#Скандал/Бизнес

Миллиард в клетке

02.04.2018 | Елена Артемьева

На чем сколотил капитал Зиявудин Магомедов, почему его не спасла дружба с Дворковичем, каким силам он перешел дорогу и при чем тут Сечин

768755.jpg

Фото: riaderbent.ru

Без права на выход

Небольшой зал Тверского суда переполнен прессой, здесь жарко, даже несмотря на открытое окно. Зиявудин Магомедов снял куртку, оставшись в темной футболке и толстовке с капюшоном. На ногах легкомысленные кроссовки с белоснежным ободком вдоль подошвы — едва ли подходящая обувь для следственного изолятора. В пятницу, накануне вылета в Майами, отправляясь на допрос в Следственный департамент МВД, Магомедов едва ли планировал там остаться.

Сразу в начале заседания бизнесмен просит перерыв, чтобы ознакомиться с материалами по собственному аресту. Ему дают десять минут, на деле выходит двадцать. Судья Мария Сизинцева задает короткие неприязненные вопросы, долго выясняя, почему в амбулаторной карте вместо фамилии «Магомедов» написано «Стальский». Задержанный несколько раз объясняет, что использовал этот псевдоним в больницах и при заказе столиков в ресторане, чтобы сохранить конфиденциальность. Журналисты успевают нагуглить, что Сулейман Стальский — известный дагестанский поэт, поклонник Сталина, «Гомер ХХ века», как назвал его Максим Горький.

Магомедов готов в течение трех дней собрать беспрецедентный залог в 2,5 млрд руб. Судью Сизинцеву это не впечатляет. Человек, шесть лет назад сидевший в президиуме рядом с Путиным и устраивавший приемы с Моникой Беллуччи, отправляется в СИЗО, даже не имея зубной щетки.

«Вэбовки», обнал и двоюродный брат

«Мы с ним (Дворковичем) знакомы еще со студенческих времен и дружим до сих пор», — рассказывал в 2012 году «Ведомостям» владелец «Суммы» Зиявудин Магомедов. Уроженец Махачкалы, отличник в учебе, участник физико-математических олимпиад, он сумел поступить во Всесоюзную заочную математическую школу при МГУ. А затем и стать студентом экономфака. Там же, в МГУ, но на несколько курсов младше учился Аркадий Дворкович.

Магомедов готов в течение трех дней собрать беспрецедентный залог в 2,5 млрд руб. Судью Сизинцеву это не впечатляет. Человек, шесть лет назад сидевший в президиуме рядом с Путиным и устраивавший приемы с Моникой Беллуччи, отправляется в СИЗО, даже не имея зубной щетки

768762.jpg
Магомед Магомедов 
Фото: m.woman.ru

Первый бизнес появился вскоре после выпуска из альма-матер. Зиявудин и Магомед Магомедовы вместе с двоюродным братом Ахмедом Билаловым создали компанию «Интерфинанс». В начале 1992 года произошел дефолт по внешним обязательствам СССР, все валютные средства, поступившие на счета клиентов Внешэкономбанка, оказались заблокированы. В том числе и валютная выручка компаний-экспортеров вроде «Техмашимпорта» и «Союзнефти». Вместо живых денег ВЭБ выдал им облигации внутреннего валютного займа, так называемые «вэбовки». Погашение их происходило с большими сложностями.

«Интерфинанс» выкупал «вэбовки» с дисконтном, обеспечивая экспортеров реальными средствами, а сам ждал погашения, либо проворачивал другие операции с этими бумагами. Разумеется, для подобного бизнеса требовались знакомства среди чиновников. За это отвечал Ахмед Билалов, в дальнейшем прославившийся на олимпийской стройке. Он свел «Интерфинанс», например, с Константином Катушевым, министром экономических связей еще времен СССР.

768765.jpg
Ахмед Билалов 
Фото: to-world-travel.ru

В 1995 году Магомедовы и Билалов купили банк «Диамант». Он имел репутацию заметного игрока на рынке обналички. «Покажите мне банк, который бы не занимался в девяностые обналичкой», — много лет спустя парировал Ахмед Билалов в интервью Forbes.

«Диамант» фактически не пережил кризис 1998 года. Тогда же «развелись» и братья. На основе своей части «Интерфинанса» Магомедовы создали компанию «Сумма». А Ахмед Билалов пошел в политику — в 1999 году избрался в Госдуму по списку недавно созданной «Единой России».

