сомневаюсь, что на него у финансовой разведки и, следовательно, у OFAC есть достаточно фактического материала. И в этой же компании Андрей Акимов, глава «Газпромбанка».

NT: Почему в список попали, например, Дерипаска и Вексельберг и не попали — скажем, Абрамович и Усманов? Все — близки к Путину, причем последние двое, по слухам, даже ближе, чем те, кто теперь борется за выживание своих компаний?

Я сразу скажу: Вексельберг, с моей точки зрения, это ужасная ошибка: он не подходит для санкционного списка ни по каким критериям. Это несправедливо и неправосудно.

NT: Если так, то может ли он быть исключен из списка?

Нет.

NT: А посредством суда?

Теоретически — да, а практически — нет. Различные банки были оштрафованы правительством США на $ 230 млрд — ни один случай, ни один! — не был разрешен посредством суда.

NT: То есть пытаться судиться с правительством США практически бесполезно?

Да.

NT: Давайте вернемся к вопросу: по каким принципам отбирали имена?

Сначала были отобраны люди из ближнего окружения Путина. Дальше — выделили тех, кто был замешан в отмывании денег. Следующая группа — те, кого подозревают во вмешательстве в президентские выборы США — например, отношения Дерипаски с Манафортом (глава предвыборного штаба кандидата Трампа летом 2016 года.NT) сделали его серьезным подозреваемым. Плюс — те российские бизнесмены, которые, так или иначе, или их СЕО, давали деньги на американские выборы. Например, Вексельберга и его компаньонов подозревают в том, что он или его партнеры дали на выборы, а потом и на инаугурацию Трампа что-то около $ 6 млн. Или, например, Александр Торшин, заместитель главы Центрального банка РФ: он попал в санкционный список потому, что был связан с NRA (National Rifle Association — Национальная стрелковая ассоциация, которая традиционно поддерживает на выборах кандидата от Республиканской партии.NT) и через некую фиктивную организацию давал NRA большие деньги на компанию — это нарушение закона. Дальше — Константин Косачев, его обвиняют в том, что неким образом он был вовлечен в кибератаки. Глава «Сургутнефтигаза» Богданов — это абсолютно непрозрачная компания, и есть основания полагать, что она на треть — собственность первого лица.

Наложение санкций на компании Дерипаски — я не исключаю, что Трамп заинтересован в сокращении производства алюминия в мире. А «Русал» — это 7% мирового производства алюминия. Я думаю, что то, что сам Дерипаска оказался в санкционном списке — это справедливо. Но я категорически против того, чтобы санкции вводились против бизнесов, потому что теперь тот же «Русал» будет попросту национализирован Российским государством. И кто от этого выиграет? Да, Путин.

NT: Американские держатели пакетов акций в компаниях Дерипаски должны продать свои доли до 5 мая 2018 года — то есть всего за месяц. Почему так жестко?

Это принцип: если они (американское государство.NT) решаются бить, то бьют действительно сильно.

Таким образом, оказался наказан не только сам Дерипаска, но и инвесторы, и кредиторы его компаний. Мне кажется, это несправедливо. Мне кажется, нельзя применять санкции в отношении частных компаний, мне кажется, что если вводить санкции, то накладывать их надо на государственные компании. Например, банк ВТБ — против него еще раньше были введены значительно менее жесткие санкции. ВТБ по-прежнему имеет офис в Нью-Йорке. И Внешэкономбанк — у него тоже есть офис в Нью-Йорке.

Я, кстати, слышал, что изначально предполагалось, что в списке будет 35 имен — это проверенная информация.

NT: Но говорят, что будет и следующий список?

Всегда следует новый список — я, например, ожидаю, что Алишер Усманов будет в следующем списке. В нынешнем списке его младший партнер, Андрей Скоч.

Что касается Абрамовича, то он известен своей дружбой с Иванкой Трамп и Джеральдом Кушнером — есть подозрение, что именно эта влиятельная семейная пара защитила его от санкций.

NT: Российское правительство объявило, что предпримет ответные меры. Какими они могут быть?

Российское правительство всегда это говорит, но по факту оно мало что может сделать. ВВП России — $ 1,4 трлн, ВВП США — $ 90 трлн, Россия зависит от внешней торговли, США — практически нет. Так что у России немного вариантов ответа, и она обречена на поведение маргинала — кибератаки, информационные вбросы. В Кремле говорили о запрещении для полетов российского воздушного пространства, но от этого, прежде всего, пострадает Россия. Говорили о запрете продаж титана — в нем нуждаются «Боинг» и «Аэробас» — но кому тогда Россия будет продавать этот самый титан?

NT: Могут ли за американскими санкциями последовать аналогичные европейские?

У Европейского союза своя процедура и свои критерии — они будут продолжать им следовать.

NT: Каких еще неприятностей нам надо ждать из Вашингтона?

Новых обвинений со стороны (спецпрокурора) Мюллера — я думаю, что этого не долго ждать.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.