Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Сюжеты

#Выставки

Два Бенуа

20.12.2016 | Шаталов Александр | №41-42 (429) от 19.12.16

Полторы сотни картин знаменитых русских художников Александра Бенуа и его старшего брата и учителя Альберта, работы которого в последние сто лет удавалось увидеть редко, представлены на выставке, открывшейся в Центральном доме художника

Альберт Бенуа, портрет работы Зинаиды Серебряковой, 1924 год

В истории русского искусства семейство Бенуа — пожалуй, самое многочисленное. Оно ведет родословную с XVIII века, когда при дворе российского императора Павла I занял должность то ли метрдотеля, то ли кондитера Леонтий Николаевич Бенуа. Так месье Бенуа стали называть на русский манер, а по-французски его имя Луи Жюль Сезар Август.

Александр Бенуа, портрет работы  Леона Бакста,  1898 год

Леонтий Николаевич был женат на немке Екатерине Андреевне Гроппе (Анне Катерине Конкордии Августе). В семье было восемнадцать (!) детей. Семеро из них умерли в младенчестве, а остальные стали родоначальниками огромной плодовитой династии, оказавшей значительное влияние на русскую культуру. Сегодня, в XXI веке, больше известны фамилии Бенуа-Лансере-Серебряковых — в первую очередь это Александр Бенуа, Евгений Лансере и Зинаида Серебрякова, хотя среди Серебряковых следовало бы назвать и Александра с Екатериной (она скончалась всего два года назад). Большинство представителей этой семьи занимались архитектурой и искусствами, хотя среди них были и купцы, и военные.

В молодости, зарабатывая деньги архитектурой, Альберт во всякую свободную минуту вырывался на дачув Парголовоили в Петергоф — рисовать этюды

Наиболее заметный творческий след в истории оставили потомки четвертого сына Луи Жюля — архитектора Николая Леонтьевича Бенуа (1813–1898). В 1848 году он получил звание академика, через два года был назначен главным архитектором Петергофа, потом стал главным архитектором Императорских театров и председателем Петербургского общества архитекторов. У Николая Бенуа было девять детей: три девочки и шесть мальчиков. Выставку работ двух его сыновей и представляет в ЦДХ галерея «Кабинетъ» при поддержке столичного департамента культуры.

Любимец царской фамилии

Альберт старше Александра на 18 лет. «Мы были на двух концах нашей семьи: он — старший, я — младший», — вспоминал Александр Бенуа, знаменитый учредитель художественного объединения «Мир искусства» и мемуарист. Если его работы и графика, книжные иллюстрации постоянно востребованы и хорошо изучены, то выставка акварелей Альберта Бенуа этим летом прошла впервые за последние сто лет. Нынешняя экспозиция в ЦДХ — своеобразное продолжение рассказа о двух братьях.

«Для меня он был не Альбертом Николаевичем, а Альбертом, в шутку — Альбертюсом, в детстве еще более по-фамильярному: Бертой и Бертушей, — пишет Александр. — На альбертовских коленях я чувствовал себя совершенно просто и обращался с ним, как и полагается избалованному и довольно капризному ребенку».

Как и многие другие члены семьи Бенуа, Альберт учился на архитектора и работал как архитектор. Но параллельно у него проявилась любовь к акварели, которая почти перешла в страсть. Его работы начали выставляться уже в 1874 году, когда художнику было 22 года. В 28 лет Альберт стал членом-учредителем Кружка (позднее — Общества) русских акварелистов, а позднее — первым председателем правления этого Общества, удостоенного чести называться Императорским. Покровительство венценосной фамилии было неслучайным: за четверть века Альберт Бенуа организовал 38 экспозиций в разных городах страны и за рубежом. Десятую выставку петербургских акварелистов в 1890 году, еще до ее открытия, посетил Александр III, с тех пор члены императорской семьи регулярно бывали на ежегодных акварельных вернисажах.

Архитектор Альберт Бенуа строил дачи и особняки, спроектировал главный фасад Большого Гостиного двора в Санкт-Петербурге. В 1880–1890-х годах он сопровождал семью Александра III во время летних круизов по России и, будучи любимцем царской семьи, стал хранителем Русского музея с момента его основания в 1895 году.

В молодости, зарабатывая деньги архитектурой, Альберт во всякую свободную минуту вырывался на дачу в Парголово или в Петергоф — рисовать этюды. Более всего ему нравилось писать солнечные закаты. Александр Бенуа вспоминает, как «с фантастической быстротой, вперегонки со сменяющейся на глазах восхитительной картиной и без малейшей осечки ложились краски на бумагу». Альберт Бенуа рисовал «по-мокрому», это требовало особого расчета: пока подсыхала одна часть картины, надо было успеть набросать следующую, а потом вновь вернуться к просохшей, чтобы прописать детали. За один такой поход ему удавалось создавать сразу по несколько этюдов — продуктивность у Альберта Николаевича была замечательная.

