#Украина

Донбасс все равно уйдет в закон

24.01.2018 | Анастасия Станко — специально для The New Times, Киев

Документ о реинтеграции самопровозглашенных ДНР-ЛНР заработает в начале февраля, после того как Рада преодолеет его блокировку оппозицией. Других вариантов нет

766435.jpg

Фото: © Андрей Краснощёков / Ridus.ru

Резонансный закон о реинтеграции Донбасса (полное название документа — «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей») будет стопроцентно принят на заседании Верховной рады Украины 6 февраля, заявили в разговоре с корреспондентом NT сразу несколько депутатов украинского парламента. Так они прокомментировали сообщения ряда российских федеральных СМИ о том, что 18 января закон, встреченный Кремлем в штыки, якобы был «в итоге провален». Депутаты разъяснили, что трое депутатов «Оппозиционного блока», внесших в Раду постановление об отмене закона, после того как тот был принят 280 голосами «за», прибегли к символическому «жесту отчаяния»: такая процедура позволяет противникам любого закона лишь отсрочить его принятие, но не более того.

Между тем президент Петр Порошенко, инициатор принятия закона, заявил 22 января, что подпишет его, «как только он ляжет к нему на стол». Он также не согласился с доводами главы МИД РФ Сергея Лаврова, что закон «перечеркивает Минские договоренности», в том числе и потому, что противоречит установкам Минска на федерализацию Украины и особый статус для самопровозглашенных республик Донбасса. Для Украины остается приоритетом мирное урегулирование конфликта, но при этом «мы оставляем за собой право на самооборону», сказал Порошенко. По его словам, «ни дух, ни буква закона не противоречат Минским договоренностям... В отличие от России, которая только ищет повода, чтобы их не выполнять, Украина беспрекословно придерживается и будет придерживаться всех своих международных обязательств».

В свою очередь экс-премьер Украины, лидер партии «Народный фронт» Арсений Яценюк уверен, что решение Рады позволит ускорить принятие резолюции СБ ООН о вводе в Донбасс миротворцев ООН, после чего последует «вывод российских войск» и восстановление Украиной полного контроля над своей восточной границей.

Закон о реинтеграции Донбасса выдержан в беспрецедентно жестких формулировках. Россия в нем названа страной-агрессором, на которую ложится вся полнота ответственности за войну в Донбассе, отдельные районы Луганской и Донецкой областей признаны «временно оккупированными», а органы власти в них — «оккупационными администрациями». За участие в их работе закон грозит уголовной ответственностью, а возможность прямого диалога между Киевом и ЛНР и ДНР в нем напрочь отвергается.

Хитрость Порошенко

Законопроект о реинтеграции Донбасса президент Порошенко экстренно внес в Раду 4 октября 2017 года, через два дня, 6-го, состоялось голосование по закону в первом чтении. Уже тогда депутаты вычеркнули из него все упоминания о «приверженности Украины Минским договоренностям». На вопрос, почему это было сделано, источники в Раде отвечают так: «Президенту пришлось пойти на эту уступку, иначе внесенный им проект закона не прошел бы в парламенте — не хватило бы голосов».

Порошенко прибег к хитрости — внес в парламент сразу два законопроекта — один, о реинтеграции Донбасса, он представил как «победный», второй же — о продлении на год особого статуса ДНР и ЛНР — как «вынужденный и неработающий»

766432.jpg
Законопроект о реинтеграции Донбасса
президент Порошенко экстренно внес
в Раду 4 октября 2017 года
Фото: 
Flickr / Romanenko Taras

Дело в том, что в октябре 2017 года в Раде был вынесен на голосование еще один закон, касающийся Донбасса, — «О продлении закона об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей сроком на один год». Работу над этим документом вели российские эксперты — в начале осени 2014 года, во время тяжелых боев в Донбассе. Москва считала его принципиальным, ибо в нем должен был быть прописан как алгоритм выборов в ДНР и ЛНР, так и назначение там ключевых чиновников. Причем и то и другое — на основе консенсуса с местными властями. «Мы сказали тогда русским: «Хорошо, пишите для нас этот закон», — рассказывает собеседник NT в Раде. — Закон был рассчитан на три года, но так ни одного дня и не работал. Тем не менее и Россия, и другие западные партнеры по «нормандскому формату», а также США призывали нас продлить его действие еще на один год. Но многие депутаты в Раде, в том числе из президентской коалиции, были против».

Тогда Порошенко прибег к хитрости — внес в парламент сразу два законопроекта — один, о реинтеграции Донбасса, он представил как «победный», второй же — о продлении на год особого статуса ДНР и ЛНР — как «вынужденный и неработающий». В итоге депутаты за второй закон проголосовали полностью, а за первый — в первом чтении, но с условием, что из него уберут фразу о Минске. Ее и убрали.

«Отсутствие ссылки на Минские соглашения больше всего и разозлило Москву, — уверен парламентский собеседник. — Там, видимо, не в курсе, что не сделай Порошенко такую уступку, фактически «пророссийский» закон о продлении особого статуса для Донбасса вообще не прошел бы».

