Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Расследование

#Политика

В Кондопоге к небольшим срокам лишения свободы приговорены инициаторы побоища в летнем кафе

02.04.2007 | Степенин Максим | № 08 от 2 апреля 2007 года

На минувшей неделе в Кондопоге к небольшим срокам лишения свободы приговорены инициаторы прошлогоднего побоища в летнем кафе, спровоцировавшего в городе антикавказские погромы. Однако скинхедов-боевиков судебный вердикт явно не смутил — тут же последовала серия нападений на темнокожих иностранцев в Санкт-Петербурге. Но сегодня планы отечественных нацистов уличными акциями уже не ограничиваются. Они считают, что созрели для большой политики. В этом корреспондент The New Times убедился, проведя около месяца с московскими националистами.


— Презентация свастики —

Недавно член комитета Госдумы по безопасности, независимый депутат Николай Курьянович, исключенный год назад из ЛДПР за расхождения с соратниками по национальному вопросу, презентовал в Думе небольшой сборник своих статей и выступлений «Депутат, которого никто не ждал». Курьянович является членом центрального совета национал-социалистического Славянского союза, больше известного просто как СС. Официальным символом союза является стилизованная свастика, официальным приветствием — вскинутая рука, официальной идеологией — гитлеровский национал-социализм. Члены СС называют себя ультраправыми националистами или просто нацистами.

Курьянович не скрывает своего членства в СС, у него даже в книжке об этом написано. Только там нет зловещей аббревиатуры, а есть полное название — «Славянский союз». Но депутат является еще и сопредседателем Свято-Сергиева Союза русского народа, так что было вдвойне интересно увидеть православного русского депутата-нациста. Особенно если учесть, что национал-социализм и православие — вещи принципиально несовместимые1.

Попасть на презентацию человеку, плохо знакомому с коридорами власти, оказалось непросто. Три кольца охраны были благополучно пройдены (благо пропуск заказали заранее), но никак не удавалось найти нужный зал № 440. 439-й кабинет есть, 441-й есть, а 440-го — нет. В новом здании Госдумы его не оказалось вовсе, а в старом он обнаружился не между номерами 439 и 441, а где-то далеко в стороне. В итоге в нужное помещение я вошел, когда вступительное слово уже заканчивал вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин.

Зал был полон. Недалеко от входа у всех на виду сидел молодой человек, на рукаве которого красовалась широкая красная повязка с белой стилизованной свастикой. Не заметить ее было невозможно, но никто, похоже, внимания на нее не обращал.

Посвященные Курьяновичу речи напоминали тосты юбиляру.
— Вы один из светильников, который освещает путь патриотизма, — провозгласил коллега Курьяновича по думскому комитету безопасности Виктор Черепков.
— Вы тот, кто готов обменять свое благополучие на слово правды, — вторила ему депутатнационалист Ирина Савельева.

Только депутат Виктор Алкснис ничего не сказал и быстро ушел. Подкачал и пожилой член Московского союза художников, который непатриотично стал просить денег «на настоящее искусство».

Зато на высоте оказался человек, которого представили как «ответственного секретаря полпреда президента в ЦФО». Назвать его фамилию позже никто не смог.
— Мне неприятно пожимать руки большим чиновникам, а Курьяновичу — приятно, — сказал ответсек.

Пробиться к депутату в тот день не удалось: даже в своем кабинете он находился в плотном кольце народа. Выручил лидер СС Дмитрий Демушкин: он с депутатом Дмитрием Рогозиным выяснял в это время вопросы финансирования газеты «Русский марш».
— Коля, — раздвинув толпу, подошел он к Курьяновичу. — Тут тебя корреспондент ждет, вы с ним договаривались. Если сейчас не можешь, давай в пятницу в машине, когда на оргкомитет поедем.
Речь шла о еженедельных заседаниях постоянно действующего оргкомитета движения «Русский марш»2.

Однако самое интересное в это время происходило в другом месте. Молодой человек со свастикой пошел по этажам раздавать только что представленную книжку. В итоге он привлек внимание сотрудников ФСО, вступил с ними в перепалку и оказался в ОВД «Тверское». Вскоре его отпустили, но ФСО внесла его в список лиц, которым вход в Думу закрыт. Нарушителем спокойствия оказался 19-летний руководитель московского молодежного отделения СС Эдвард, являющийся также официальным советником депутата Виктора Черепкова.

На следующем же заседании парламента Курьянович произнес речь о том, что в Думе появились «черные списки неугодных для власти лиц».

