Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Зачистка турбизнеса 1 июня вступают в силу поправки в закон «Об основах туристской деятельности в РФ»

28.05.2007 | Степенин Максим , Вологина Яна | № 16 от 28 мая 2007 года

1 июня вступают в силу поправки в закон «Об основах туристской деятельности в РФ». Теперь от участников этого рынка будут требовать финансовых гарантий их деятельности. Благое, казалось бы, новшество, по мнению турбизнесменов, требуется для зачистки рынка перед созданием нового монополиста — крупного холдинга, стержнем которого станет детище петербургских чекистов — фирма «Нева».


«Будет такая же структура, как,
— например, «Узбектуризм» —

Предположение о том, что в России без лишнего шума ведется подготовка к созданию крупного туристического концерна, подконтрольного госчиновникам, первым озвучил The New Times председатель Российского союза туриндустрии (РСТ) Сергей Шпилько, сам когда-то занимавший ключевые посты в государственных ведомствах, ответственных за туризм (см. справку на полях). «Будет такая же структура, как, например, «Узбектуризм», — полагает Шпилько. — Или как «Росвооружение» в своей области: вообще-то, торговцев много, но главный — один, и он всегда на плаву».

Известна и движущая сила этого процесса. Это санкт-петербургская фирма «Нева». В рейтинге агентства «Туринфо» пока она занимает пятое место среди 50 крупнейших российских туроператоров. Но есть у компании козырь, которым другие похвастать не могут. Ее создатель и многолетний владелец и руководитель Владимир Стржалковский сейчас является главой Федерального агентства по туризму (ФАТ, или Ростуризм).

— Друг друзей президента —

Владимира Стржалковского считают человеком директора ФСБ Николая Патрушева.
Впрочем, это почти то же самое, что быть человеком Путина.

Биография министра туризма весьма показательна. В 1980-х годах Владимир Стржалковский служил в управлении контрразведки ленинградского УКГБ. Вышел в отставку в звании подполковника и в ноябре 1990 года в Ленинграде создал и возглавил турфирму «Нева»1. По его собственному признанию, в этом ему помогли связи с «Интуристом», «Спутником» и профсоюзами, приобретенные за годы службы в КГБ. В 1999 году Стржалковский формально ушел из бизнеса, сменив на посту зампредседателя Комитета по физкультуре, спорту и туризму Сергея Шпилько. В следующем году сам возглавил этот комитет, но вскоре ведомство на правах департамента было передано Минэкономразвития (МЭРТ). Стржалковского отправили в отставку, но через несколько месяцев позвали обратно. До 2004 года он был главой департамента МЭРТ в ранге замминистра и за это время наглядно продемонстрировал свои способности лоббиста. Стржалковский впервые сумел добиться внесения расходов на туризм отдельной строкой в госбюджет, а в 2001 году, несмотря на сопротивление своего непосредственного шефа Германа Грефа, смог пролоббировать принятие поправок в закон «О лицензировании». Они вводили раздельное лицензирование трех видов туристской деятельности — турагентской, туроператорской и продажи таймшеров. Ссылки оппонентов на то, что во всем мире лицензия дается на туризм в целом, а там занимайся чем хочешь, во внимание не принимались.

Именно после того, как волевым решением рынок был поделен на туроператоров и турагентов, бывшие коллеги по бизнесу начали высказывать конкретные претензии в адрес Стржалковского. Говорили, что власти давят на них, чтобы создать особые условия для деятельности «Невы» и нескольких дружественных ей компаний. При этом ссылались на участившиеся милицейские и налоговые проверки.

Впрочем, одна ревизия прошла и в самом департаменте по туризму: в 2002 году комиссия Госдумы проверяла это ведомство на предмет коррупции — ходили слухи, что за лицензии, которые официально стоили 1200 рублей, чиновники брали взятки по $3 — 5 тысяч. Стало понятно, для чего вместо одной были введены несколько лицензий. Правда, нарушений комиссия не нашла, а в ноябре 2004 года Стржалковский стал министром, возглавив созданное тогда же Федеральное агентство по туризму.

