Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Выставки

Дамы с камелиями

07.10.2015 | Шаталов Александр

В Париже открылась художественная выставка «Блеск и нищета. Образы проституции во Франции»

По одной из версий, Эдуарду Мане для картины «Олимпия» (1863) позировала куртизанка Маргарита Белланже Парижский Музей Орсе, владеющий самой крупной коллекцией импрессионистов, любит провокационные сюжеты. Прошлогодняя выставка «Обнаженные мужчины», посвященная мужской наготе в искусстве с XVIII века до наших дней, вызвала живой интерес публики. Новая экспозиция также весьма разнообразна — от полотен классиков, таких, как Мане, Ван Донген, Тулуз-Лотрек, Пикассо, до работ жанровых и довольно откровенных, включая даже фотографии, сделанные в публичных домах на рубеже XIX–XX веков. С одной стороны, это попытка показать специфический срез общественной жизни, с другой — подчеркнуть эволюцию нравов, с третьей — языком живописи рассказать историю эмансипации женщин. Город страсти нежной Слава Парижа как города любви была закреплена французской литературой, но базировалась она не на пустом месте. Доктор медицины Паран-Дюшатле, в качестве президента совета по оздоровлению Парижа много потрудившийся над вопросами гигиены, в 1836 году писал, что в Париже живут десять тысяч проституток, в то время как по данным полиции их было на тот же момент тридцать тысяч. А журналист и писатель Максим дю Кан утверждал, что в 1872 году только в одном Париже проституток было сто двадцать тысяч. Поэт Шарль Бодлер был одним из тех, кто воспевал жизнь парижских борделей, превращая проституток в жертв общества и тем самым почти в героинь. В 1857 году он опубликовал шокировавший публику поэтический сборник «Цветы зла», за что даже был оштрафован. Цензоры вынудили Бодлера убрать из книги шесть наиболее «непристойных» произведений. Вот, например, строки из одного такого стихотворения.

И тело наказать младое, Грудь синяками всю покрыть, А в лоно острый нож вонзить, Чтоб кровь из раны шла рекою, И в упоеньи до утра Я мог, сквозь губы те немые, Нежней и ярче, чем другие, В тебя свой яд вливать, сестра!

В названии выставки, которое взято из повести Оноре де Бальзака «Блеск и нищета куртизанок» 1847 года, отразился весь диапазон образов и эмоций, вокруг которых выстроена экспозиция в музее Орсе. Это портреты куртизанок, дам света или полусвета, бывших или на содержании богатых мужчин, или вдохновлявших художников, а также жанровые сцены, запечатлевшие жизнь рядовых «солдат армии любви». К куртизанкам относили и многих актрис и певиц. Иногда справедливо, иногда облыжно. Семейная женщина, согласно морали тех лет, могла позировать художнику только для портрета. Чтобы написать ню, прибегали к услугам натурщиц, которыми нередко были именно проститутки: сначала они фигурировали в аллегорических сценах, позже в жанровых. Знаменитая «Олимпия» Эдуарда Мане, показанная на Парижском Салоне, стала примером отношения общества к тому, что женщина выставляет себя обнаженной на всеобщее обозрение.

По мнению искусствоведов, на картине Мане «Сливовица» (1877) изображена проститутка с площади Пигаль в Париже Бедная Маргарита «Олимпия» была создана в том же году, что и «Завтрак на траве», ставший причиной скандала на «Салоне отверженных» 1863 года. Но показана публике эта картина была только в 1865-м. Моделью послужила любимая натурщица художника Викторина Меран, по другой версии — ею стала известная куртизанка и любовница императора Наполеона III Маргарита Белланже. Возможно, художник использовал сразу два образа для своей работы. Изображение и название картины были шокирующими — Мане не скрыл обнаженную женскую красоту под каким-то классическим образом вроде Венеры или Данаи. Наоборот, убрав мифологические детали, он добавил в полотно предметы реального быта и одежды современной ему модели. Картина, как и роман «Дама с камелиями» Александра Дюма-сына, в честь героини которой взяла себе псевдоним Маргарита Белланже, провоцировала общественное мнение, выводя на авансцену всеобщего внимания куртизанку. И конечно же, вызвала скандал. Около нее собирались сотни людей. Администрация салона поставила около «Олимпии» двух охранников, что не дало результата. Толпа завывала, хохоча и угрожая тростями и зонтами. Некоторые женщины, наоборот, впадали в прострацию и начинали перед картиной рыдать. В результате работу перевесили на самый верх, чтобы ее вообще было трудно разглядеть.