Лидер СС Дмитрий Демушкин начинал в 1995 году обычным скинхедом в первой московской скинхедской бригаде «Белый бульдог». В 1996 году вступил вбаркашовское РНЕ. Там возглавял идеологический отдел и школу командиров, был также одним из руководителей службы безопасности. В конце 1990-х годов, когда среди баркашовцев начался раскол, на базе идеологического отдела и службы безопасности РНЕ был создан СС. Сначала это была закрытая структура внутри самого «Единства», а с 2000 года союз ведет самостоятельную жизнь. У нациста Демушкина два высших образования – экономическое (с красным дипломом) и психологическое.

Лидер СС Дмитрий Демушкин, депутаты Госдумы Николай Курьянович и Дмитрий Рогозин на митинге националистовв защиту Владимира Квачкова и Бориса Миронова.

— Не числом, а влиянием —

В назначенный день мы с Демушкиным на крыльце Думы ждали Курьяновича. Я уже знаю, что у Славянского союза нет четкой структуры и членских билетов, а есть центральный совет во главе с Демушкиным, костяк из «старых соратников» и люди, которые заполняют анкету и считают себя эсэсовцами. Их количество неизвестно.

— В Московском регионе у нас примерно 5,5 тысячи человек плюс отделения в других регионах, — объясняет лидер СС. — Напринимали кого попало, особенно в «молодежку», а в итоге получили массу проблем. Кого менты ни возьмут за убийства «чурок» или антифа (антифашистов. — The New Times), тот оказывался эсэсовцем. Кого-то наши адвокаты пытаются вытащить, но обычно мы от таких отказываемся. Вот был у меня лидер «молодежки» Петр Дубровин. Сам всегда говорил, что убивать не надо, а в конце прошлого года зарезал киргиза и сел. Причем за две недели до этого взяли 11 человек за убийство узбека в электричке, а через пару недель после — еще четверых за двойное убийство. И все оказались из СС! Мы после этого «молодежку» распустили, а сейчас новую набрали. Их ведь надо долго воспитывать, чтобы годам к 22 они стали нормальными. Те, кто доживет, конечно.
— А ты сам-то как на все эти убийства и «белые вагоны» смотришь? — спросил я3.
— Они оскорбляют мой интеллект, — ответил нацистский идеолог. — Да и толку-то от них? Всех ведь все равно не убьешь. Но скины полезны: они, как лейкоциты, не дают заразе распространяться. Просто так, без всяких мотивов воткнут штырь в спину, и всё. Это значит, что Россия еще не совсем погрязла в толерантности. Я ведь и сам когда-то зарабатывал белые шнурки.

Белые шнурки — это отличительный знак, который могут носить только участники убийства.

— Вообще у движения пять составляющих, — продолжал Демушкин. — Скинхеды, фанаты, байкеры, стритрейсеры, и есть еще казачьи организации, например «Подвиг». Мы им выставляем в идеологии и политике, а они нам дают поддержку. Многие фанаты ходят в наших футболках, «Аутлаусы» и «Ночные волки» (основные байкерские группировки) охраняют наши мероприятия, а Хирург (лидер «Ночных волков») давал мне право действовать от его имени.

О том, что Славянский союз неформалам известен не понаслышке, мне еще до знакомства с Демушкиным рассказывал один из лидеров фанатской фирмы (так называются их группировки) Мага: «Идея у них в целом правильная. А потом, они то рок-концерты своих групп устраивают, то факельные шествия, то гонки на джипах, то еще чего-нибудь».

— Нам ведь в ФСБ, МВД и администрации президента тоже многие сочувствуют, — продолжал Дмитрий. — Только вслух об этом не говорят. Но общаемся часто.
— Помогают?
— Не мешают.

Увлекательная беседа была прервана появлением Курьяновича, и мы в его служебной машине отправились на заседание оргкомитета «Русского марша».
— Но тебе туда нельзя, — сразу предупредил Демушкин. — Заседания закрытые, тем более сегодня — из комитета двоих исключать будем.

 

На презентации книги Николая Курьяновича в Госдуме никого не смущало присутствие людей со свастикой.

