#Силовики

Пересадки органов, или Возвращение МГБ

25.01.2018 | Илья Рождественский — специально для The New Times

Что ждет правоохранительные органы и спецслужбы после 18 марта? The New Times выяснил, какие варианты реформ обсуждаются в высших эшелонах власти

864487.jpg

Комплекс зданий ФСБ на Лубянке Фото: Flickr / Фото Москвы Moscow-Live.ru

В мае, после инаугурации, главе государства предстоит определить не только новый состав руководства Кремля и Белого дома, но и новую конфигурацию силовых структур. Как объясняют три высокопоставленных собеседника NT, близкие к руководству ФСБ и МВД, сейчас идут консультации о том, как именно будет выглядеть новая структура.

Министерство госбезопасности

864483.jpg
Официальная эмблема
ФСБ РФ Фото: fsb.ru

Дискуссии в основном идут вокруг проекта создания Министерства государственной безопасности. Эта идея активно обсуждалась еще летом и осенью 2016 года, однако тогда, объясняют два источника NT, решение вопроса было отложено в связи с приближением предвыборного периода. После марта 2018 года, когда пройдет голосование, инициатива может быть все-таки воплощена в жизнь.

В распоряжении NT есть выдержки из концепции, подготовленной сторонниками МГБ на Лубянке. Министерство должно объединить Федеральную службу безопасности, Службу внешней разведки и Федеральную службу охраны, причем базовым ведомством будет именно контрразведка, говорится в документе. «Концентрация в составе ФСБ внешней разведки и охранных функций выглядит логичным решением, <…> поскольку в опережающем режиме позволит еще на стадии зарождения акций (иностранных государств, направленных на дестабилизацию обстановки в России) перехватывать их (СВР) и способствовать нейтрализации (ФСО)», — указано в концепции. В материалах также подчеркивается, что формирование МГБ позволит «создать и поддерживать дуализм» среди силовых структур: предполагается, что министерство уравновесит собой Росгвардию Виктора Золотова. Наконец, еще один аргумент в пользу МГБ приводит источник, близкий к руководству МВД: если ФСБ, СВР и ФСО докладывают президенту об одном и том же, в равной степени занимаются борьбой с преступностью внутри страны, изучают общественное мнение и «отражают внешние угрозы», то их логично объединить.

В числе вероятных руководителей МГБ собеседники NT называют не только директора ФСБ Александра Бортникова, который руководит службой почти десять лет, но и директора ФСО Дмитрия Кочнева. Последний возглавляет ведомство сравнительно недавно: в мае 2016 года он сменил на этом посту Евгения Мурова. Выбор тогда стоял между Кочневым и Олегом Климентьевым, руководившим Службой охраны президента после Виктора Золотова. По словам собеседника NT в ФСО, предпочтение было отдано Кочневу, поскольку он способен решать «непростые кадровые вопросы».

«Если ФСБ, СВР и ФСО докладывают президенту об одном и том же, в равной степени занимаются борьбой с преступностью внутри страны, изучают общественное мнение и «отражают внешние угрозы», то их логично объединить», — говорит источник

И Кочнев эти ожидания оправдал, за полтора года отправив в отставку больше десяти генералов ФСО; еще один подчиненный Кочнева, глава Службы охраны ФСО на Кавказе Геннадий Лопырев, был приговорен к десяти годам колонии за получение взятки. Источник в службе объясняет это сменой команды: отставленные офицеры были близки к Мурову, многие из них «засиделись» на своих должностях, а Лопырев и вовсе переоценил свой аппаратный вес и возможность обращаться напрямую к президенту. Если МГБ будет образовано, то ФСО не потеряет своего влияния, утверждают два собеседника NT, а для Кочнева в случае его назначения на пост главы министерства это станет заметным повышением.

Собеседники NT затруднились ответить на вопрос, какую позицию по поводу реформы занимает директор СВР Сергей Нарышкин. По словам одного из собеседников, бывший спикер Госдумы занимает нынешний пост менее полутора лет, но за это время он неплохо влился в коллектив, обошелся без серьезных перестановок, назначив только своим заместителем Сергея Герасимова (до этого работал первым замминистра юстиции), и, вероятно, предпочел бы пока сохранить нынешнее положение вещей.

Впрочем, еще один источник NT на Лубянке призывает не списывать со счетов Бортникова. К директору ФСБ в последние годы были две значимых претензии у президента: первая была связана с конфронтацией с руководством Чечни во время расследования дела об убийстве Бориса Немцова, вторая — с провалом спецслужбы в борьбе с террористами, результатом чего стал теракт в Санкт-Петербурге в апреле 2017 года, совпавший с приездом в город Владимира Путина. Однако, замечает источник, противостояние с Кадыровым исчерпано, а по антитеррористической линии ФСБ реабилитировалась: в конце года Бортников отрапортовал о 23 предотвращенных терактах. Если директор и покинет свой пост, то только по той причине, что он занимает должность дольше своего предшественника, Николая Патрушева, — уже почти десять лет. В этом случае Бортников, вероятно, перейдет на работу в Совет безопасности, продолжает источник.