Кто за что не ответит

В законе о реинтеграции Донбасса говорится, что поскольку на «оккупированных территориях» (ДНР и ЛНР) «общий эффективный контроль» осуществляет Россия, то теперь органы власти на этих территориях будут называться «оккупационной администрацией». Однако в международном праве такого термина, как «общий эффективный контроль», нет, при этом отстаивать свои права на Донбасс Украина до сих пор планирует в международных судах. Кроме того, в законе не уточняется, кто и согласно какой процедуре будет определять наличие и параметры упомянутого «общего эффективного контроля».

«Ни один международный суд не поможет нам на основе этого закона получить от России даже компенсацию за разрушенное жилье»

«Норма об ответственности России в законе прописана так, что ответственность и материальная, и моральная за ней вроде бы и есть, но при этом не указывается ни в какой промежуток времени был нанесен ущерб Украине, ни территория, на которой это произошло, ни обстоятельства… То есть предъявить конкретные претензии к Москве трудно, если не невозможно», — сетует один из депутатов президентской коалиции в Раде. И тут же оговаривается, что России в любом случае опасаться нечего: привлечь другое государство к ответственности можно только на международном уровне, и национальный закон, каким бы жестким он ни выглядел, — это пустое сотрясение воздуха. Собеседник журнала уверен, что «ни один международный суд не поможет нам на основе этого закона получить от России даже компенсацию за разрушенное жилье».

С другой стороны, поскольку в законе вся ответственность за войну возложена на Россию, то это значительно затрудняет шансы тех, кто намерен требовать компенсации за разрушенное жилье от Украины (а такие прецеденты в украинских судах уже есть).

К вопросу о полномочиях

Предположим, наступает счастливый для Украины день, когда Россия полностью выводит из Донбасса «оккупационные войска». После этого министры обороны и внутренних дел Украины, согласно новому закону, направят президенту рапорты о том, что территории больше не оккупированы, а президент издаст соответствующий указ. При этом границы бывших оккупированных территорий будет определять лично президент на основании докладов Генштаба ВСУ и Минобороны. А это, по мнению многих украинских экспертов, существенно расширяет полномочия главы государства по сравнению с теми, что зафиксированы в действующей Конституции.

Порошенко, внося документ в Раду, вряд ли рассчитывал на то, что тот обрастет такого рода конкретикой. Президентский вариант законопроекта больше напоминал патриотически выдержанную декларацию о намерениях, которая не предусматривала ни каких-либо конкретных мер по «реинтеграции Донбасса», ни распределения ответственности

Термин «Антитеррористическая операция» (АТО), как в Киеве официально называют войну на Донбассе с апреля 2014 года и по сей день, уходит в прошлое. Вместо него новым законом предлагается проводить «мероприятия по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпору и сдерживанию вооруженной агрессии Российской Федерации». Оперативное же руководство боевыми действиями перейдет от Службы безопасности Украины (СБУ) к Вооруженным силам Украины (ВСУ).

Украинские военные, стражи порядка и военно-гражданские администрации на Донбассе будут подчиняться объединенному оперативному штабу во главе с «командующим» (так именуется эта должность в законе), в работу которого не будут иметь права вмешиваться «любые лица, независимо от должностей». Назначаться командующий будет президентом по представлению главы Генштаба ВСУ. А это тоже существенно расширяет полномочия президента.

Ирония в том, что Порошенко, внося документ в Раду, вряд ли рассчитывал на то, что тот обрастет такого рода конкретикой. Президентский вариант законопроекта больше напоминал патриотически выдержанную декларацию о намерениях, которая не предусматривала ни конкретных мер по «реинтеграции Донбасса», ни распределения ответственности. После доработки в Раде документ предстал совершенно иным и выглядит сейчас, как план действий Украины на случай, если ситуация в Донбассе не сдвинется с мертвой точки и 30 тыс. мирных граждан ежедневно будут пересекать линию разграничения, как сейчас.

Так, в статье 10 закона подробно говорится о нормах коммуникации военных и представителей других силовых структур с гражданским населением. «Эта статья очень важна, прежде всего, потому, что сейчас мы наблюдаем случаи, когда отдельных украинских военных пытаются судить за применение оружия, — поясняет депутат от «Блока Петра Порошенко» Иван Винник. — С принятием закона эти дела должны быть закрыты».

Что получат от закона о реинтеграции Донбасса жители региона:

— жители Донбасса, помогавшие украинским силовым структурам в противодействии российской агрессии, в случае увечья или смерти приравниваются к участникам войны — их семьи получат компенсацию от украинского государства;

— те, у кого есть жилье или другое имущество на «временно оккупированной территории», сохранят права на них;

— документ о рождении ребенка, выданный органами «оккупационной администрации», будет признан на территории, подконтрольной украинской власти. То же касается и свидетельства о смерти;

— врачи, медсестры, вообще весь персонал, работающий в зоне боевых действий, будет признан участниками боевых действий;

— в случае подачи иска в украинский суд на Россию житель Донбасса освобождается от оплаты судебного сбора.

Читайте также:

Донбасс: «Дни и ночи соляной симфонии»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.