Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

Сергей Минаев: «У нас с пиаром органов все очень сложно обстоит»

18.10.2017 | Вопросы: Ольга Проскурнина, The New Times

Сценарист сериала «Спящие», недавно прошедшего на Первом канале, рассказал The New Times о том, как подружился с людьми из ФСБ в процессе работы над шпионским детективом про агентов ЦРУ в российском правительстве, какие ляпы есть в сериале и кто будет снимать второй сезон

867564-1.jpg

Сергей Минаев на программе Hard Day’s Night телеканала «Дождь», 17 октября 2017 года. Фото: скриншот tvrain.ru

NT: Вы сказали в эфире программы Hard Day’s Night на телеканале «Дождь», что идея сериала возникла у вас еще в 2013 году?

Минаев: Мне рассказали историю про «спящих агентов», да.

NT: Про «спящих агентов» в России?

Была операция ЦРУ в России, такие же операции КГБ делал в Америке (подробно здесь: «Шпионский блицкриг: цена сделки» и здесь: «Чужие среди своих»), когда людей вербуют, замораживают, а потом под какую-то операцию размораживают (на чекистском сленге такие агенты называются «консервы».NT).

867564-2.jpg

8 июля 2010 года, Нью-Йорк, здание Манхэттенского федерального суда, процесс над десятью российскими разведчиками-нелегалами. В верхнем ряду слева направо: Михаил Семенко, Анна Чапман, Вики Пелаез, Михаил Васенков (Хуан Лазаро), Наталья Переверзева (Патрисия Миллз). В нижнем ряду слева направо: Владимир Гурьев (Ричард Мерфи), Лидия Гурьева (Синтия Мерфи), Андрей Безруков (Дональд Хитфилд), Елена Вавилова (Трейси Ли-Энн Фоли), Михаил Куцик (Майкл Зоттоли)

NT: История про российских «спящих агентов» в США, которых разоблачили и выслали из США в 2010 году, широко известна. А вот про американских «спящих агентов» в России ничего не сообщалось?

В России она не известна, но тоже была.

NT: Почему же ваши консультанты из органов не похвалились этой историей, как только она произошла?

А у нас вообще с пиаром органов все очень сложно обстоит, они не рассказывают никаких историй, которыми бы, на мой взгляд, следовало делиться. И я не вижу в этом ничего зазорного — почему нельзя рассказать о своих успехах, победах? Они об этом не говорят.

NT: То есть, по сути, вы выполнили эту пиарную роль за них?

Я не выполнял эту пиарную роль. Вы задали мне вопрос, я на него ответил. Я просто услышал историю, за нее зацепился. Спросил у них, могу ли я сделать из этой истории сериал. Они сказали: да, делай, но только надо будет потом согласовывать всякие моменты, потому что мы тут тебе наболтали того-сего, пятого-десятого.

867564-3.jpg

Главный положительный герой сериала — полковник ФСБ Родионов (Игорь Петренко), который в 2013 году обнаруживает, что ЦРУ в целях срыва газового контракта России и Китая активирует  своих ранее завербованных и пока «спящих» шпионов и отправляют в Москву специалиста по «оранжевым революциям». Далее выясняется, что ЦРУ спонсирует оппозиционных блогеров, помогает известному «правозащитнику» обвинять ФСБ в коррупции, устраивает митинги и теракты. Фото: vokrug.tv

NT: И вы сразу взялись за сценарий?

Не сразу, где-то полгода я пытался писать, потом откладывал, у меня были другие проекты, и потом где-то в конце 2014 года начал писать.

NT: Уже был заказ от «Первого канала»?

Никакого заказа не было, я написал синопсис, привез его (режиссеру, продюсеру шпионского сериала) Федору Сергеевичу Бондарчуку, они с (продюсером, генеральным директором «СТС-медиа») (Вячеславом) Муруговым посмотрели, сказали: мы покажем «Первому каналу». Первый канал довольно долго решал, потом сказал: да, давайте делать. И мы начали делать.

NT: Вы можете назвать своих консультантов из органов?

Я не имею права.

NT: Это люди из СВР?

Нет, ФСБ.

NT: Это ваши хорошие знакомые?

Мои знакомые, да.

NT: Друзья?

Да, с кем-то мы даже подружились.

NT: Подружились в результате работы?

В результате работы мы стали ближе общаться, а до этого были просто знакомы.

NT: Вы поклонник сериала Homeland («Родина»)?

Обожаю.

NT: В «Спящих» меня насмешил журналист, который живет в дизайнерском поселке на Рублевке и едет в аэропорт, по сути, на стажерское задание — опрашивать дипломатов, выживших после нападения на российское посольство в Ливии. Причем едет на БМВ с номерами серии ЕКХ, которые устанавливались только на машинах Федеральной службы охраны. Таких журналистов не бывает.