В прессе Стржалковского нередко называют другом Владимира Путина. Однако сведущие люди утверждают, что это не совсем так. «Он, конечно, знаком со своим бывшим сослуживцем, — рассказал The New Times один из давних знакомых министра туризма, — но в ближний круг не входит, является, так сказать, другом друзей президента. Он скорее человек директора ФСБ Николая Патрушева. Впрочем, это почти то же самое, что быть человеком Путина. Во всяком случае, по моим данным, поддержка ему обеспечена на таком высоком уровне, что выше уже некуда».

«Путинская команда сейчас
ведь все что можно к рукам
— прибирает, вот и до туризма —
дошла очередь»

Все самые известные инициативы Ростуризма и его руководителя, по мнению большинства участников рынка, направлены на монополизацию бизнеса и установление над ним максимально возможного контроля. Как заявил The New Times глава одной из крупнейших российских турфирм, «путинская команда сейчас ведь все что можно к рукам прибирает, вот и до туризма дошла очередь».

То, что идея создания крупной структуры существует, The New Times подтвердил замгендиректора «Невы», директор ее московского офиса Алексей Каширский (кстати, сослуживец Стржалковского по ленинградскому УКГБ). «Это будет не госкорпорация, а холдинг на базе нескольких крупных туроператоров без участия государства, — пояснил Каширский. — У него будут свои гостиницы, авиа- и автоперевозчики, банк, управляющая компания. У большинства даже самых крупных турфирм почти ничего этого нет, потому что содержать дорого. В итоге все зависят от партнеров, отсюда и основные неудобства. А тут все свое! Но пока это еще очень сырая идея».

Однако, несмотря на сырость идеи, «Нева» уже вплотную приступила к ее реализации. Прежде всего она резко увеличила число собственных турагентств. Интрига в том, что у туроператорских фирм, как правило, нет своих собственных агентов. По словам предпринимателей, дешевле и целесообразнее работать либо с независимыми посредниками, либо по договорам франчайзинга, потому что в этом случае не нужно содержать агентов, платить налоги и зарплату. Если же у кого из крупных операторов и есть собственные дочерние агентства, то, как утверждают участники рынка, их бывает не больше десятка. «Нева» же только за последний месяц открыла 12 собственных агентств в Москве и, по словам Алексея Каширского, к концу года доведет их количество до 25. Это в довесок к тем девяти, что имеются в Питере. Со следующего года «Нева» предполагает открыть агентства в ряде других регионов. Где и сколько, Каширский не уточнил. Дочерние компании будут называться «Сеть турагентств «Вояж-Нева» с порядковым номером региона. В Москве будет «Сеть № 1», в Петербурге — «Сеть № 2» и так далее. В этом году на все это предполагается потратить не менее $2 млн.

Если же учесть, что в планы компании входит покупка собственного авиаперевозчика, то напрашивается вывод, что «Нева» и станет прообразом и основой будущего холдинга.

По оценкам специалистов, это будущее не за горами. «Для большинства нынешних чиновников вся политика сводится лишь к частным финансово-экономическим договоренностям и сделкам, — пояснили The New Times несколько депутатов и сотрудников аппарата Госдумы. — У большинства налажены связи с бизнес-структурами, остальные стремятся их наладить. И то, что сейчас происходит в турбизнесе, сюда очень хорошо вписывается: кто-то владеет фирмой напрямую, кто-то надеется влиять через своих людей, кто-то кому-то будет покровительствовать, с кем-то просто партнерские отношения».

Рынок стагнирует, поэтому
— из него хотят выжать —
последнее через монополию

«Указ о создании Национальной туристской корпорации Борис Ельцин подписал еще в 1995 году, но дальше этого дело не пошло, — рассказал The New Times Сергей Шпилько. — Впрочем, тогда в этом и большой необходимости не было: чиновников больше интересовали сырьевые отрасли, а самим бизнесменам на рынке туризма было совсем не тесно — отрасль активно развивалась, и подключать административный ресурс против конкурентов не было надобности».

В 1990-е годы, по утверждению предпринимателей, рентабельность турбизнеса в зависимости от направления составляла 10 — 50%, а в отдельные отрезки времени у некоторых фирм могла доходить и до 400%. Сейчас все не так.

