#Мнение

Закостенелость режима

25.12.2017 | Федор Крашенинников*

В уходящем году Путин продемонстрировал: главным препятствием развития страны является он сам

867564.jpg

Выступление президента РФ Владимира Путина на пленарном заседании XVII съезда Всероссийской политической партии «Единая Россия», Москва, 23 декабря 2017 года Фото: kremlin.ru

Признания на съезде

«Устойчивость — это, конечно же, не косность, не закостенелость, застывшая, забронзовевшая, отстающая от требований времени конструкция. Если это так, то все может разрушиться в любой момент и поставить страну под удар разрушений и распада, как это и было в недавней истории», — сказал Путин на съезде «Единой России». Это удивительно точный диагноз тому, что случилось с нашей страной и ее властью в последние годы, да и пессимизм Путина вполне оправдан: все действительно может разрушиться в любой момент.

Нынешний режим, если использовать терминологию Путина, весьма неустойчив: он действительно больше всего напоминает косную, застывшую и все сильнее отстающую от требований времени конструкцию. И совершенно непонятно, с чего вдруг она, эта конструкция, сможет вдруг обрести гибкость и настоящую устойчивость, если все последние годы власть с самого верха растлевалась вседозволенностью и безответственностью, оправдывала любые свои просчеты и даже преступления рассуждениями про Украину и козни Запада.

Путин во время избирательных кампаний (точнее, того нечто, что Кремль имеет ввиду под выборами) всегда ведет себя так, будто на дворе начало 2000-х и можно бесконечно ругать прошлую власть за все плохое, что есть вокруг. Вот еще одна знаковая цитата из выступления Путина на том же съезде «Единой России»: «У нас много всего накопилось, кто мешает ее (Россию) снова сделать молодой, перспективной, устремленной вперед, — это все должно быть вычленено и отброшено в сторону». Кто же столько лет (18 лет, напомним) мешал Путину создавать такие механизмы? За какое конкретно время так много всего плохого накопилось? Неужели в процессе накопления негативных факторов Путина ничего не беспокоило, все было нормально, пока в конце декабря 2017 года глаза вдруг не открылись — ну надо же, накопилось?

Путин во время выборов всегда ведет себя так, будто на дворе начало 2000-х и можно бесконечно ругать прошлую власть за все плохое, что есть вокруг

Или вот прекрасная мысль, прямо отсылающая нас к прошлой президентской кампании Владимира Путина: «Нужно создавать такие инструменты, которые бы позволяли двигаться вперед». Если кто забыл, в 2012 году Путин даже предлагал конкретные инструменты взаимодействия власти и общества, которые и должны были помочь двигаться вперед — например, проект «Российская общественная инициатива»: сколько петиций сквозь него прошло и сколько из них стали законами? Сколько денег было потрачено на эту потеху, и кто ответил за то, что они были потрачены зря?

Эпоха назначенцев

Не стоит ждать гибкости и творческого подхода от губернаторов, которые получают свои посты не за личные заслуги, не благодаря своим талантам политиков и управленцев, а потому что несколько чиновничьих и олигархических кланов с согласия президента переделили между собой страну, расставив на ключевые позиции региональной власти персонажей, которые в нормальной ситуации не избрались бы и в поселковые советы. Самому-то Путину не страшно ли от того, что под его ногами — целая пирамида чиновников, напрочь лишенных какого-либо собственного авторитета и популярности, но весьма активно действующих в своих интересах, но от его имени?

Ельцин мог расширить свой электорат за счет поддержки губернаторов и мэров, которые пришли в офисы в ходе конкурентных выборов и имели собственный вес и популярность. Сколько голосов может добавить Путину средний российский губернатор, если все голоса, которые он получил на выборах, получены благодаря заклинанию «меня Путин поддержал»?

Самому-то Путину не страшно ли от того, что под его ногами — целая пирамида чиновников, напрочь лишенных какого-либо собственного авторитета и популярности, но весьма активно действующих в своих интересах, но от его имени?