Там, где нефть выходит из трубы

В декабре 2001 года на пустынном берегу Финского залива, в пяти километрах к юго-востоку от крохотного города Приморск, произошло событие, по сути, перекроившее карту экспортных потоков российской нефти. Новый порт: два причала, резервуары для хранения, а главное — протянутая сюда нить Балтийской трубопроводной системы. У России, не имевшей нефтеналивных портов на Балтике после распада СССР, впервые появился собственный терминал. Нефть, закачанная в трубу в Западной Сибири или Поволжье, теперь могла идти на экспорт через Приморск.

Каким образом он узнал, что именно здесь выйдет на поверхность важнейшая экспортная труба? «Скорость принятия решений, смекалка, умение предвидеть — очень важные вещи в бизнесе», — объяснил Магомедов

Новым портом занималась госкомпания «Транснефть». В тот момент, когда решение о стройке уже было принято, но техника еще не появилась на площадке, земельные участки под будущим терминалом выкупил Зиявудин Магомедов. Каким образом он узнал, что именно здесь выйдет на поверхность важнейшая экспортная труба?

«Скорость принятия решений, смекалка, умение предвидеть — очень важные вещи в бизнесе», — так Магомедов в 2012 году отвечал на прямой вопрос газеты «Ведомости».

В итоге «Транснефть» арендовала землю у «Суммы». А Магомедов продолжил скупку. Он приобрел компанию «Петротранс-Приморск», имевшую право долгосрочной аренды на 300 га возле резервуаров «Транснефти». Ранее компанией владели предприниматели Евгений Малов и Андрей Катков. Это те самые люди, с которыми начинал бизнес Геннадий Тимченко: вместе они получили контроль над Киришинским НПЗ, одним из крупнейших в России. Возможно, партнеры Тимченко арендовали участок возле порта Приморск, рассчитывая в дальнейшем войти и в нефтеперевалочный бизнес.

Однако как раз в 2003 году Малов и Катков поссорились с Тимченко. «Весной или летом 2003 года отношения г-на Тимченко с г-ном Маловым и г-ном Катковым ухудшились. <...> Г-н Никитин приписывает это как минимум отчасти уверенности г-на Тимченко в том, что поскольку у него были хорошие отношения с президентом Путиным, он мог не включать г-на Малова и г-на Каткова в свои новые предприятия, в том числе Gunvor International», — говорится в материалах Лондонского суда (иск «Совкомфлота к бывшему гендиректору Дмитрию Скарге и предпринимателю Юрию Никитину).

Грузооборот Приморска рос впечатляющими темпами. Уже в 2008 году он достиг 76 млн тонн — против 12 млн в 2002-м. Зиявудин Магомедов стал бизнесменом федерального уровня. А когда к власти пришел Дмитрий Медведев, Магомедов ворвался в первую сотню Forbes

Вскоре Малов и Катков покинули «нефтянку». А Зиявудин Магомедов прочно обосновался в Приморске. Вторую очередь причалов Магомедов строил уже как полноценный партнер «Транснефти». По времени это совпало с другим важным событием: как раз в 2004 году Аркадий Дворкович, на тот момент — начальник экспертного управления президента, вошел в совет директоров госкомпании.

Впоследствии «Сумма» стала еще и подрядчиком «Транснефти». Например, отремонтировала магистральный нефтепровод на отрезке от Нижегородской области до Иркутской, общая длина замененных участков превысила 1000 км.

Грузооборот Приморска рос впечатляющими темпами. Уже в 2008 году он достиг 76 млн тонн — против 12 млн в 2002-м. Зиявудин Магомедов стал бизнесменом федерального уровня. А когда президентом (2008–2012) стал Дмитрий Медведев, Магомедов ворвался в первую сотню Forbes.

Рядом с Дворковичем и Медведевым

Зиявудин Магомедов впервые вошел в список Forbes в 2011 году с состоянием в $750 млн. Если раньше активы «Суммы» были непрозрачны и плохо поддавались оценке, то в 2010-м произошло знаменательное событие: Магомедов вместе с «Транснефтью» купил долю в крупнейшем российском порту, Новороссийске. Ранее эта доля — через кипрскую Kadina Limited — принадлежала бизнесменам Аркадию Ротенбергу, Александру Пономаренко и Александру Скоробогатько.