По оценкам экспертов, темпы развития рынка существенно снизились, въездной туризм вообще в стагнации. Вот уже несколько лет как въезжали к нам 2,5 миллиона туристов в год, так и въезжают, цифра эта не растет. И в ближайшие годы ситуация тут вряд ли изменится: слишком уж непривлекательна Россия для туризма. Цены высокие, сервис низкий, приличных гостиниц немного, о дорогах лучше не вспоминать, да и просто страшно сюда ехать.

«Решать, кто выживет,
— будут чиновники —
Ростуризма»

К 1 января 2007 года лицензии успели получить более 30 тысяч компаний, из них 12,5 тысячи — туроператорские, остальные — турагентские. Правда, сколько этих компаний на самом деле, никто не знает: одна и та же фирма могла получать по несколько лицензий, действуя под разными названиями, например «Лютик-тур», «Лютик-турс», «Лютик-трэвел» и т.д. Но это обстоятельство уже никак не влияло на тот факт, что в 2000-е годы конкуренция резко обострилась и, по словам даже крупнейших бизнесменов отрасли, «речь пошла просто о выживании».

По оценке ФАТ, общий оборот этой отрасли в России в 2006 году составил около $29,5 млрд. Эта сумма делится примерно поровну между внутренним и международным туризмом. При этом, по данным агентства «Туринфо», $3,046 млрд составила выручка 50 крупнейших туроператоров. Однако основная часть этих сумм уходит на оплату услуг партнеров (гостиниц, перевозчиков, гидов и т.п.), которые все время дорожают. В итоге рентабельность бизнеса, по общему утверждению всех участников рынка, не превышает 4%, прибыль стремится к нулю, а многие в ожидании перемен к лучшему вообще работают в минус. В результате даже собственник крупнейшей компании «Интурист» АФК «Система» заявила о своем намерении продать «этот проблемный актив». Президент «Системы» Владимир Евтушенков отметил: «Это очень тяжелый рынок с очень трудным законодательством, и мы много раз хотели избавиться от этой структуры».

Словом, чиновники решили, что пришла пора зачистки рынка и перенаправления туристских и финансовых потоков в пользу как можно меньшего числа фирм.

«Если часть фирм уйдет, то это будет хорошо, — заявил The New Times Сергей Шпилько. — Боюсь только, что решать, кого оставлять, будут чиновники Ростуризма».

Фингарантии
— как орудие зачистки —

Именно эти опасения привели в итоге к расколу некогда единого Российского союза туриндустрии. В конце прошлого года четыре турфирмы из числа лидеров рынка и «группы поддержки» ФАТ — «Нева», UTS, «Водоходъ» и «КМП-групп» (ее глава Владимир Канторович сам был вице-президентом РСТ) — официально заявили о выходе из РСТ, и еще 27 — о приостановке своего членства. Они создали Ассоциацию туроператоров России (АТОР), куда сейчас входит около 50 компаний. По словам исполнительного директора АТОР и руководителя UTS Алексея Крылова, эти фирмы контролируют около 80% туристского рынка2.

Формальным поводом для раскола послужили разногласия бизнесменов вокруг обсуждавшегося в тот момент в Госдуме закона «О внесении изменений в закон «Об основах туристской деятельности в РФ». Эти изменения более известны как «закон о фингарантиях». Поправки отменили с 1 января этого года лицензирование турагентов и туроператоров, и теперь все, кто хочет работать на туроператорском рынке, с 1 июня должны быть внесены в специальный реестр Ростуризма. Чтобы в него попасть, туроператор должен заручиться финансовыми гарантиями перед клиентами (см. справку на полях).

Больше всего туроператоров пугало, что деньги придется изъять из оборота фирм. Но выяснилось, что компании, специализирующиеся на международном туризме, должны будут заплатить за страховой полис в среднем 75 тысяч рублей в год, что равняется стоимости девяти с половиной мест на чартерном рейсе или 3,5 тысячи километров автобусной экскурсии.

