#Мнение

(О)станковая живопись

01.12.2017 | Андрей Колесников*

Россия будет управляться прорывными технологиями — постом, молитвой и Коловратом

Дважды два — четыре, по утрам надо чистить зубы и принимать душ, Земля круглая и вращается вокруг Солнца, Сталин и Гитлер — кровавые палачи, «Протоколы сионских мудрецов» — фальшивка, обвинение евреев в ритуальных убийствах — черносотенство и дистиллированный фашизм. Есть еще в этом мире незыблемые истины, чтобы не сказать, — подлинные скрепы. Что-то ведь остановило президента Путина от посещения Архиерейского собора в первый день его заседаний. Возможно, он решил сделать паузу после скандальных обсуждений природы биоматериалов, которые РПЦ не хочет признавать останками царской семьи, а также оказаться в эпицентре дискуссии о «ритуальном убийстве». Сам характер этой дискуссии, вообще говоря, описывается диспозицией статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и нарушает статью 29 Конституции РФ, не допускающую пропаганду и агитацию ненависти либо вражды. (Россия уже не просто одурела, а совершила инволюцию, вернувшись в 1911–1913 годы, к представлениям о мире сквозь тусклое стекло дела Бейлиса).

Вместо этого глава государства, следуя завету Бориса Гребенщикова «Дай мне напиться железнодорожной воды», отправился к пролетариату, то есть к железнодорожникам в депо, а потом на их съезд, каковым и сообщил, что доходы населения выросли на 3%, перепутав их с ростом реальной заработной платы. Ибо реальные доходы населения продолжают падать — от 20% до трети граждан трудятся в неформальном секторе, а там масштабы вознаграждений за проделанную работу уменьшаются.

Что-то ведь остановило президента Путина от посещения Архиерейского собора. Возможно, он не пожелал разделять ответственность с иерархами за оценку биоматериалов, которые РПЦ не хочет признавать останками царской семьи, а также оказаться в эпицентре дискуссии о «ритуальном убийстве»

За Родину! За Лазурный берег!

Депо вместо собора — это важный нюанс, хотя и собор важен, но во вторую очередь. Стимулирование рождений будущих представителей путинского электората в бедных семьях методами выдачи денег в дополнение к чувству великой державы — важная пищевая добавка, политический БАД. Ведь духовную пищу и гордость на хлеб не намажешь — в период предвыборной кампании придется возвращаться к материальным ценностям. Власть в течение последних лет воспитывала в гражданах иждивенчество — ничего не делайте, главное — не вмешивайтесь в наши дела, мы вам — Крым и чувство гордости за империю, вы нам — голоса. Так раз ничего не надо делать, значит, надо дождаться, пока «папа» задаст корм. Минуточку, как корма нет?

«Если завтра война, если завтра в поход…» — это теперь всего лишь саундтрек. В атаку, причем не пойми на кого, столь архаичными методами не поднимешь

Вот и пришло время платить по счетам мракобесия и изоляционизма, наступила эпоха социальных обещаний и покупки лояльности за бюджетные деньги, то есть средства тех же самых налогоплательщиков.

В этом смысле ставка на военные приготовления — все эти переводы промышленности (которая, вообще говоря, уже давно пережила конверсию, не говоря уже о том, что существенная ее доля все-таки находится в частных руках) на военные рельсы, подготовка школьников к войне и попытка отыскать под фонарем военруков, которые обучили бы еще одно, на этот раз — не поротое, поколение сборке-разборке автомата Калашникова — пустые хлопоты.

Народ потирает руки, когда наш президент опять что-то там «вштыривает» Западу. Но руки он потирает не в окопе, а на диване перед телевизором. «Если завтра война, если завтра в поход…» — это теперь всего лишь саундтрек. В атаку, причем не пойми на кого, столь архаичными методами не поднимешь. Перманентная игра в «Зарницу» с деревянными автоматами или виртуальными танками с задиристыми лозунгами «Можем повторить!» и «На Берлин!» не превратится в реальную войну.

Бей «чучмеков», спасай Рязанщину!

Представления о том, что народ пойдет воевать за наши родные зеленые трехметровые заборы Рублево-Успенского шоссе и спокойную жизнь любимой элиты на виллах на Лазурном берегу — ошибочны. Сирия — это классно. А то, что там гибнут наши военнослужащие, так это, как говорят респонденты фокус-групп, — профессиональные риски, мы-то здесь причем? Донбасс — тоже неплохо. Но раз не получилось, как в грузинскую кампанию-2008 и в крымскую-2014, тогда уж лучше пусть они сами там разбираются, а то наша братская дружба шибко дорого стоит.

Ну нет у нас массового фрейдовского влечения к смерти. Сейчас не время председателя Госплана Вознесенского и того типа экономических систем, которые описаны в его классической книге «Военная экономика СССР в годы Великой Отечественной войны». В глубине души мы — представители нормального модернизированного и урбанизированного общества. А такие общества не воюют, потому что их граждане не готовы биться за «суверенитет» — специальное слово, которым прикрывают свою почти абсолютную власть те, кто считает, что страна — это их феодальное поместье. Родина и поля маркиза Карабаса — это разные вещи.

В первый день заседаний Архиерейского собора, вернувшись из депо, Владимир Путин приступил к просмотру кинофильма «Легенда о Коловрате». Честно говоря, прочитав название кинокартины, я решил, что речь идет о коловрате, как известном фашистском знаке, — и даже не удивился. А чему в принципе еще можно удивляться, если в 2017 году от рождества Христова следователь по особо важным делам СКР Марина Молодцова, окормленная нашим новым Сусловым — Тихоном Шевкуновым, готова назначить невиданную «психолого-историческую» экспертизу на предмет определения ритуального характера убийства царской семьи?

Каково же было мое, не побоюсь этого слова, облегчение, когда я узнал, что Коловрат — это всего лишь рязанский князь XIII века, который бил «чучмеков» их же оружием — то есть огнем и мечом. Причем «чучмеки» побежали, как гастарбайтеры от наших миграционных служб.

Уже легче — все это укладывается в логику уже рутинной концепции «осажденной крепости»: на нас нападают супостаты, вмешиваются в наши внутренние дела, а мы обороняемся, причем успешно, ибо, как известно, два наших союзника — армия и флот. Ну, и еще Асад, хотя он и сукин сын, но наш сукин сын. Управлять страной будем постом и молитвой, ими же будем вызывать рост ВВП и реальных располагаемых доходов, остальным догонимся благодаря останкам не столько царской семьи, сколько какого-нибудь еще Николая Чудотворца, которого привезут к нам на «гастроли». На что еще, кроме чуда, уповать?

Такая вот (о)станковая живопись. Россия, XXI век.

ВСЕ ЭТО УКЛАДЫВАЕТСЯ В ЛОГИКУ УЖЕ РУТИННОЙ КОНЦЕПЦИИ «ОСАЖДЕННОЙ КРЕПОСТИ»: НА НАС НАПАДАЮТ СУПОСТАТЫ, ВМЕШИВАЮТСЯ В НАШИ ВНУТРЕННИЕ ДЕЛА, А МЫ ОБОРОНЯЕМСЯ

* Постоянный колумнист NT, руководитель программы Московского центра Карнеги.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.