Картина Анри Жерве «Ролла» (1878) была изгнана с Парижского Салона за непристойность Второй пол Во второй половине XIX века уважаемые женщины, женщины легкого поведения и официально зарегистрированные проститутки стали практически неотличимы друг от друга, особенно когда они встречались в общественных местах. Это размывало границы поведения. Знаменитая писательница Симона де Бовуар в книге «Второй пол» (1949), рассматривая социальную роль женщин, одну из глав назвала «Проститутки и гетеры». Она отталкивалась от исследований психолога Антонио Морро, опубликовавшего в 1898 году книгу «Половая зрелость у мужчин и женщин». «Если подходить с экономической точки зрения, то положение проститутки ничем не отличается от положения замужней женщины, — пишет Симона де Бовуар и цитирует Морро: «Между теми, которые торгуют собой посредством проституции, и теми, которые продаются способом замужества, есть единственная разница — она в цене и длительности соглашения». И для одной, и для другой половой акт означает служение, тогда как у проститутки много клиентов, и каждый платит за себя. Первую — один мужчина, ее муж, охраняет от всех остальных, вторая же защищена множеством мужчин от тирании одного-единственного… И супруге, и гетере только тогда удается заставить мужчину служить своим интересам, когда они каким-то образом обретают превосходство над ним, получают власть и влияние. Однако между ними есть и большая разница, она состоит в том, что законная жена, будучи существом угнетенным, в качестве замужней женщины пользуется при этом уважением как человеческая личность; и это уважение — серьезная преграда притеснению. А у проститутки нет прав личности, в ее положении фокусируются все проявления женского рабства». Симона де Бовуар приводит в качестве примера имя знаменитой гетеры Клео де Мерод — французской танцовщицы, получившей славу не только благодаря своему мастерству, но и слухам о том, что она была любовницей короля Бельгии Леопольда II — тот якобы был от нее без ума. Ее портреты писали Дега, Тулуз-Лотрек, Болдини, Климт, а Леопольд II готов был отречься от престола из-за любви к Клео. Кстати, именно по совету Клео на деньги Леопольда в Париже было построено метро. Стараясь бороться с репутацией содержанки, Клео была вынуждена бежать из Парижа, выступая на сценах Гамбурга, Берлина, Санкт-Петербурга, Будапешта и Нью-Йорка. Мерод стала первой танцовщицей в русском балете, которая выступала в дуэте с мужчиной. В 1960-х годах она подала в суд на Бовуар, утверждая, что всегда являлась только танцовщицей, но никогда — гетерой. Исследователи называют сегодня Клео де Мерод «открыточной мадонной», считается, что она была одной из первых профессиональных фотомоделей.

На картине Тулуз-Лотрека «Салон на улице Мулен» (1894) показан парижский публичный дом

В ожидании клиента Уличная проституция была в XIX веке в основном организована вокруг кафе — заведений, куда добропорядочная женщина не могла пойти без компаньонки. Самые знаменитые из них — «Мулен-Руж» и «Фоли-Бержер». Именно на террасах кафе можно было показать себя и выбрать потенциального клиента. В этих позах их и рисовали Мане, Дега, Ван Гог — женщина с бокалом в руке и сигаретой. Другим рассадником женской проституции становились кабаре и кафе-концерты — эту прослойку актрис воспел в своей живописи Тулуз-Лотрек. Так как сам художник был маленького роста, то почти все его женские рисунки были написаны так, как будто художник смотрит снизу вверх, то есть заглядывает под юбку. Это придавало даже невинным работам определенную долю эротизма. Путь женщины легкого поведения начинался с кафе, публичных домов и при определенной удаче приводил ее на сцену кабаре или театра, лишь изредка завершаясь триумфом — собственной ложей в «Гранд Опера». Так, куртизанка Аполлония Сабатье, которую поклонники называли «мадам президент», имела модный салон, который посещали Эжен Делакруа, Флобер и Шарль Бодлер. Скульптор Огюст Клесинже воспел ее в мраморе — его скульптура «Женщина, укушенная змеей» украшает Музей Орсе. В своей работе автор использовал слепки с обнаженного тела модели. В России не было традиции писать обнаженную женскую натуру. В тех редких случаях, когда это происходило, использовали крепостных. Например, Алексей Венецианов заставлял позировать своих крепостных крестьянок — в общей сложности тридцать три женщины позировали для него в драпировках и без, изображая купальщиц, вакханок и т.п. Только в 1894 году женщинам разрешили позировать в натурных классах Академии художеств. Проститутки становились персонажами великой русской прозы, но так и не смогли стать героинями живописных полотен. Да и по сравнению с Парижем их было во всей России гораздо меньше — всего 17 603 на всю страну по данным статистики за 1889 год. Так что брать уроки страсти нежной русские молодые люди ехали все же в Париж, огни которого так манили и манят нас до сих пор. Фото: Wikimedia.org


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.