Православный
— русский нацист —

Полчаса плетемся по Тверской от Госдумы до Белорусской.
— По своей политической позиции я православный русский националист, — не дожидаясь вопросов, начал депутат.
— А как же СС?
— А нигде не доказано, что те ярлыки, которые на них вешают, соответствуют действительности. Их и меня обвиняют в фашизме и нацизме, но где это подтверждено? Просто эти слова пока вызывают шок и недопонимание. А вообще термины «национализм» и «национал-социализм» нужно вводить в активный политический оборот, чтобы люди думали о высоких материях, а не только о хлебе насущном.
— Ну а все же почему именно СС? — не отставал я.
— Да потому, что ребята работают с улицей. Они мне близки и понятны. Это истинно русские патриоты.
— Так ведь эти патриоты людей убивают...
— Остается только верить вам на слово, мне самому об этом ничего не известно, — парировал депутат.
Демушкин тут же поспешил сделать официальное заявление:
— Нам неизвестны люди, которые совершают нападения, мы это отрицаем, а такое поведение пресекаем. Мы не террористическая организация, а политическое движение, которое ставит своей целью внесение национальной идеологии...
Но я не унимался и в итоге узнал, что СС — это «реальная сила, которая может оказывать давление на политиков».
— И сила эта будет разрастаться, — добавил Курьянович. — В сентябре вот проведем учредительный съезд Русской радикальной партии, это будет ультрарадикальная партия.

 

Засвидетельствовать почтение эсэсовцу Курьяновичу пришли вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин и управляющий Абхазско-Сухумской епархией протоиерей Виссарион.

«Мы не патриоты, — мы ксенофобы» —

На любом массовом мероприятии, которое проводит оргкомитет «Русского марша», можно увидеть молодых людей в тяжелых ботинках с белыми шнурками, подвернутых штанах и с закрытыми наполовину лицами. У некоторых на рукаве эсэсовская свастика. Это массовка. Не все ее участники бреют голову и носят гриндерсы, но все они довольно равнодушны к тому, что говорят с трибуны.
— Здесь собрались истинные патриоты, — говорит оратор.
— Мы не патриоты, мы ксенофобы, — отвечают из толпы. У этих ребят другие проблемы.
— Меня тут за два дела в метро менты хотят привлечь, — говорит один.
— Да? А вот Семена отпустили, хотя на нем тоже два серьезных косяка было. И это подозрительно.
Оратор сменяется, но у ребят тема та же.
— Здорово, братан! — кричит в телефон маленький нацистик лет тринадцати на вид.
— В ментовке?! Где? Понял, ща будем!
— Шульц в отделении на Пятницкой! — возбужденно объясняет он соратникам.
— Ну и чё мы там скажем? «Дяденьки, отпустите»? Сами вместе с ним и окажемся, — резонно замечают более опытные товарищи.
— Да ладно, — не унимается шкет, — сейчас Курьяновича возьмем и поедем.
Николай Курьянович в это время как раз произносит речь.
— Инквизитор, — обращается один из владельцев белых шнурков к мужчине в цивильной одежде. Инквизитор — авторитетный в СС человек. — Когда митинг кончится?
— Ну вот, — услышав ответ, резюмирует он, — потом берем Курьяновича — и на Пятницкую.
В другой раз тема та же, но сюжет другой:
— Выходим с концерта, а тут антифа. Гансу его бритую башку тут же пробили, лежит не движется. Крови столько! Думали — умер. Не, живой. Но я их срисовал: у двоих лица не были закрыты, никуда не денутся.
Но стоит оратору выкрикнуть заветное «Слава России!», как разговор прерывается на полуслове и правая рука с ответным кличем выкидывается вперед.

Тяжелый
— патриотический дух —

Некоторых из этих молодых нацистов я встретил на собраниях молодежного отделения СС, которые раз в неделю проходят в приемной депутата Виктора Черепкова. Народу собирается человек 30 в возрасте от 15 до 20 лет.
— Это актив, — объяснил мне тот самый Эдвард, который отличился в Думе. Сразу видно, что он лидер: печать интеллекта на лице, говорит складно, одевается аккуратно.
Были там и обладатели белых шнурков, хотя сейчас они пришли в обычной обуви. Среди них известная в нацистской тусовке Даша. Маленькая, хрупкая, но очень шумная и активная девочка. Шнурки, как заверили соратники, Даша заработала честно.
— Вам повезло, что вы с ней в метро не ездили. Это что-то! — заверил один из парней.

Все молодые эсэсовцы считали себя скинхедами, и почти все они, по их словам, участвовали в «акциях прямого действия». Пресса, как и следовало ожидать, знает лишь о ничтожной части таких акций. Выяснилось, что нападения готовятся заранее.