С банками несколько сложнее. Солидные банки выдвигают неприемлемые для турбизнеса условия вроде покрытой гарантии (когда фирма вносит на депозит всю сумму сразу), за которую компания должна еще платить проценты и отдать в залог недвижимость. Средние и мелкие банки готовы рискнуть, предлагая непокрытые гарантии (деньги на депозит вносить не надо) под 1— 5% без всяких залогов. Правда, предлагают они это главным образом тем, чья репутация у них не вызывает сомнений.

По мнению Сергея Шпилько, новый закон дает возможность для «фильтрации» фирм: «Так же было с обменом лицензий в 2002 году. Люди сдавали документы, а им в ответ письмо: «Не соответствует требованиям». И никаких объяснений». И хотя на сайте Ростуризма вывешены образцы необходимых документов, Шпилько считает, что придраться можно к чему угодно.

Между тем многие маленькие фирмы ведут полезную просветительскую работу, устраивая туры по старым усадьбам и деревням российской глубинки, что глубинке идет только на пользу. «Да мы сами с удовольствием будем развивать этот деревенский туризм, — парирует вице-президент АТОР и руководитель фирмы BSI-group Андрей Игнатьев. — И эти фирмочки останутся, если захотят. Но только уже в качестве наших агентов за свои комиссионные»3. Нужно ли объяснять, что в таком случае набор и качество услуг в лучшем случае останутся прежними, а цены только вырастут.


«Ассортимент резко сузится,
— не будет никаких —
индивидуальных туров,
а будут стандартные
программы»

«Даже среди крупных есть фирмы, которые рассчитывают на собственные силы, а есть те, кто всегда хотел быть при власти и использовать ее ресурс, — объяснил The New Times руководитель одной из ведущих туроператорских компаний. — К первой группе можно отнести ВКО, «Розу ветров», «Коралл-тревел», «Ванд-интернэшнл». Ко второй — почти весь президиум АТОР. Вот, например, «ПАК-групп». Ее основатель и владелец Александр Сорокин сам работал в Ростуризме, а сейчас является советником Стржалковского. У Андрея Игнатьева из BSI-group тоже большой чиновничий опыт в туризме. Руководитель «Академсервиса» Леонид Исакович — глава Межрегионального фонда устойчивого развития туризма. О «Неве» и говорить нечего. Конкурентная борьба между ними к одним фингарантиям не сведется».

По сведениям участников рынка, Ростуризм почти месяц назад дал консульству Франции список 100 рекомендованных для работы фирм, хотя раньше их было в несколько раз больше. Сейчас, по тем же данным, Ростуризм независимо от фингарантий решает с МИДом вопрос, кому из принимающих фирм давать, а кому не давать референс-номер — мидовское разрешение, дающее право отправлять иностранным туристам вызов в Россию. «То есть кого-то административно отсекут», — пояснили предприниматели. Прецеденты уже были. В 2005 году из списка ассоциации безвизового обмена с Китаем «Мир без границ» волевым решением Ростуризма были исключены сразу 15 приморских операторов с формулировкой «за допущенные нарушения».

«Похоже, рынок действительно пошел по пути административного деления, — сказал The New Times глава крупной фирмы. — Например, в Ростуризме предлагают ввести уже и лицензирование туров. А их в одной Москве только 1,5 тысячи. Значит, ассортимент резко сузится, не будет никаких индивидуальных туров, а будут стандартные сертифицированные программы. Будешь нарушать — вычеркнут из реестра».

«Покажите нам эту точку,
— и мы перевернем мир» —

В Ростуризме и АТОР утверждают, что основная задача всех нововведений — всего лишь обезопасить туристов и вынудить турфирмы работать по белым схемам: чтобы банки и страховщики на хороших условиях дали гарантии, им надо показать как можно большую прибыль и надежность. «В туризме не к чему применить административный ресурс, — заявил The New Times Алексей Каширский, — для него тут нет точки опоры. Покажите нам эту точку, и мы перевернем мир».

