Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Прокурорская рулетка

28.02.2011 | Барабанов Илья , Мостовщиков Егор | № 07 (192) от 28 февраля 2011 года

Блюстители закона зарабатывают на незаконном бизнесе

20_490.jpg

Прокурорская рулетка. Скандал вокруг крышевания игорного бизнеса подмосковными прокурорами уже повлек за собой отставку замдиректора ФСБ. Возможны и дальнейшие перестановки: под вопросом будущее генпрокурора Юрия Чайки и губернатора Подмосковья Бориса Громова. The New Times разбирался, что стоит за очередным витком войны силовиков и что представляет собой сегодня нелегальный игорный бизнес

25 февраля, в день подписания номера The New Times в печать, официальный сайт Федеральной службы безопасности по-прежнему сообщал читателю, что генерал-полковник Вячеслав Ушаков занимает пост заместителя директора ФСБ, хотя указ о его отставке президент Дмитрий Медведев подписал еще 21 февраля. Ушаков стал пока самой высокопоставленной жертвой очередного витка войны между Следственным комитетом и Генпрокуратурой и скандала о крышевании руководством прокуратуры Московской области нелегального игорного бизнеса. Еще в начале февраля на стол президенту Медведеву, по информации собеседников The New Times в администрации президента, положили фото- и видеосъемку того, как генерал Ушаков с размахом отмечал свое 60-летие (юбилей случился 28 января). Отмечали в любимом ресторане генерала на Рублевке, по данным СМИ, на празднование ушел $1 млн. Один из рублевских жителей рассказал The New Times, что к ресторану выстроилась вереница элитных машин, а фейерверки освещали окрестности до глубокой ночи. Но лопнуло президентское терпение только после слива в информагентства из курируемого Ушаковым Центра общественных связей (ЦОС) текста справки ФСБ о ходе расследования уголовного дела о крышевании нелегального игорного бизнеса высокопоставленными сотрудниками подмосковной прокуратуры. Формулировка для отставки была выбрана максимально жесткая: за «недостатки в работе и нарушение служебной этики». «Нельзя делать выводы о виновности до решения суда. Давить на следствие, привлекая СМИ, недопустимо», — заявил в тот же день президент Медведев.

Охота на генпрокурора

Основным фигурантом справки ФСБ, разошедшейся по информагентствам 14 февраля, стал зампрокурора области Александр Игнатенко. Фотографии его застолий с владельцем сети нелегальных игровых залов Иваном Назаровым (из личного архива бизнесмена) усилиями чекистов сразу же разошлись по таблоидам. ФСБ сообщила о 35 обысках в 15 городах Московской области, изъятии 1200 игровых автоматов, документов на объекты недвижимости в Испании и Венгрии, 60 печатей различных фирм-однодневок. По данным следователей, ежемесячный доход игровой сети мог составлять от $5 млн до $10 млн. Справка ФСБ составлена так, будто виновность как самого Назарова, так и прокурорских сотрудников уже установлена судом: о презумпции невиновности в ФСБ, видимо, не слышали, что и вызвало гнев Медведева.

Фигурантами скандала помимо Назарова (задержан на два месяца), Игнатенко и его начальника — прокурора области Александра Мохова, которого обвиняют в том, что его семейный отдых в Париже, Праге, Вене, Милане оплачивался владельцами подпольных казино (оба отстранены от работы на время следствия), стали также подмосковный природоохранный прокурор Павел Седойкин, одинцовский прокурор Роман Нищеменко, городской прокурор Ногинска Владимир Глебов, начальник 15-го управления прокуратуры области Дмитрий Урумов и прокурор Серпухова Олег Базылян.

Примечательно, что до президентского вмешательства прокуратура, с одной стороны, и СК с ФСБ — с другой, на протяжении полутора недель занимались перетягиванием каната, то закрывая, то вновь открывая уголовное дело. 12 февраля постановление об отмене возбужденного уголовного дела вынес замгенпрокурора Владимир Малиновский. 18 февраля начальник Главсного управления по надзору за следствием Генпрокуратуры Андрей Некрасов назвал заявления представителей СК о том, что Игнатенко с Моховым покровительствовали нелегальным игорным заведениям, «глумлением над Конституцией».