— Спонтанно только по пьяни бывает, — объяснил 16-летний скинхед, распространявший вокруг себя, по словам его же соратников, «тяжелый патриотический дух» спиртного.
— У меня вот вчера китаец один закурить попросил... — в подробности он вдаваться не стал.
— Ну а чего вы хотите добиться своими акциями? — спросил я.
— А чтобы «чурки» разные знали свое место, чтобы ползали тихо, как тараканы, — ответил за всех румяный юноша, похожий на старшеклассника-хорошиста. Я его видел на митинге в гриндерсах с белой шнуровкой.

— Истинные арийцы —

Собрание «молодежки» было посвящено ликвидации безграмотности в вопросах расовой теории и обсуждению партийных проблем. В первый раз лекцию на тему расо- и этногенеза читал сопредседатель Национально-державной партии России (НДПР) Александр Савостьянов. Меня не покидало ощущение, что он ошибся дверью. Термины «моногенизм», «полигенизм» и «морфология» приводили юных нацистов в уныние, на словах «неграция» и «метисация» они слегка оживились, но, услышав фразу «культура Махеджодара», потянулись к выходу. Вернулись, когда лектор ушел. В итоге пробел в знаниях пришлось ликвидировать самому Эдварду и куратору «молодежки» от старших соратников Павлу — мужчине лет тридцати в костюме и галстуке. У них все было четко и ясно: негры — не люди, азиаты — недочеловеки, миром должны править белые.

— Мы же генетически другие. Ну вот как, например, с кавказцами можно разговаривать? — спросил Павел.
За всех ответила все та же Даша:
— Да мочить их всех. А Африку залить бетоном.
После этого встала и ушла, решив, видимо, что все самое интересное она уже узнала. Собрание между тем перешло к насущным партийным проблемам.
— В случае чего не стесняйтесь звонить нашим адвокатам, — наставлял Эдвард. Соратники перестали болтать по телефонам и друг с другом и стали внимательно слушать.
— А то будет как с Петром, — продолжал молодежный вождь. — Ему в тюрьму, кстати, деньги собрать надо. Думаю, тысячи хватит. И вообще пора членские взносы вводить. Организации помогать надо.
Речь шла о предшественнике Эдварда, том самом Петре Дубровине, который зарезал киргиза.
— А что со Слоном? — поинтересовались соратники.
— Слона отпустили. — А Костыль?
— Костыль сидит и сидеть будет долго. А вы как думали? — назидательно сказал Эдвард.
— Избил казаха в метро, а потом репортерам прямо в камеры сказал что-то типа «бил, бью и буду бить». Такие быстро отправляются на нары.
От этой темы перешли к оргвопросам.
— Сейчас открываем отделения СС в двух регионах, — не без гордости сообщил Эдвард. — Еще одно, возможно, будет в Казани. Там вообще прикольно. Звонит человек, говорит, что хочет открыть отделение СС, а самого зовут Равиль. Он же будет компрометировать русское национально-освободительное движение.
— Так мы по уставу можем использовать неарийцев, — напомнил кто-то из зала.
— Ладно, пусть будет пока, — согласился Эдвард. — Потом его арийцем заменим.
— Что еще? — задумался молодежный лидер. — Да! Начинаем формировать новую структуру — группу охраны и быстрого реагирования. Поможет наш инструктор по ножевому бою. В акциях группа участвовать не будет. И еще. Скоро у нас праздник весны, и в Подмосковье будет общий сбор. Как и в прошлом году — сожжение свастики, присяга... Кто еще не присягал, готовьтесь.
Последняя новость: на ближайшее время соратники освобождены от митингов.

— Основное наше СМИ — интернет, — объяснил Эдвард, — а все националистические сайты порушили хакеры. Нас не трогали, у нас у самих две команды хакеров. Но у нас жесткий диск сгорел и сервер полетел. Поэтому народ не собрать. Мы бы, конечно, и без интернета людей подтянули, но остальные так не могут.

— Политические гвозди —

С депутатом Виктором Черепковым мы встретились после собрания здесь же, в его приемной.
— Смотрите, — открыл передо мной фотоальбом помощник депутата Никита. Он член партии Черепкова «Свобода и народовластие». — Вот ребята, которых вы только что видели. В прошлом году участвовали в мероприятиях правительства Москвы. Вот международный марафон, там третье место скинхед занял. Он участвовал как член оргкомитета по молодежной политике при правительстве Москвы. Там и другие скинхеды были. Представляете, бежали вместе с индусами, корейцами и прочими кавказцами. Никита перевернул страницу.
— А это тот самый Петр Дубровин на конференции по правам человека в Московском пресс-центре. Три часа сидел, рэп слушал... Представляете, как плохо ему было? Но высидел.
На следующей фотографии стояли ребята в футболках с надписью «Славянский союз» и стилизованной свастикой СС. В руках мечи и щиты, на головах шлемы.
— Это эсэсовцы в рамках тех же проектов организовали турнир по историческому фехтованию. Все это оружие они сами сделали. У них ведь инструкторы свои по разным видам прикладных единоборств.
Это я уже знал. Как и то, например, что членом СС является один из организаторов боев без правил, чемпион мира по боям без правил в восьмиугольнике.

