Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Громкие дела

ФСБ без дураков

03.09.2017 | Илья Рождественский

Как в дело режиссера Серебренникова вмешалась Лубянка и кто вдохновлял контрразведчиков

wwwvladtimeru_sereb1260.jpg

Фото: vladtime.ru

На Лубянке опять заинтересовались мастерами культуры — августовская новость об участии 2-й службы ФСБ в деле «Гоголь-центра» воспринималась как сенсация. В действительности Кириллом Серебренниковом защитники конституционного строя занялись много месяцев назад, и в этом не было случайности. В процессе против опального режиссера сошлись интересы нескольких ведомств: ФСБ утвердилась как главная спецслужба по расследованию резонансных дел, независимо от состава преступления, Александр Бастрыкин вновь заручился поддержкой Лубянки, а консервативные церковные круги продемонстрировали свое растущее влияние, политическое и силовое.

Ответ президенту

Владимир Путин дважды публично критиковал правоохранительные органы в связи с делом Кирилла Серебренникова. В конце мая, вскоре после обысков в «Гоголь-центре», президент, отвечая на вопрос актера Евгения Миронова, назвал организаторов или участников этой акции «дураками», а в середине июня заметил, «что нет никакой необходимости заявляться в театр, в бухгалтерию с силовой поддержкой; это просто нелепо». Близкие к правительству источники «Дождя» после этого говорили, что в руководстве страны решили отказаться от уголовного преследования Серебренникова.

Кстати, в ноябре 2011 года именно Путин, в то время еще премьер, подписал постановление правительства о создании проекта Серебренникова «Платформа», предполагавшего «осуществление комплекса акций на стыке четырех направлений современного искусства — театра, музыки, танца и визуального искусства (медиа-арт), а также формирование постоянно действующей площадки для творчества молодых творческих деятелей, просветительские проекты в области современного искусства».

Сотрудники Следственного комитета (СК РФ) потратили три месяца, чтобы разубедить Путина и доказать свою правоту, говорят два собеседника NT, знакомые с ходом дела. К июлю материалы по «Седьмой студии» забрали из московского подразделения ведомства и передали в Главное управление по расследованию особо важных дел СК, а курировать следствие было поручено заместителю председателя комитета Игорю Краснову, который известен тем, что раскрыл дело Боевой организации русских националистов (БОРН) и нашел убийц Бориса Немцова.

Владимир Путин дважды публично критиковал правоохранительные органы в связи с делом Кирилла Серебренникова
После того как Путин раскритиковал правоохранительные органы, все силы были брошены на поиск доказательств вины режиссера, говорят собеседники NT. По словам одного из них, у всех свидетелей на допросах выясняли в основном, какую роль в предполагаемом преступлении мог играть Серебренников. Итогом стало одно из ключевых доказательств по делу — показания главного бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой, в которых указано, что студию создали для «реализации преступного умысла» и обналичивания средств. Якобы именно для этого бухгалтера пригласил на работу директор студии Юрий Итин. В итоге Масляева сообщила, что участвовала в обналичивании примерно 100 млн рублей. То есть — почти половины всех поступлений команде Серебренникова от государства. В материалах Министерства финансов указано, что «Седьмая студия» получила из бюджета 210 млн рублей — по 70 млн рублей с 2012 по 2014 год.

Близкие к интеллигенции

Эта служба «ближе к теме интеллигенции». Таким своеобразным образом бывший пресс-секретарь ФСБ Александр Михайлов объяснил сообщение о том, что оперативным сопровождением дела Серебренникова занялась служба по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ. Генерал знает, о чем говорит: свое название эта служба приобрела еще в Перестройку, в 1990 году — Управление по защите конституционного строя или просто «Z». Но в историю идеологическая контрразведка вошла как Пятое управление КГБ СССР.

Служба делится на два подразделения: одно борется с исламистами и, например, участвует в расследовании дела о взрыве в метро Санкт-Петербурга; второе — присматривает за неформальными движениями, в том числе националистов и антифашистов. Кроме того, оперативники службы работают в качестве прикомандированных сотрудников в Минкультуры.

На самом деле, эта служба была у истоков дела Серебренникова. Вопреки утверждениям СМИ, что ее подключили к делу только в конце августа, еще в мае оперативники ФСБ проводили обыски в «Гоголь-центре» и дома у режиссера. Именно сотрудники с Лубянки доставляли его из Петербурга в Москву.

Как указывает собеседник NT, близкий к следственной группе, правоохранительные органы основательно подготовились к обыскам и последующим судам, в ходе которых в конце мая были избраны меры пресечения фигурантам: на руках у оперативников к тому моменту была уже вся необходимая документация. Собеседник полагает, что ФСБ для этого потребовалось как минимум несколько месяцев работы. Когда именно началась подготовка, источник сказать затруднился.

Без ФСБ это дело обойтись не могло: любое расследование — это результат совместного труда оперативников, которые занимаются слежкой, прослушиванием и т.д., и следователей. Оперативным сопровождением по закону могут заниматься МВД и ФСБ, но в данном случае инициативу проявила именно Лубянка, которая последние несколько лет стремится участвовать во всех громких делах.