20-1.jpg20-2.jpg
20-3.jpg
 
В ходе обысков следователи изъяли любительские фотографии, на которых Иван Назаров и Александр Игнатенко расслабляются после трудовых свершений (1), платежки, которые якобы подтверждают, что бизнесмен оплачивал отдых прокурорского сотрудника (2) и удостоверение Главного управления внутренних дел МВД по Московской области на имя никогда не работавшего в органах Ивана Назарова (3)

Столь упорное сопротивление Генпрокуратуры собеседники The New Times объясняют двумя факторами: во-первых, сын генпрокурора Юрия Чайки Артем является давним другом и бизнес-партнером основного фигуранта уголовного дела Ивана Назарова**Артем Чайка не в первый раз оказывается в центре криминального скандала. Еще в бытность его отца прокурором Иркутской области в 90-х годах Артем Чайка был известен дружбой с «черными рейдерами» Тимуром и Баширом Кодзоевыми. Первый был расстрелян в Чите в 2001 году, второй успешно работал депутатом Госдумы от «Единой России» с 1999-го по 2007 год. Подробно об этом The New Times писал в № 13–14 от 14 мая 2007 года. Во-вторых, в июне Юрию Чайке предстоит пройти через процедуру переутверждения на своей должности, а скандал вокруг прокурора Московской области может сильно ударить по его планам. Наконец, атака на подмосковных прокуроров может стать предпосылкой и для другой громкой отставки: во всяком случае собеседники The New Times в кремлевской администрации говорят, что в правящем тандеме назрело решение отправить на пенсию губернатора области Бориса Громова, случиться это должно не позднее мая, а на таком информационном фоне уход губернатора-тяжеловеса будет смотреться более чем оправданно.

Миллионные потери

Коллеги Ивана Назарова по игорному бизнесу говорят теперь: «Ему просто не повезло. Сделали стрелочником в политической игре. Надо было прижать подмосковных прокуроров, а через игровой бизнес это оказалось проще всего». Борьба с подпольными казино третий месяц идет и в столице: по утверждению бизнесменов, большая часть игровых залов уже не действует, хотя 23 февраля Владимир Колокольцев пообещал «игровикам» новые рейды. Собеседник The New Times Вагиф владел сетью из 40 игровых залов по всей Москве и утверждает, что его бизнес оставался легальным даже после 1 июля 2009 года, когда официально в Москве все казино были объявлены вне закона. «Бизнесмены всегда умнее чиновников, — говорит Вагиф. — К 1 июня все умные люди зарегистрировали свои игровые автоматы как лотереи. Вы приходите в зал, покупаете книжную закладку за 1000 рублей, а вам за это позволяют еще «бесплатно» поиграть на лотерейном автомате». В законе «О лотереях» на тот момент не было четко прописано понятие «лотерейное оборудование», чем предприимчивые дельцы и воспользовались.

Милиционеры пытались бороться с «лотереями», изымали оборудование, отправляли его на экспертизу в ЦНКЭС — Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации. А в центре сразу появились свои умные люди, которые предлагали заранее, не дожидаясь выемки аппаратуры, «занести» примерно по 200 тыс. рублей за зал и запастись сертификатами: дескать, да, эти автоматы на самом деле не игровые, а лотерейные.