— Виктор Иванович, — обращаюсь к Черепкову, — вы же человек старшего поколения, откуда у вас тяга к нацистам?
— Мною руководят совсем не те мысли, что Курьяновичем, — начал Черепков. — Я не приемлю взглядов нацистов и, главное, их поведения. Ведь самое страшное, что они действительно убивают людей, и всегда готовы убивать. Эсэсовцев немного, но они активны, и из них действительно могут получиться политические гвозди и даже политические дюбели. Так вот моя основная задача — вытаскивать оттуда ребят и поворачивать их активность в другое русло. Воздействовать надо через их средних лидеров. Некоторые уже стали членами моей партии. Поэтому я и даю им свое помещение и делаю их своими советниками. Я, конечно, понимаю, что моя персона добавляет нацистам привлекательности, но пусть уж лучше они будут здесь, чем непонятно где.
— А что же Эдвард ваш со свастикой по Думе гуляет?
— Я от вас впервые об этом слышу. Я ведь его тогда даже не видел, очень спешил. Я с ним поговорю.
Нацистские группировки, по мнению депутата, в 1995 году были искусственно созданы спецслужбами.
— В стране бардак, реформы провалились, вот и надо было направить недовольство в нужное русло. Пенсионеров уже оседлал Зюганов, а радикальную молодежь разделили на группы по интересам: нацболы, нацисты и антифашисты. И сейчас эти игры продолжаются, хотя все уже выходит из-под контроля. Если такие, как Курьянович, встанут во главе этого движения со своим депутатским уровнем, то это уже совершенно другая форма опасности, — убежден Черепков. — Я ведь и ребятам объясняю, что ими руководят засланные люди. Демушкин, например. Ну откуда у молодого человека такие связи, влияние?
Не дождавшись ответа от меня, Виктор Черепков сам сделал вывод:
— Явно его продвигают. Я ему прямо говорил, что он агент ФСБ, а он только улыбается.

В двенадцатом часу ночи я входил на станцию «Чистые пруды» со стороны подземного перехода. Внизу у входа в метро, пугая прохожих своим видом, тусовались те самые эсэсовцы, с которыми я расстался пару часов назад.

В Санкт-Петербурге задержаны одиннадцать молодых людей, которых подозревают в совершении взрыва в ресторане «Макдоналдс».
Шестеро из них относятся к так называемому «Движению имени павшего героя Дмитрия Боровикова». Напомним, что Дмитрий Боровиков был одним из лидеров и организаторов экстремистского профашистского движения Mad Crowd, до недавнего времени одной из самых массовых скинхедских фашистских групп в городе. Боровикова и его соратников подозревали в причастности к убийству камерунского студента Самбы Лампсара, погибшего 7 апреля 2006 года от выстрела из помпового ружья. За Mad Crowd числятся несколько нападений на граждан Китая, стран Закавказья и студентов из Африки. В апреле 2003 года члены группировки разгромили «Макдоналдс», ущерб составил более 200 тысяч рублей.
19 мая прошлого года при задержании в Петербурге Боровиков оказал сопротивление сотрудникам милиции и был застрелен, после чего немедленно стал «иконой» всего скинхедского движения города. Его подельник Руслан Мельник получил 3,5 года колонии. «Движение имени павшего героя Дмитрия Боровикова» также начало свою деятельность с того, что устроило несколько нападений на иностранцев. Однако показательной акцией «боровиковцы» выбрали взрыв ненавистного всем экстремистам ресторана «Макдоналдс». Акция получила широкую известность.
По словам оперативников, молодые люди попросили при отправке в СИЗО не оставлять их в камерах с уроженцами Кавказа и Средней Азии.
Владимир Александров

____________________

1 Одним из постулатов нацизма является отрицание организованных религий, и в первую очередь христианства.
2 В него входят руководители ряда националистических организаций, в том числе ДПНИ, Союза русского народа, Русского общенационального союза, Национально-державной партии и СС.
3 «Белый вагон» — когда погромщики идут по вагону и выбрасывают оттуда всех, кто «не того» оттенка кожи.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.