СВОИМ ДУХОВНЫМ ПАСТЫРЕМ ОТЦА ТИХОНА СЧИТАЕТ НЕ ТОЛЬКО ПУТИН, НО И ЕГО БЫВШИЕ КОЛЛЕГИ ПО КГБ-ФСБ

Духовный пастырь ФСБ

На активное участие специалистов с Лубянки в деле Серебренникова мог повлиять архимандрит, настоятель Сретенского монастыря Тихон (Шевкунов), которого The Financial Times называл «духовником Путина». На его роль в гонениях на режиссера указывают и собеседники, близкие к ФСБ, и знакомые самого опального режиссера. 

Своим духовным пастырем отца Тихона считает не только Путин, но и его бывшие коллеги по КГБ-ФСБ. По словам собеседника NT из ФСБ, в монастырь, расположенный недалеко от Лубянской площади, время от времени заходят руководители спецслужбы, которые советуются с архимандритом. Сам Тихон в разговоре с FT признавал, что еще в конце 1990-х годов к нему в монастырь приходил Путин, который в то время был директором спецслужбы: обсуждали и духовные, и хозяйственные вопросы.

Архимандрит не скрывал, что недоволен Серебренниковым, что его крайне расстраивает позиция режиссера. Еще два года назад «пастырь ФСБ» сказал: «От нас прямо требуют и носа не высовывать из-за своих церковных оград. «Нужно раз и навсегда этим мракобесам объяснить, чтоб они не лезли на чужие территории», — призывает режиссер Кирилл Серебренников. Как нам это собираются объяснить? Может быть, вот так: «Мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий» (В.И. Ленин. Письмо в Политбюро от 19 марта 1922 года). Не хочется заострять, но до грусти похоже».

Собеседник из ФСБ отмечает, что недовольство режиссером сохранилось, а одним из главных раздражителей для Тихона и его единомышленников стал фильм Серебренникова «Ученик», посвященный религиозному фанатизму.

hram-troicy_prihod_ru-site.jpg

Архимандрит Тихон (Шевкунов). Фото: hram-troicy.prihod.ru

Реабилитация Бастрыкина

Заместитель Бастрыкина генерал Краснов, утверждает собеседник РБК в Следственном комитете, умеет неплохо взаимодействовать с представителями контрразведки. Налаживание отношений с Лубянкой, по словам двух источников NT, близких к руководству ФСБ, стало залогом того, что Александр Бастрыкин сохранил за собой зашатавшееся под ним кресло председателя СК РФ. Осенью 2016 года источники РБК прогнозировали, что до конца года он покинет эту должность, в том числе из-за уголовного дела, которое было возбуждено в отношении высокопоставленных сотрудников СК — руководителя управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности Михаила Максименко (считавшегося правой рукой Бастрыкина), его заместителя Александра Ламонова и замруководителя Главного следственного управления по Москве Дениса Никандрова. Их заподозрили в сотрудничестве с людьми преступного авторитета Захария Калашова по прозвищу Шакро Молодой.

В деле генералов СК РФ ФСБ занималась всем — и следствием, и оперативным сопровождением. К тому моменту, когда на Лубянке взялись за окружение Бастрыкина, ФСБ уже перехватила инициативу у Следственного комитета в расследовании самых резонансных дел. Для ФСБ участие в громких процессах (в том числе и в уголовном преследовании Серебренникова) — вопрос репутации. Летом прошлого года на Лубянке произошли значимые кадровые изменения среди руководства: службу экономической безопасности (СЭБ), одно из ключевых подразделений ФСБ, возглавил генерал Сергей Королев, до этого руководивший управлением собственной безопасности. Перестановки состоялись в связи с тем, что несколько офицеров службы оказались причастны к делу о контрабанде на северо-западном направлении. По одному из этих дел проходит влиятельный бизнесмен Дмитрий Михальченко.

Отставка Бастрыкина не состоялась во многом благодаря тому, что он согласился с новой, ключевой ролью Лубянки в самых громких уголовных процессах и смог найти общий язык с ФСБ
В результате ФСБ очистила собственные ряды и лишь усилила свои позиции, утверждают два собеседника NT, близкие к руководству спецслужбы. И терять эти позиции на Лубянке не хотели бы. «ФСБ еще пару лет назад стремилась создать впечатление, что сотрудники спецслужбы буквально повсюду и могут все», — указывает адвокат, представлявший интересы обвиняемого по уголовному делу, которое вела ФСБ.

Отставка Бастрыкина не состоялась во многом благодаря тому, что он согласился с новой, ключевой ролью Лубянки в самых громких уголовных процессах, смог найти общий язык с ФСБ и наладить сотрудничество, отмечает один из источников NT. В результате два ведомства довели до суда уголовные дела в отношении экс-губернатора Кировской области Никиты Белых и бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, совместно расследуют теракт в Санкт-Петербурге, а также отчитались об арестах нескольких высокопоставленных следователей, в том числе руководителя управления СК РФ по Кемеровской области.

Таким образом, делом принципа для обоих силовых ведомств было самоутвердиться и в процессе над нелояльным режиссером, отмечает собеседник, близкий к ФСБ. Оставить Серебренникова на свободе (вне зависимости от того, кто за него просил) означало остаться в дураках — ни подчиненные Бастрыкина, ни коллеги Бортникова оказаться в таком статусе не пожелали.

Читайте также: «Никита Петров: «В ход шли  все средства  морального  террора»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.