Не могло быть номеров ЕКХ.

NT: Тем не менее именно они там и есть.

Правда?

NT: Да.

Слушайте, это такой ляп вообще.

NT: Разве это не вы придумали?

Нет, номера ЕКХ — это ляп, это понятно. Я как критику принимаю, это безусловно приукрашивание действительности. Кагэбэшники тоже такие костюмы не носят и в таких машинах не ездят.

NT: Конечно, и в квартирах таких дизайнерских не живут.

И в квартирах таких не живут. Мы хотели сделать красивую картину. В данном случае вопрос больше не ко мне, а к продюсерам, потому что… Нет, на самом деле ко мне тоже вопрос, я писал про загородный дом, я не описывал, что он вот такого размера, но я это писал.

NT: Вы могли влиять на съемочный процесс? Ходили на съемочную площадку?

Я был на площадке, но я не имел влияния на кастинг актеров, я не выбирал актеров, не выбирал локации, я не имел никакого отношения к режиссуре — просто я не умею этого делать.

NT: Режиссер (сериала «Спящие») Юрий Быков на прошлой неделе объявил, что уходит из профессии. «Я знаком с реакцией большинства интернет-аудитории и мне показалось, что они рассматривают меня как предателя моих предыдущих картин», —- сказал он изданию «Медуза». Это первый случай, когда режиссер уходит из профессии из-за сценариста. После «Духless» и «Духless-2» по вашим сценариям Роман Прыгунов из режиссуры не уходил.

Ну, потому что он (Быков) уходит все-таки не из-за сценариста, а из-за той обструкции, которую вы и ваши коллеги ему устроили. Это вопрос не к сценаристу, это вопрос к вам.

867564-4.jpg

Режиссер шпионской драмы Юрий Быков написал после выхода сериала и обрушившейся на него критики: «Хочу попросить прощения, что прежде, чем стать взрослым, разумным человеком, привлек к себе такое внимание и заставил думать, что я – ориентир. Это далеко не так. Сотни честных людей пострадали от режима и произвола власти, которую я пытался защитить в этом сериале. Желание внести свой вклад против оранжевой революции в стране, основанное на патриотизме, — цель похвальная, но напрочь архаичная. Люди все-таки должны протестовать и требовать справедливости, иначе не будет перемен, а я предал всё прогрессивное поколение, которое что-то хотело изменить в этой стране. Боюсь, что после совершенного я больше не могу быть публичной фигурой и объектом следования». Фото: media.nakanune.ru

NT: Кто будет снимать второй сезон в таком случае?

Возможно, и он.

NT: Вернется в профессию?

Я не знаю. Слушайте, второй сезон еще не подписан. Как только он будет подписан, мы будем его обсуждать, но я уверен, что, конечно, Быков из профессии не уйдет. У него сейчас съемки потрясающей картины «Завод», и я думаю, что он ее доснимет.

NT: Вы говорите про обструкцию в либеральных СМИ, но вот рецензент Colta.ru, например, пишет: «У сериала один глобальный недостаток. Он слишком крепко сделан, хорошо снят и сыгран. К третьей серии даже я стала терять ощущение берегов». Фактически у вас получилась сказка для населения про хороших людей из спецслужб.

Никакой сказки нет. Просто персонажи, которые описаны (в сценарии), ходят по улицам, сидят в кафе, они ведут те же самые диалоги. Я ничего не придумывал, и все, по-моему, с этим только согласились.

NT: Но живые люди в реальности так не говорят, как в сериале «Спящие», — кажется, что они взяты из Facebook.

Возможно. Я готов признать, что какие-то диалоги выглядят картонными. По сути, они совершенно точны, даже где-то мягче, чем в жизни. А когда вы говорите, что из Facebook — это, конечно, да.

NT: А с тем, что вы сняли пропагандистскую историю, вы не согласны?

Я не считаю, что это пропагандистская история. А Homeland — пропагандистская история?

NT: Едва ли.

Да? Потому что американская?

NT: Да при чем тут это? Вы сами-то верите в то, про что написали?

Я верю в людей. Я считаю, что есть хорошие люди, есть плохие люди. Я вам приводил уже примеры того, что люди (из спецслужб), с которыми я общаюсь — они не передвигаются в сопровождении восьми «Гелендвагенов», и дети их не учатся в Лондоне. Они служат родине, они выполняют каждый день опасные приказы, они каждый день рискуют жизнью, кто-то из них погибает. Вы почему-то отказываетесь верить в существование таких людей. Но они есть.

NT: Они вам интересны?

Да.

Читайте также: «Чистый спирт провластной пропаганды».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.