К директору ФСБ в последние годы были две значимых претензии у президента: первая была связана с конфронтацией с руководством Чечни во время расследования дела об убийстве Бориса Немцова, вторая — с провалом спецслужбы в борьбе с террористами, результатом чего стал теракт в Петербурге в апреле 2017 года, совпавший с приездом в город Владимира Путина

Федеральная служба расследований

864484.jpg
Официальная эмблема СК РФ

Общие контуры министерства еще не определены. По словам одного из источников, есть вероятность, что Служба безопасности президента не войдет в МГБ и будет существовать как отдельная структура. Еще два собеседника утверждают, что обсуждается вариант выделения из состава МГБ следственных функций, которые передадут новой структуре — Федеральной службе расследований (ФСР). Как отмечается в концепции, «в нее вольются СКР и все следственные подразделения других силовых ведомств», то есть следственное управление ФСБ и следственный департамент МВД, «сотрудники которых будут выведены за штат и переаттестованы». Это, как замечает собеседник в руководстве ФСБ, дает простор для кадрового маневра.

Идея ФСР возникла одновременно с МГБ — летом 2016 года. И по тем же причинам, что и МГБ, ее на время положили под сукно. Сейчас у нее вновь появились сторонники, например глава следственного департамента МВД Александр Романов, которому подобная перегруппировка добавит влияния. Против выступает Владимир Колокольцев, поскольку его Министерство после такой реформы останется фактически «ведомством участковых», говорит собеседник, близкий к руководству МВД.

Впрочем, ФСР — не самый привлекательный вариант и для ФСБ. По словам двух источников в спецслужбе, на Лубянке предпочли бы не отказываться от следственных функций, а сосредоточить их в своих руках, отодвинув СКР на второй план. Наступление на полномочия следователей в ФСБ ведут уже давно: частью это наступления, например, стало уголовное дело в отношении высокопоставленных сотрудников Следственного комитета.

Идею Федеральной службы расследований поддерживает глава следственного департамента МВД Александр Романов, которому подобная перегруппировка добавит влияния. Против выступает Владимир Колокольцев, поскольку его Министерство после такой реформы останется фактически «ведомством участковых»

В рамках этого же наступления в середине декабря 2017 года в Госдуму сенатор Алексей Александров внес законопроект, который предлагает дать генеральному прокурору и его заместителям право изымать любое уголовное дело или материалы проверки о преступлении, выявленном ФСБ, и передавать его на расследование в службу. «Предлагаемые изменения позволят повысить эффективность и объективность предварительного следствия по ряду уголовных дел, выявленных органами ФСБ, предварительное следствие по которым сегодня осуществляется следователями иных органов предварительного расследования (например, следователями Следственного комитета России в отношении судей, прокуроров и следователей)», — отмечает автор документа в пояснительной записке, не скрывая, чьи полномочия будут урезаны. Сейчас законопроект направлен в комитет по государственному строительству и законодательству. Собеседник NT в руководстве Госдумы говорит, что закон готовился при участи ФСБ, потому у него неплохие шансы на принятие.

Судьба Бастрыкина

Федеральная служба расследований — не единственный вариант реформы силовых структур. NT уже писал, что Следственный комитет может вернуться в лоно Генеральной прокуратуры, из которой он был выделен в 2011 году. Кроме того, функции СКР могут быть поделены между МВД и ФСБ: полиции отойдут экономические преступления, а контрразведке — коррупционные. Один из собеседников NT говорит, что не до конца похоронена еще идея создания единого следственного комитета на базе СКР и следственного департамента МВД. Главным лоббистом такого преобразования был генерал полиции Александр Савенков, которого в конце ноября 2016 года Владимир Путин уволил из Министерства внутренних дел. Однако и после этого в правоохранительных органах хватает сторонников этого варианта реформирования следствия, замечает источник.

Все три сценария предусматривают, что нынешний председатель СКР Александр Бастрыкин не останется на своем посту. Хорошо знакомый с ним собеседник NT полагает, что в случае отставки Бастрыкин будет проситься на пост руководителя Санкт-Петербургской академии Следственного комитета. Источник объясняет это тем, что учебное заведение уцелеет, как бы ни развивались события. Кроме того, Бастрыкин считает академию своим детищем и хочет о нем позаботиться.

Все три сценария предусматривают, что нынешний председатель СКР Александр Бастрыкин не останется на своем посту. В случае отставки Бастрыкин будет проситься на пост руководителя Санкт-Петербургской академии Следственного комитета

Недовольство Бастрыкиным у руководства страны зреет давно. Его выступления в прессе, конфликт с заместителем главного редактора «Новой газеты» Сергеем Соколовым, найденная у Бастрыкина недвижимость в Чехии, якобы имевшаяся связь с членами тамбовской преступной группировки, которая упоминается в материалах испанского расследования, — это лишь несколько лежащих на поверхности причин, по которым работа председателя СКР перестала устраивать президента. Среди менее очевидных источники NT называют затяжной конфликт Бастрыкина с генпрокурором Юрием Чайкой, который вылился в дело о крышевании прокурорами подпольных казино в Подмосковье, «дело генералов СКР» и противостояние с ФСБ. Так, спецслужба продолжает добиваться уголовного преследования близкого к Бастрыкину руководителя столичного управления СКР Александра Дрыманова по делу Шакро Молодого.

Сам председатель СКР, осенью выступая перед студентами юридического факультета МГУ, признавал, что разговоры о реформировании Следственного комитета ведутся. Выдержки из записи его речи есть в распоряжении NT. Тогда же Бастрыкин напомнил, что у его ведомства есть собственное предложение по реформированию, которое заключается в воссоздании должности судебного следователя. Про эту идею в СКР говорят с конца 2015 года, но, как обращает внимание высокопоставленный собеседник NT в силовых структурах, маловероятно, что в ближайшее время эта инициатива будет претворена в жизнь, поскольку на повестке пока стоят более радикальные изменения.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.