Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Грецкий орешек

17.02.2010 | Таланцева Илона , Юнанов Борис | № 05 от 15 февраля 2010 года

Справится ли Евросоюз с коллапсом греческой экономики

В греческом зале. Колыбель европейской цивилизации — Грецию не на шутку раскачало. Переживаемый страной жесточайший финансовый кризис угрожает стабильности евро и будущему всего европейского валютного союза. Греческое правительство отчаянно ищет выход. The New Times тем временем походил по улицам Афин — что думают о ситуации потомки Еврипида и Аристотеля?

146-34-01.jpg
Греки постоянно бастуют, и в первую очередь — госслужащие. 
Лозунг бастующих: «Мы не платим»

35-летний программист Тассос Яникопулос работает на афинское подразделение корпорации NEC, зарабатывая около €2,5 тыс. в месяц. Это почти на 40% меньше, чем у его коллеги во Франции, и почти на 65% — в сравнении с зарплатой IT-пахаря в Германии. До сих пор Тассос выгодно экономил на бензине: здесь, в Греции, цены заметно ниже, чем в той же Германии (около ?0,9 за литр против ?1,3 у немцев). Но сейчас все в Европе заговорили о «греческом кризисе». И Тассос, подъезжая к бензоколонке, первым делом смотрит на ценники — не изменились ли: «Я знаю, что повышение цен неизбежно. Вопрос только — когда».

«Не слишком-то пошикуешь»

Греки привыкли жить на широкую ногу, не отказывая себе в мирских удовольствиях. А тут — кризис, увольнения... Грек идет на биржу труда. Давайте пойдем туда вслед за ним. На бирже, так называемой ОАЕД, — безумное скопление народа. Впрочем, это обычная картина не только для кризисных времен. Наверное, по-другому «контора» работать не может. Прислушаемся к разговорам посетителей.
Димитриос Павлидис, 42 года, автомеханик, ныне безработный: «Вчера получил пособие и наконец-то повел жену в ресторан! Она давно просила, но с этой зарплатой не слишком-то пошикуешь (имеется в виду наличка на неофициальной, левой работе, недаром одна треть экономики страны находится «в тени». — The New Times).
Яннис Карантонис, 31 год, страховой агент, ныне безработный: «А я купил путевку в Халкидики. Дорогая, но зато пятизвездочный ­отель. Кусаются нынче цены».
Хараламбос Метритикас, 48 лет, бывший замдиректора строительной фирмы: «А я не работаю, жду, может, здесь мне что-то подберут! Они мне предложили работенку одну, но там пахать по 10 часов в день, да и специальность не моя. Что я, дурак, что ли — идти на такое понижение статуса. Подожду еще…»
Услышав в разговоре слово «кризис», представитель греческой нации обычно скорбно поджимает губы, характерно закатывает глаза и гробовым голосом возвещает: «Да, совсем тяжело стало». И после этого идет тратить деньги. Правительство сейчас расходует до 40% госбюджета — при его почти 13-процентном дефиците! — на выплаты зарплат и пенсий госслужащим. Но простые граждане продолжают идти в банки за кредитами. Глядя на Грецию непредубежденно, натыкаешься на особенности национальной психологии, отчасти объясняющие причины экономических передряг.

Мечта каждого второго

Население страны делится на две почти равные части: государственных и частных служащих. Пробиться на госслужбу — мечта каждого грека. Ведь только в госсекторе существуют такие «прелести», как стабильность зарплаты и невозможность увольнения (если только вы не совершили уголовное преступление), ежегодный прирост заработной платы на 3%, отпускные, ежегодные премии, на Рождество — «тринадцатая» зарплата, на Пасху — половина зарплаты, четкая работа по графику: с 8.00 до 14.00 (ни секундой больше, меньше — пожалуйста), полная безнаказанность за нарушение этики общения с посетителями, льготы на отпуск (оплата проезда, жилья и даже экскурсий). Одним словом, госслужащие — это роскошествующая часть населения, радости которой оплачивают своим трудом работники частного сектора. Конечно, «частникам» тоже положены премии, отпускные и некоторые льготы во время отпуска. Но эти жалкие «подачки» начисто перекрывает постоянный страх остаться без работы, патологическая неприязнь (если не ненависть) к начальству, постоянный риск штрафов и прочих «наказаний», например, в виде отказа выплаты бонусов, вынужденная необходимость работать сверх нормы, не получая сверхурочных...
В один прекрасный день госрасходы начисто перекрыли доходы частного сектора. Но привилегированная половина страны продолжала жить, не обращая внимания на опасный перекос. И живет так по сей день.