У главы РСТ Сергея Шпилько особый взгляд на проблему. По его мнению, речь идет о попытке монополизировать рынок въездного туризма. «С выездным это сложнее, — говорит Шпилько. — Тысячи фирм, многие на иностранном капитале, визы выдают иностранные консульства, да и основные деньги уходят на оплату услуг зарубежных партнеров. С въездом иначе: фирм не так много, консульства наши, и деньги идут сюда, а не отсюда. А вот с гостиницами проблемы. В Москве, например, осталось только две крупные и относительно приличные — «Космос» и комплекс в Измайлово, при этом «Космос» монополизирован «Интуристом». Новые еще только строятся. Отели и есть главный ресурс, который делится на рынке, и вопрос в том, в чью пользу его делить. Скорее всего, в пользу особо приближенных, «построив» их конкурентов опять же с помощью референса. Это все те же «Нева», ПАК, «КМП-групп», «Академсервис» и еще ряд компаний.

В Ростуризме, кстати, активно ищут точки приложения своего влияния. Например, уже предлагают регистрировать в гостиницах иностранных туристов по согласованию с ними. Кроме того, Ростуризм еще и гостиницы классифицирует. Дело это добровольное, но тем, кто хочет работать с туристами, придется это делать. А звезды дорого стоят.

«Как Ростуризм и Стржалковский могут кого-то лоббировать и контролировать? — спросил у The New Times гендиректор и владелец «Академсервиса» Леонид Исакович. — Кто заключил больше контрактов, тот и оказался в лучших условиях. Я, например, не знаю ни одной приличной принимающей фирмы, которой бы отказали в гарантиях. Значит, всех внесут в реестр, и МИД даст им референс». «Я же думаю, что все это делается в преддверии 2008 года, — поделился своими соображениями один из крупных туроператоров. — Когда каждого спросят: «А ты что успел сделать?» — Стржалковскому будет что ответить».

Председатель Российского союза туриндустрии Сергей Шпилько в 1993 —1994 годах в должности министра возглавлял Госкомитет по туризму. В 1994 году, когда был создан Комитет по физкультуре, спорту и туризму, Шпилько стал его зампредседателя. В 1999 году ушел в отставку и возглавил Российскую ассоциацию туристических агентств (РАТА).

Тогда в бизнесе еще не было четкого деления на туроператоров (производителей туров) и турагентов (продавцов путевок, посредников между оператором и туристом), и, по словам бизнесменов, все занимались всем. После введения в 2001 году раздельного лицензирования операторов и агентов РАТА была переименована в РСТ. Своего бизнеса Сергей Шпилько не имеет.

Суть фингарантий в следующем. Каждая туроператорская фирма должна либо заключить со страховой компанией договор страхования гражданской ответственности перед туристами, либо получить банковскую гарантию. Для операторов въездного и выездного туризма сумма финансовых гарантий в первый год действия закона составляет 5 млн рублей, а затем будет поднята до 10 млн, для операторов внутреннего туризма она остается неизменной — 500 тысяч рублей. В пределах этих сумм страховщики и банкиры должны будут расплачиваться с пострадавшими туристами, а потом уже взыскивать эти деньги с проштрафившегося туроператора.

Ростуризм обещал регулярно вывешивать на своем сайте список фирм, подавших заявки на внесение в реестр, а также информацию о том, кто туда внесен, а кому отказано. С момента начала приема заявлений (2 апреля) по 23 мая такие списки вывешивались три раза. В них 316 фирм от Калининграда, Москвы и Петербурга до Владивостока, Камчатки и Сахалина. 29 из них отказано из-за несоответствия документов, банковских гарантий или договоров страхования. Это 13 фирм из Москвы, 3 из Красноярска, 2 из Читинской области, 2 из Хабаровска и по одной из Петербурга, Челябинска, Самары, Сочи, Элисты, Биробиджана, Улан-Удэ, Нижневартовска и Владивостока. The New Times 28.05.2007 СТУДИЯ THE NEW TIMES

__________

1 Сейчас «Нева» — это группа компаний Neva International Holding.
2 Оппоненты утверждают, что это всего лишь частное мнение руководства АТОР, поскольку считать этот процент можно по-разному.
3 Обычно они составляют 10 —13% с каждой проданной путевки.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.