Да что там губернаторы, в России Владимира Путина жители городов даже мэра себе прямым голосованием избрать не могут, даже депутатами в большинстве случаев становятся только те, кого заранее согласовали и утвердили, — о какой устойчивости власти, ее гибкости и адекватности можно говорить? Случись что — возмущенные люди попросту не поймут, кто это вышел их уговаривать «потерпеть и разойтись», потому что давно уже никто никого никуда не избирал, а все начальство само себя бесконечно переназначает именем Путина, не спрашивая у людей ни согласия, ни даже мнения.

Угроза для стабильности

Не зря Владимир Владимирович завел этот разговор на съезде «Единой России», и не удивительно, что не стал выдвигаться от этой партии: видно, что-то его гложет изнутри, терзают лидера смутные сомнения насчет истинной популярности и эффективности созданной им структуры. И неудивительно: неужели кто-то серьезно готов поверить, что «Единая Россия» способна поднять его рейтинг хотя бы на полпроцента? За счет каких ресурсов она могла бы это сделать — за счет авторитета среди населения таких выдающихся деятелей нашей с вами современности, как какой-нибудь Турчак?

Прекрасная метафора про «забронзовевшую и отстающую от времени конструкцию» — не выход ли это подсознания нашего несменяемого национального лидера через 18 лет безграничного владычества? Кого же он критикует, когда говорит: «Для решения (стоящих перед страной) задач невозможно использовать только лозунги, призывы и просто кому-то на каком-то политическом этапе давать деньги, не заботясь о том, что будет завтра»? Кто у нас в стране все последние годы именно так строил всю политику — Ельцин, Обама или, может быть, Саакашвили?

Все в том же выступлении президент сообщил, что главная угроза стабильности — чиновничья коррупция и беззаконие. По его словам, эти общественные недуги ослабляют и размывают устойчивость развития, общественную солидарность и стабильность. Что же все 18 лет мешает побороть этого зверя — коррупцию? Может быть, руководителю ФСБ Бортникову надо было ей заниматься, а не реабилитацией Сталина, Берии и Ягоды?

Путин абсолютно прав — его власть неустойчива, потому что совершенно забронзовела, отстала от времени и занимается только сама собой, а коррупция и беззаконие действительно ослабляют устойчивость власти, и общественную солидарность, и эту его любимую стабильность, сохранением которой все последние годы оправдываются самые мракобесные запреты и гонения на инакомыслящих.

Власть не боится ничего и одновременно боится всего, потому что боится саму себя. Она боится, что закостенела и омертвела до такой степени, что действительно может разрушиться сразу и до основания, в один момент

Вот только он ничего со всем этим не сможет поделать и на новом сроке, потому что самый главный тормоз для обновления власти, преодоления отставания, настоящей борьбы с коррупцией и чиновничьим беззаконием — это он сам, очередной раз готовящийся занять место, которое случайным образом досталось ему в 1999 году. Он сам, Владимир Путин, — причина неустойчивости власти, ведь это он избавил всех чиновников и силовиков от необходимости действовать с оглядкой на выборы, это он создал вертикаль безответственной власти, которая опирается не на поддержку граждан, а только на него самого, примитивное насилие и пропаганду.

Не должно быть иллюзий. Эта власть не боится единичных акций протеста — всегда найдутся верные силовики, готовые бить и сажать недовольных. Она не боится общественного мнения, открытых писем интеллигенции — потому что знает: стыд глаза не выест, да и нет у нее ни стыда ни совести. Она не боится выборов в том виде, в котором она сама их проводит, — потому что всегда есть регионы, которые обеспечат и явку, и нужный процент.

Она не боится ничего и одновременно боится всего, потому что боится саму себя. Она боится, что закостенела и омертвела до такой степени, что действительно может разрушиться сразу и до основания, в один момент, по любому неизвестному и потому непредсказуемому поводу. Поэтому и страшен ей каждый протестный митинг и каждый независимый кандидат, страшен каждый блог, репост и иностранное СМИ, страшны санкции, инаковерующие и инакомыслящие — потому что неизвестно, откуда вылетит «черный лебедь» и что станет последней каплей.

* Политолог из Екатеринбурга, постоянный колумнист NT

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.