Сделка прошла, мягко говоря, по замысловатой схеме. Сначала сам Новороссийский порт (НМТП) взял кредит в Сбербанке почти на $2 млрд и купил Приморский порт. А его хозяева, получив кэш и добавив собственные средства, приобрели кипрскую Kadina Limited. В результате, пишет Forbes, Ротенбергу достались $500 млн, Пономаренко и Скоробогатько (именно эти бизнесмены некоторое время владели «дворцом Путина» под Геленджиком) — по $1 млрд, Магомедов с партнерами получил важнейший актив, а все эти манипуляции профинансировал Сбербанк. В минусе оказался сам НМТП и его миноритарные акционеры, поскольку именно на порт повесили обслуживание кредита.

Группа «Сумма» вызвалась закончить реконструкцию Большого театра, тянущуюся еще с 2005 года. К проекту бизнесмен подошел с купеческим размахом: на позолоту лепнины в зрительном зале ушло 4,5 кг сусального золота, позолотой было покрыто 893 м2

768766.jpg
Фото: superlinguist.com

В эпоху Медведева о Магомедове впервые заговорила федеральная пресса. Группа «Сумма» вызвалась закончить реконструкцию Большого театра, тянущуюся еще с 2005 года. К проекту бизнесмен подошел с купеческим размахом: на позолоту лепнины в зрительном зале ушло 4,5 кг сусального золота, позолотой было покрыто 893 м2. Как утверждал источник деловых СМИ, Магомедов ничего не заработал на этом подряде, зато окунулся в светскую жизнь. После открытия Большого театра осенью 2011 года «Сумма» устроила прием, куда отправились чиновники, бизнесмены и приезжие звезды вроде Моники Беллуччи. Реконструкция Большого театра считалась амбициозным проектом президента Медведева.

В ту пору Магомедов стал активным участником и политической жизни. В 2011 году летал вместе со старым другом Дворковичем и главой государства Дмитрием Медведевым на саммит АТЭС в Гонолулу. В 2012-м — на правах главного организатора — сидел по правую руку от президента Путина уже на саммите этой же организации во Владивостоке.

Якунин против Магомедова

В 2012 году Магомедов совершил еще одну крупную сделку — купил у бизнесмена Сергея Генералова транспортную группу FESCO. Он мечтал о создании логистического холдинга мирового уровня. Суда компании привозили бы товар в порты Дальнего Востока, там он перегружался в железнодорожные вагоны и отправлялся бы на запад России и в Европу. Магомедов всерьез рассчитывал конкурировать с существующими логистическими цепочками, когда китайский ширпотреб плывет на Запад через Суэцкий канал.

Однако вскоре после ухода Медведева из Кремля стремительный взлет Магомедова прекратился, а амбициозные планы были забыты. Появилось мнение, будто кое-кто в Кремле очень недоволен активностью Магомедова

«Сегодня на транзит через территорию России приходится лишь около одного процента от общего объема торговых потоков между Европой и Азией. Причин этому много, но одна из главных, по нашему мнению, это отсутствие крупной интермодальной географически диверсифицированной транспортной компании. Это та модель, которую мы развиваем», — говорил в июне 2012 года в интервью агентству «Прайм» президент «Суммы» Александр Винокуров, зять министра иностранных дел Сергея Лаврова.

Однако вскоре после ухода Медведева из Кремля стремительный взлет Магомедова прекратился, а амбициозные планы были забыты. «Есть мнение, будто кое-кто в Кремле очень недоволен активностью Магомедова. Госбанкам предписано не кредитовать «Сумму», — цитировало анонимный источник в декабре 2012-го года издание РБК.

Закрытие сделки по покупке FESCO несколько раз переносилось. В конце концов, «Сумма» сумела привлечь пул иностранных банкиров. Но на этом неприятности не закончились. Магомедов для своей транспортной империи рассчитывал купить у РЖД 50% компании «Трансконтейнер», обладателя крупнейшего в России парка контейнеровозов. Этот пакет фигурировал в плане приватизации.

Но Владимир Якунин, давний недруг Магомедова, оказался хитрее. Он придумал заведомо нежизнеспособный проект, создание совместной российско-казахстанско-белорусской транспортной компании (ОТЛК) и добился разрешения президента Путина отдать туда акции «Трансконтейнера». Амбициозные планы Магомедова потерпели крах.

