Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Пропаганда

Белеет Парвус одинокий

12.11.2017 | Федор Крашенинников, политолог

Конспирология и антисемитизм в юбилейных телесериалах «Демон революции» и «Троцкий»

867560-0.jpg

Кадр из сериала «Демон революции». Фото: kinopoisk.ru

Обсуждая ноябрьский фейерверк псевдоисторических сериалов про Ленина и Троцкого на главных телеканалах страны, главное не уподобиться Наталье Поклонской и ее соратникам и не начать обсуждать художественное кино с точки зрения его соответствия исторической правде. Для того, чтобы узнать, как все обстояло на самом деле, надо читать серьезные исторические исследования, причем как можно больше, сериалы тут в любом случае не помогут. Художник имеет право придумать любую реальность, а телевидение — это еще и шоу-бизнес, то есть придумка должна быть простой, занимательной, скандальной и эффектной.

Тем не менее обсуждаемые сериалы — это совсем не авторское кино и не чистый шоу-бизнес. В декорациях условного прошлого создатели сериалов, не особо маскируя свои намерения, экранизировали тезисы из актуального кремлевского темника, наполнив его сухие строки плакатной яркостью.

Что же там, в этом самом темнике?

Заговор против России

Сериалы «Демон революции» и «Троцкий» — попытки языком кино проиллюстрировать конспирологическую концепцию истории России, причем настолько назойливо и прямолинейно, что даже неудобно за авторов и актеров. 

В фантастической вселенной рассматриваемых сериалов у царской России нет никаких объективных трудностей. Ее главная проблема — не война, не земельный вопрос, не управленческая бездарность элиты, а горстка эмигрантов, которыми манипулирует один конкретный человек — Александр Гельфанд-Парвус. Он берет деньги у немцев и дает их революционерам, а они баламутят народ, и из-за этого случается революция. То есть, если бы не было Парвуса, стоящих за ним западных спецслужб и кучки революционеров, — то и революции никакой бы не было, во всяком случае, к этой мысли нас подводят оба сериала.

В декорациях условного прошлого создатели сериалов, не особо маскируя свои намерения, экранизировали тезисы из актуального кремлевского темника, наполнив его сухие строки плакатной яркостью

По сути, это не разговор об истории, а продолжение всех ток-шоу на федеральных каналах, и пафос авторов вполне очевиден: любое недовольство правительством имеет одну причину — очередной парвус дал денег очередным ленину и троцкому, потом они как-то хитро взбаламутили наивных простаков и запутавшихся в жизни людей, причем деньги явно были получены у спецслужб вражеских государств! 

Деньги вообще очень волнуют создателей этих сериалов, и свое благоговение перед толстыми пачками купюр они не могут, да и не хотят скрывать.

Вот в начале XX века Парвус говорит своему заказчику, какому-то условному немецкому деятелю, что для организации революции нужно много денег. И усатый немец немедленно достает из кармана толстый пакет денег и дает их просителю. И такая сцена там не одна — деньги демонстрируются чаще всего именно в виде пачек наличности, которые по тайным каналам текут в Россию: «Это не ручеек, это лавина!» — гордо говорит контрразведчику революционер в сериале «Демон революции», отвечая на вопрос про найденные деньги в перевязанных веревочками упаковках.

По сути, это не разговор об истории, а продолжение всех ток-шоу на федеральных каналах, и пафос авторов вполне очевиден: любое недовольство правительством имеет одну причину

В этой вселенной все делается исключительно за деньги и ради них. Более того, за деньги можно не только сделать еврейского юношу лидером социал-демократического движения, но даже и революцию в большой стране организовать. Знаковая и характерная сцена: Парвус говорит Троцкому: «Я «сделал» Горького, сделаю и тебя». То есть никто сам по себе ничего не стоит, убеждений и талантов никто никаких не имеет, всех обязательно кто-то «сделал», «раскрутил» за деньги. То, что Горький был даровитый писатель и без Парвуса, а Троцкий к моменту знакомства с Парвусом уже имел и опыт, и репутацию революционера, — упускается. Нам снова излагают убогий тезис: все оппозиционные политики — чьи-то проекты, надо только найти, кто им дает деньги, и все тайное станет явным.

867560-3.jpg

Кадр из сериала «Троцкий». Фото: kinopoisk.ru

Сакральная жертва и кровожадность оппозиции

Как мы помним, словосочетание «сакральная жертва» не так давно ввел в активный оборот сам Владимир Владимирович Путин. И чуткие к высказываниям руководства авторы сериала «Троцкий» иллюстрируют тезис национального лидера с плакатной прямолинейностью. На экране усатый немец инструктирует Парвуса: надо раскрутить Троцкого, а потом убить его на глазах множества людей — это будет сакральная жертва. Обратите внимание, в фильме про начало XX века употребляется именно это словосочетание, то есть почти прямая цитата из Путина.

Парвус говорит Троцкому: «Я «сделал» Горького, сделаю и тебя». То есть никто сам по себе ничего не стоит, убеждений и талантов никто никаких не имеет, всех обязательно кто-то «сделал», «раскрутил» за деньги

Так как речь идет как бы о событиях революции 1905–1907 годов, убить Троцкого нельзя, поэтому в сериале от смерти его спасает не кто-нибудь, а героическая госбезопасность. Мысль ясна и тут: если где-то убивают крупного оппозиционного деятеля, то, скорее всего, это сделали его же закулисные хозяева, чтобы получить искомую «сакральную жертву». Госбезопасность не убивает оппонентов власти, она их оберегает от их же коварных товарищей и хозяев.
Революционеры и их хозяева из западных спецслужб в воображаемой вселенной господ Роднянского и Цекало вообще убивают и своих, и чужих без всяких сантиментов и часто без особых поводов. Посыл вновь предельно ясен: вот свяжешься с этими негодяями-оппозиционерами, а они тебя потом за что-нибудь убьют, у них с этим просто!