На дворе кризис, а греки постоянно бастуют. И в первую очередь — госслужащие. Пусть государство накопило долгов выше крыши — их зарплата все равно не уменьшится ни на цент, ведь забастовка в Греции объявлена легальной формой протеста. И никому нет дела, что, когда бастует госсектор, остальная половина страны лишена возможности добраться до работы (забастовка работников транспорта), получить необходимый документ (забастовка служащих госучреждений), просто отдохнуть, посетив тот или иной музей (музеи в Греции — государственное достояние), и т.д.

Фермерское спокойствие

Во многом формированию благостно-беззаботного мировоззрения коренных греков способствовал массовый приток в страну в последние 15–20 лет иммигрантов. Они приехали в Грецию за лучшей жизнью и рады всему, что у них есть. Именно по этой причине работодатели, искусно избавляясь от служащих-«аборигенов», принимают на работу албанцев (их большинство среди иммигрантов), поляков, русских, украинцев, болгар и даже пакистанцев, которых в последнее время в стране видимо-невидимо. Нетребовательные иммигранты развязали руки скупым работодателям. Например, недавно в Греции бастовали фермеры, требуя очередной подачки — ежегодной дотации от государства. Выехав на тракторах и комбайнах на центральную трассу страны и перекрыв поток машин (соответственно, вынужденно остановив экономику страны более чем на неделю), они радостно общались, покуривая и перекусывая между делом. Откуда такое спокойствие? Неужели их не волновали дела фермерские: уход за плодоносящими ныне мандаринами и апельсинами, полив тепличных овощей, растущих здесь и летом, и зимой? Нет, не волновали! Ведь эту «грязную» работу выполняют нанятые за копейки иммигранты. В прошлом году в теплице погибла беременная болгарка, отравленная химикатами. И это был единственный случай, о котором узнала общественность. А ведь ежемесячно в теплицах погибают люди, работающие на износ: пакистанцы, африканцы, индийцы, румыны, украинцы, белорусы. Их просто закапывают в многочисленных могилах «неизвестных», то есть неопознанных людей, ведь у большинства из них нет даже документов, удостоверяющих личность… Но фермеры спокойны. Если забастовка удастся — им еще денег заплатят за «выход на трассу», если нет — работа все равно не стоит.

«Пусть теперь думают»

Сейчас правительство Греции рассматривает проект закона о предоставлении греческого гражданства иммигрантам, легально прожившим в стране более пяти лет. Один местный журналист так комментирует эту инициативу: «Коренные греки просто боятся, что иммигранты из-за кризиса начнут уезжать из страны, а вместе с ними дешевая и неприхотливая рабочая сила». Так кто же виноват в греческом кризисе и кто поможет выйти из него — ЕС, МВФ? Заправщик на афинской бензоколонке, той самой, где заправляется программист Тассос Яникопулос, отвечает на вопрос без тени сомнения: «Раньше у нас была своя дешевая валюта — драхма — и своя дешевая жизнь. Потом кто-то захотел, чтобы у нас была дорогая валюта и дорогая жизнь. Пусть теперь думают, как нам помочь», — и он кивнул куда-то в северо-западную сторону. Там, за горами, Брюссель?..


Государственный долг Греции достиг астрономической суммы — ?240 млрд. На днях кабинет Папандреу объявил об антикризисных мерах, которые позволят уже в ближайший месяц сэкономить ?800 млн. Однако ведущие европейские эксперты сомневаются в способности Афин выбраться из долговой ямы без посторонней помощи.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.