Магомедов против Сечина

Хозяин «Суммы» умудрился поссориться с одним из самых влиятельных людей страны, главой «Роснефти» Игорем Сечиным. Ставки на услуги портов в России традиционно номинированы в долларах, поэтому после скачка валютного курса в конце 2014 года они сильно подорожали.

Больше всех этот факт возмутил «Роснефть». В феврале 2017 года компания пожаловалась на Новороссийский порт в Федеральную антимонопольную службу, заявив, что в 2015 году ежемесячные расходы на перевалку нефти через порт выросли почти на 50 млн руб. — безо всяких разумных оснований, а только лишь из-за девальвации.

ФАС поддержала «Роснефть», выкатив Новороссийскому морскому торговому порту (далее НМТП) гигантский штраф почти в 10 млрд руб. После этого президент «Транснефти» Николай Токарев написал письмо руководителю службы Игорю Артемьеву, назвав его действия «безосновательным и неправомерным вмешательством». Пока тянулась эта перепалка, НМТП сумел обжаловать в суде штраф антимонопольщиков. Последнее решение по этому делу датируется февралем 2018 года — федеральный арбитраж Московского округа подтвердил выводы нижестоящих судов.

Но едва представители Новороссийского порта выдохнули, случилась новая беда: в марте налоговики выкатили порту претензии — по некой ли иронии — на очень схожую сумму в 9,6 млрд руб.

На фоне этих события стало известно, что «Сумма» хочет выйти в кэш. «Транснефть» уже получила в ФАС разрешение на покупку доли партнера. Представители Магомедова объясняли газете «КоммерсантЪ», что им не интересен актив, над которым до сих пор нет полного контроля. Теперь, после ареста Зиявудина Магомедова, будущее этой сделки туманно.

След Сечина в уголовном деле

Зиявудина Магомедова задержали 30 марта, когда он явился на допрос в Следственный департамент МВД. На следующей день он собирался с семьей улететь в Майами. Рейс частного бизнес-джета был запланирован на полдень, сообщили на заседании суда.

768758.jpg
Гендиректор компании «Интэкс» 
Артур Максидов Фото: karpovka.com

Магомедова обвиняют в мошенничестве, растрате и — главный удар — создании преступного сообщества, что предполагает до 20 лет лишения свободы. Общая сумма ущерба — свыше 2,5 млрд руб. Задержан и брат Магомед Магомедов, а также Артур Максидов, гендиректор компании «Интэкс» (входит в «Сумму»).

В деле семь эпизодов, первый из которых расследуется с 2014 года. Следствие проходило довольно вяло, пока полгода назад дело не поступило в распоряжение следователя СД МВД Николая Будило. Это фигурант «списка Магнитского», он попал туда как следователь, возбудивший одно из уголовных налоговых дел против фирм Браудера. Будило энергично взялся за работу: уже в октябре Зиявудина Магомедова впервые вызвали на допрос, однако он не пришел, сославшись на заграничную командировку.

Оперативным сопровождением занимается управление «К» СЭБ ФСБ под руководством генерала Ивана Ткачева. Ранее он возглавлял Шестую службу Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ, известную как «сечинский спецназ»

Оперативным сопровождением занимается управление «К» СЭБ ФСБ под руководством генерала Ивана Ткачева. Ранее он возглавлял Шестую службу Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ и имел репутацию человека, близкого Олегу Феоктистову. Когда легендарный генерал Феоктистов возглавлял «Шестерку», ее называли «спецназом Сечина».

Обращает на себя внимание спешка с арестом Магомедова. Как выяснилось на суде, дело по 210 статье УК РФ (создание преступного сообщества) было возбуждено только 29 марта, то есть накануне задержания бизнесмена. А в день задержания, почти в полночь, на Петровку на допрос, причем без адвокатов, доставили свидетеля — Владимира Смирнова, бывшего заместителя директора Объединенной зерновой компании («Сумма» владеет там 50% минус одна акция, остальное — у государства). По словам адвокатов Магомедова, во время этого ночного допроса Смирнов дал показания против их подзащитного, причем резко отличающиеся от всех предыдущих.

Братья Магомедовы и Максидов арестованы до 30 мая. В ходе судебного заседания по мере пресечения следователь не исключил возможности пойти навстречу Зиявудину Магомедову, если тот возместит весь причиненный ущерб.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.