Вагиф объясняет арифметику игорного бизнеса: в зале обычно стоит от 50 до 200 аппаратов. С каждого аппарата до 1 июля 2009 года в бюджет уходило 7 тыс. рублей налоговых отчислений ежемесячно. В столице на тот момент функционировало примерно 800 игровых залов, следовательно, по самым скромным прикидкам, после 1 июня в бюджет города перестало поступать примерно 0,5 млрд рублей. «Куда пошли эти деньги? — задает риторический вопрос бизнесмен. — Рынок перестроился, в столице осталось 600–700 залов. Средняя выручка с одного зала в месяц 3 млн рублей, нормальная — 6 млн, большой зал в центре города может приносить до 15 млн. С каждого зала теперь надо было отдавать в среднем 1 млн рублей на «крышу». Обязательно заносили в три инстанции: ОБЭП (отдел по борьбе с экономическими преступлениями), департамент потребительского рынка и ОНП (отдел по борьбе с налоговыми преступлениями). 300–500 тыс. рублей расходились между этими инстанциями на уровне городского округа, около 200 тыс. уходило «в город», еще 150–200 тыс. — прокурорам, в префектуры, районные управы». По данным другого собеседника The New Times, ежемесячная выручка ОБЭП в каждом округе Москвы от крышевания подпольных залов игровых автоматов приближалась к 5 млрд рублей.


Если на секунду представить, что прокуратура начнет работать совершенно честно, Россию через несколько дней охватит хаос


После того как власть имущие поняли, что игровые залы по-прежнему существуют, бюджет страдает, а у милиционеров появилась новая кормушка, на игорный бизнес было предпринято новое наступление. В июле 2010 года были приняты поправки уже в закон «О лотереях», установившие жесткие требования к лотерейному оборудованию. Старые лицензии, полученные до подписания поправок президентом, должны были действовать до 1 января 2011 года, но бизнес решил не ждать, и уже к началу осени большинство игровых автоматов из «лотерей» превратились в «видеоаттракционы». Такого издевательства в Кремле не выдержали, и в октябре Дмитрий Медведев потребовал жестко разобраться с подпольно-легальным бизнесом, умело использующим дырки в отечественном законодательстве. Едва назначенный мэр Сергей Собянин взял под козырек, и оборудование просто начали массово вывозить на склады, мировые судьи также массово принимали решения об утилизации, и пока бизнесмены пробовали опротестовать решение в вышестоящей инстанции, их имущество оказывалось уже уничтоженным. Правда, и здесь не обошлось без курьезов. Так, 24 февраля Главное следственное управление СК возбудило два уголовных дела в связи с продажей 224 терминалов, которые были изъяты следователями, находились на ответственном хранении, но неожиданно исчезли. «Это были наши терминалы, — уточнил в разговоре с The New Times бизнесмен Вагиф. — Никуда они не исчезли, конечно. Просто сотрудники районных управ поняли, что за игорный бизнес взялись всерьез, что шансов у нас получить оборудование обратно почти нет, вот и «толкнули» его налево». По словам Вагифа, Москва после собянинских зачисток перестала играть уже к концу года, а в Подмосковье бизнес более или менее успешно шел вплоть до начала февраля. Но война между СК и Генпрокуратурой поставила и там жирный крест на надеждах заработать.

Что дальше?

Бывший высокопоставленный сотрудник прокуратуры Московской области в интервью The New Times сказал: «Много пишут о том, что подмосковные прокурорские купались в роскоши и жили не по средствам. Это, бесспорно, так и было. Но посудите сами: прокуратура имеет право надзора, выдает разрешения на проведение внеплановых и прочих проверок, имеет право отказать в возбуждении уголовного дела. При этом ни один вид коммерческой деятельности в России не ведется совершенно легально и без нарушения закона. Это просто невозможно, ведь нормативные акты противоречат друг другу. Вы открываете магазин, к вам приходит сотрудник СЭС (санитарно-эпидемиологическая служба) и заявляет, что необходимо, к примеру, улучшить вентиляцию помещений. А после него является пожарный надзор, требующий перекрыть воздуховоды, так как по ним может распространяться огонь». По словам офицера, единственная инстанция, которая способна решить вопрос, — прокуратура. Договориться с ней дешевле, чем устанавливать безумно дорогое оборудование, которое невозможно будет окупить. «Если на секунду представить, что прокуратура начнет работать совершенно честно, Россию через несколько дней охватит хаос. Рухнет банковская система, построенная на фирмах-однодневках, «левых» кредитах и спекулятивных операциях. За решетку попадет большинство чиновников, погрязших в откатах и коррупции. Закроются все торговые магазины, работающие с нарушениями и даже построенные на неправильно оформленных земельных участках. Не выдержав бюрократических препон таможни и высоты реальных пошлин, рухнет система импорта. Естественно, что, поддерживая криминальную стабильность в государстве, прокуратура не забывает и себя, — говорит бывший сотрудник ведомства Чайки. — Вывод: шум вокруг «крыши» подмосковной прокуратуры — лишь аппаратные игры силовых ведомств. Любого сотрудника прокуратуры, который физически не может не нарушать закон, можно привлечь к ответственности и отправить за решетку. Так построена система, и именно такой она и нужна, чтобы держать в подчинении всех граждан, а главное — финансовые потоки страны».

