Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Тренд

Синдром Акелы

08.10.2017 | Андрей Колесников

До чего нужно было довести страну, чтобы собственный юбилей провести за оградой полицейских дубинок и мегафонов. И быть поздравленным лидерами всего 10 государств

768456.jpg

Фото: gelendwagen.ru

Лучшая характеристика режима, построенного 65-летним Владимиром Путиным, — это то, как прошел в стране день его рождения, 7 октября.

Чтобы не портить автократу праздник, полицейские акции нужно было начать в понедельник, 2-го, с ареста Алексея Навального. А затем устроить акцию устрашения по второму, как выяснилось, важному для властей азимуту — послать привет Михаилу Ходорковскому. Степень абсурда и немотивированной жестокости в ходе обысков у работников «Открытой России» можно было объяснить только «воспитательными» целями — хотели показать, на что способны в преддверии возможных массовых акций.

Затем превентивно начали закрывать все, что можно было закрыть, — от штабов Навального до площадей. Города наводнились полицией.

Страх — вообще ключевой двигатель того, что делается или не делается в стране. Предприниматели боятся заниматься бизнесом, потому что инвестиции могут пропасть, а собственность могут отобрать.

Крупные игроки боятся Сечина — а что как он сделает с ними то же самое, что и с Евтушенковым и Улюкаевым.

Гражданские чиновники боятся ФСБ — а что как с ними поступят так же, как с Никитой Белых.

Реформаторы боятся предлагать слишком радикальные реформы, ведь в таком случае могут не принять к исполнению даже нерадикальные рациональные дорожные карты по строительству, как теперь стало модно говорить, «промежуточных институтов». Межеумочная страна с промежуточными институтами… Население страны боится думать иначе, чем телевизор, и на всякий случай массово в социальных сетях поздравляет главного начальника с юбилеем. Мало вышло людей на улицы в день рождения президента? После недели жесткого запугивания и давления — это огромные цифры и гигантская география. Не говоря уже о большом числе сочувствующих.

Страх вообще ключевой двигатель того, что делается или не делается в стране

До чего нужно было довести страну, чтобы собственный юбилей провести за оградой СОБРовских электроинструментов, полицейских дубинок и мегафонов. Быть поздравленным лидерами всего десяти государств. Получить самое яркое поздравление с благодарностью за борьбу с «иблисами и шайтанами».

Военно-бюрократический монополистический государственный капитализм, полицейское государство, средневековая идеология православного изоляционизма с чекистскими крючками, на которых подвешена вся политическая элита, — вот с чем мы пришли к юбилею человека, построившего эту осажденную крепость, эстетическая привлекательность которой недалеко ушла от новых типовых «собянинок». Внутренняя территория крепости уснащена сверх всякой меры охраняемыми особняками Путина, Медведева и их знати, по своему изяществу все-таки уступающими замкам короля Баварии Людвига. А по периметру крепость ограждена не признанными никем, кроме далеких тихоокеанских островов, «государствами». К стране присоединен анклав соседнего государства. Слуги режима, особенно вооруженные, ограничены в свободе передвижения. Ровно для того, чтобы еще более яростно ему служить.

Кстати, о короле баварском Людвиге. Прихоти его, растрата казны на личные резиденции, утрата интереса к государственным делам привели, в наших сегодняшних терминах, к заговору элит, которые объявили его сумасшедшим и недееспособным. Страх нашего автократа за будущее вынуждает его демонстрировать свое отменное физическое здоровье на фоне министра обороны — здоров и защищен штыками, если кто не понял. Верный служака Людвига полковник Дуркхейм, как известно из шедевра Лукино Висконти «Людвиг», не смог спасти своего патрона, а заговорщикам дал совет: «Будьте осторожны. Его величество король нуждается в защите от самого себя».

Впрочем, от Людвига остались прекрасные замки, и ему, как утверждают знатоки, человечество обязано открытием музыки Рихарда Вагнера. Что останется после нашего короля? Поздравления от актрисы Заворотнюк и певицы Нюши?

Путин не уходит — он не уверен в том, что его хотя бы попытаются защитить слуги и армейские офицеры в ситуации, когда начнется передел власти. Сталин не был сильным и могущественным лидером ровно потому, что к нему никто не подошел, когда его разбил инсульт. И лишь Берия начинал причитать, обнаружив признаки жизни, — на всякий случай. Что это за жизнь такая — без права промаха на манер Акелы? Что это за правление, если смысл и содержание срока 2018–2024 будет сведен к мрачному одиночеству с надеждой на верность «технократов» и синдрому Акелы — лишь бы не промахнуться, чтобы волчья стая не затеяла выборов нового вожака?

От баварского короля Людвига остались прекрасные замки, и ему, как утверждают знатоки, человечество обязано открытием музыки Рихарда Вагнера. Что останется после нашего короля? Поздравления от актрисы Заворотнюк и певицы Нюши?

Путин — это не Россия, Россия — это не Путин. О географии большой страны впервые вспомнили в ходе митингов 26 марта 2017 года, на карту вернулся Санкт-Петербург, которому надоели питерские чекисты. Судя по 7 октября, даже больше, чем Москве.

Объединяя страну, юбиляр ее расколол. Отколовшаяся ее часть, как и три десятка лет назад, запела «Перемен!» Цоя и, как почти полвека назад, «Я выбираю свободу» Галича.

Живы не только традиции деспотии.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.