Понятное дело, что исторические большевики вовсе не были гуманистами, а совсем наоборот, но даже в сценах Гражданской войны Троцкий и его подручные убивают вне исторического контекста, немотивированно, просто так.

В сериале «Демон революции» есть и вовсе потрясающий сюжет: после Февральской революции героического контрразведчика арестовывают по указанию подручного Парвуса, ставшего новой властью, и пытают в Петропавловской крепости. «Кровавые застенки Керенского» показаны с северокорейской наивностью, и создатели сериала как бы говорят нам: вот они, ваши оппозиционеры, — мало того, что шпионы, так придя к власти, еще и патриотов начинают пытать, ибо негодяи и садисты.

Георгиевские ленточки против «цветных революций»

Сюжет про героических царских контрразведчиков-патриотов бросается в глаза в «Демоне революции» своей несуразностью. Несмотря на старинные мундиры, нам в очередной раз показывают лубочных чекистов из позднесоветских и современных российских фильмов и сериалов.

Конечно же, все они патриоты и идеалисты, верно служащие царю и Отечеству. Даже если во время обыска они подкидывают подозреваемому карту военных укреплений — то это же для пользы дела, чтобы вывести на чистую воду отвратительного адвокатишку, связанного со шпионом Парвусом. То, что сюжетный поворот украден из «Места встречи изменить нельзя», — это уже и не удивительно, зато очень хорошо демонстрирует истоки представлений авторов о методах работы «хороших парней».

«Кровавые застенки Керенского» показаны с северокорейской наивностью, и создатели сериала как бы говорят нам: вот они, ваши оппозиционеры, — мало того, что шпионы, так придя к власти, еще и патриотов начинают пытать, ибо негодяи и садисты

У настоящего кинопатриота на груди, кстати, обязательно висит какой-нибудь крестик, причем довольно часто — георгиевский. И тут дело не столько в крестике, который на самом деле не так просто было получить в то время, сколько в ленточке. Нам демонстрируют выдуманную преемственность визуальных символов — тогда на груди у борцов со шпионами и революционерами были ленты этих цветов и сейчас тоже. Мелочь, конечно, но все рассматриваемые сериалы состоят из таких вот мелочей, которые и создают то самое ощущение остроактуального агитационного лубка 2017 года, зачем-то снятого на материале столетней давности.

Например, кровавые и бурные в реальности события 1905–1907 годов в фильме «Троцкий» выглядят унылой пародией на митинг на Болотной площади: небольшая толпа случайных людей, подзуживаемые провокаторами и шпионами, собирается в центре, слушает оратора и по его призыву спокойно расходится по домам, побросав флаги на мостовую. То ли показывать уличные бои и баррикады авторам сериала запретили кураторы из тех самым органов, чтобы не подавать дурной пример зрителям, то ли сценаристы, режиссеры и продюсеры искренне полагают, что мирное стояние граждан на площади — это и есть та самая ужасная и кровавая Первая русская революция.

Антисемитские напевы

Самая возмутительная и вызывающая тревогу тема — это нарочитое, в стиле классических антисемитских агиток, акцентирование на этнической принадлежности ряда лидеров революции. Если в «Демоне революции» эта тема лишь обозначается и выводы оставляются на усмотрение зрителя, то в «Троцком» зрителю постоянно напоминают: Парвус — еврей, Троцкий — тоже еврей, и папа у него еврей, и вообще революцию понятно кто сделал. То Троцкому о его еврействе напоминает лично товарищ Сталин: как же ты можешь быть иконой русской революции, если ты — еврей? Потом Ленин говорит Троцкому: русский народ не потерпит во главе страны еврея! Потом уже и сам Троцкий говорит Ленину: я не могу быть главным, потому что еврей не может руководить Россией.

Тупик охранительной пропаганды на наших глазах обретает зловещие черты юдофобских агиток начала XX века, прямо обвиняющих в бедах Отечества заговор темных сил с непременным участием евреев

Вымышленный близкий друг Троцкого, матрос Маркин, постоянно называет его то евреем, то жидом, не давая зрителю забыть главного. Зачем-то в сериал вставлена сцена избиения отца Троцкого каким-то сельским антисемитом, подробно комментирующим свои действия. Наконец, самая странная и вздорная сцена — это переговоры в Брест-Литовском, где немецкий генерал Гофман говорит патриотичному русскому генералу Скаллону: нет больше Российской империи, а есть советы еврейских депутатов. 

Короче говоря, вывод из этой кинопродукции один, и он прост как мычание: революцию в России сделали евреи за деньги немецкой разведки, а русские люди — это тупое и вечно пьяное быдло, которое Троцкий безжалостно расстреливает, и их как-то и не особенно жалко. 

Кроме природного еврейства и работы иностранных спецслужб, авторы «Троцкого» (и в менее явной форме «Демона революции») находят и еще одну мотивацию для своих антигероев, впрочем, тоже традиционную для антисемитских агиток: все дело в сексе, в нарочито демонстрируемой и даже прямо комментируемой карикатурным Фрейдом сексуальной одержимости еврейских революционеров. 

Сказанное выше не нуждается в каких-то особенных выводах. Тупик охранительной пропаганды на наших глазах обретает зловещие черты юдофобских агиток начала XX века, прямо обвиняющих в бедах Отечества заговор темных сил с непременным участием евреев. Даже на фоне пресловутых «Спящих» это очень серьезный шаг за все мыслимые грани приличия, но что-то подсказывает, что он далеко не последний.

Читайте также: «Падший ангел русской революции».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.