Бизнесмены согласны с прокурором: «Сейчас все ждут 1 марта и вступления в силу закона «О полиции», — говорит Вагиф. — Когда станет понятно, кто уходит, кто остается и настанет затишье, переговоры между нами и теперь уже полицией возобновятся. Пока недовольны все: я, например, потерял на этих кремлевских играх $2 млн, менты недовольны — лишились кормушки, арендодатели недовольны — помещения простаивают, игроки тоже недовольны. В игровые зоны поедут миллионеры рулетку покрутить, а не те, кто спускал по 7–15 тыс. рублей в месяц. Так что баланс будет восстановлен, залы все равно заработают, а наверху продолжат выяснять свои отношения».



Легендарный генерал
В ФСБ генерал-полковник Ушаков курировал следствие, а также работу Центра общественных связей (ЦОС ФСБ). Как и его бывший шеф, экс-директор ФСБ, а ныне глава Совбеза Николай Патрушев, в 90-е годы служил в Карелии (другой представитель этого карельско-питерского клана Владимир Проничев до сих пор остается заместителем директора ФСБ, возглавляя Пограничную службу). В 1994–1997 годах Ушаков возглавлял службу безопасности Беломоро-Онежского пароходства, в 1997 году перешел на работу в центральный аппарат ФСБ, два года трудился полномочным представителем президента в Карелии, с 2003 года — замдиректора ФСБ. В 1998 году допрашивался по делу о растрате спонсорской помощи транспортной прокуратуре Карелии, выделенной Беломоро-Онежским пароходством. В 2000 году был обвинен одним из механиков пароходства в причастности к убийству питерского бизнесмена Дмитрия Варварина, считавшегося основным спонсором кандидата на пост губернатора Петербурга Юрия Болдырева. Уже в начале 2000-х годов, работая в Москве, курировал проведение операции «Двина», целью которой, по неофициальным данным, было физическое устранение президента Приднестровья Игоря Смирнова. Правда, бывший высокопоставленный чиновник администрации президента Молдавии заявил The New Times, что речь шла лишь о перехвате грузов контрабанды из непризнанной республики: после той операции Ушаков был награжден молдавским орденом Stefan cel Mare. В 2005 году Ушакова называли наиболее вероятным преемником Константина Титова на посту губернатора Самарской области. В своей последней декларации о доходах, опубликованной на сайте ФСБ, Ушаков указал, что заработал за 2009 год почти 3,5 млн рублей, владеет земельным участком и жилым домом. При этом в той же декларации было сказано, что две дочери Ушакова за тот же период не получили никакого дохода, хотя о них известно, что они активно занимаются бизнесом, в частности, являются соучредителями компании ООО «Айгерс», владеющей кинотеатрами и зарабатывающей на сдаче в аренду торговых площадей в аэропорту Шереметьево**Источники The New Times в ФСБ утверждают, что Ушаков являлся инициатором уголовных дел в отношении владельцев компании «Ист-Лайн», владеющей аэропортом Домодедово.

В подготовке материала принимал участие Илья Волжский





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.