В 1924 году Альберту Бенуа удалось эмигрировать в Париж, где к тому времени уже жили его дочь и сын. В 1926-м он был избран членом Парижской академии изящных искусств. В последние годы жизни художник долго болел и находился под опекой родных. Скончался он в 1936 году в возрасте 84 лет.

На выставке в ЦДХ представлены около 40 акварелей Альберта Бенуа, относящихся к русскому периоду его творчества, в том числе самая большая (58×81 см) — «Вечер на Каме». Такого формата акварелей у художника практически больше нет — по причине описанных выше технических сложностей работы.

Альберт Бенуа, портрет работы Зинаиды Серебряковой, 1924 год

Вокруг «Мира искусства»

Альберт стал первым домашним учителем младшего брата Саши, который любил устраиваться на его коленях, когда рядом не было отца, и заставлял рисовать себе картинки. «Папу я просил, чтобы он рисовал мне мои любимые сюжеты: марширующих солдатиков, рыцарей на конях, — вспоминал Александр Бенуа. — От Альберта я требовал того же и до слез сердился, когда он, не имевший ни малейшей склонности к какой-либо форме милитаризма <…>, начинал с потрясающей ловкостью набрасывать какой-либо пейзаж. Его ловкость скоро завораживала меня до такой степени, что по всему телу начинали бегать мурашки, слезы высыхали, и я уже сопел от удовольствия!»

Эти первые детские уроки рисования нашли отражение в дальнейшем творчестве младшего Бенуа: в нем соединились любовь к историческим картинкам и умение создавать великолепные акварельные пейзажи.

Александр учился в Академии художеств, но параллельно окончил Санкт-Петербургский университет, получил диплом юриста. В том же году он начал карьеру историка искусства, написав для немецкой энциклопедии главу о русских художниках. Постоянно путешествуя по Европе, работая во Франции, Александр Бенуа стал идеологом художественного объединения «Мир искусства», вокруг которого собрались все молодые и талантливые художники начала XX века, заманившие к себе и мастеров старшего поколения: Леон Бакст, Иван Билибин, Виктор Васнецов, Евгений Лансере, Исаак Левитан, Филипп Малявин, Михаил Нестеров, Константин Сомов и даже Валентин Серов. Все начиналось с дружеских, почти семейных посиделок. Молодые люди не могли смириться с теми вкусами, которые царили в обществе: по сути «Мир искусства» явился реакцией на антиэстетизм народнического сознания. На первый план были выдвинуты задачи художественной культуры, освоения мирового наследия, повышенное внимание к форме и мастерству. Это поддерживалось и выпуском одноименного журнала. Революционные по содержанию выставки — их декорированием занимался неутомимый Сергей Дягилев — вызывали споры и фактически стали предшественниками художественной революции.

Альберт Бенуа, «Нормандский пейзаж», 1900-е годы

Александр Бенуа не только успешно теоретизировал на темы искусства, но и сам активно рисовал. Он с гордостью потом вспоминал: «Продал на выставке «Blanc et Noir» («Белое и черное» — фр., III Выставка рисунков, устроенная Обществом русских акварелистов, СПб, 1895. — NT), устроенной В.В. Матэ, несколько своих рисунков углем и пастелью… Я выставил на ней несколько пастелей по этюдам, сделанным во время нашего свадебного путешествия, несколько мелких этюдов и одну картину, в которой я испробовал новый технический прием — а именно: акварель поверх фиксированного рисунка углем. Каково же было мое изумление и моя радость, когда примчавшийся прямо с выставки Сережа (Дягилев. — NT) сообщил, что только что побывал там П.М. Третьяков и что он купил мою картину, да, кажется, только ее из всей выставки счел достойной попасть в свою галерею». Попадая под влияние Константина Сомова, Бенуа рисует версальские парки с гуляющими придворными. Будучи запойным книгочеем, создает многочисленные иллюстрации к книгам, начиная с пушкинского «Медного всадника». Коллекционируя народные игрушки, пишет статью «Игрушки» для журнала «Аполлон», выпускает «Азбуку в картинках», разрабатывая в ней фольклорные мотивы, встает у начала выпуска рисованных почтовых карточек для благотворительной организации «Община святой Евгении».

Конец эпохи

В 1921 году Александр Бенуа решает заново вести заброшенный было дневник. «Хотя момент выбран не слишком удачно, — признает он, — мы снова переживаем полосу террора, и как раз всякие записи, зачастую совсем невинные, губят людей. Но столько интересного вокруг и на душе так томительно, что я не могу себе отказать в этой опасной поблажке».

Вокруг него происходят аресты и смерти, умирает Александр Блок, расстреливают Николая Гумилева («Арестован Гумилев, и в его комнате в Доме искусств — засада, в которую уже угодил (Михаил) Лозинский и еще кто-то неизвестный. Говорят, что он обвиняется в принадлежности к какой-то военной организации. С этого дурака стало»). Арестовывают двух родных братьев Александра Бенуа — Леонтия и Михаила, поводом для ареста как раз и были дневники. И тем не менее художник скрупулезно записывает все, что видит вокруг, продолжая работать, выпускает каталог Эрмитажа, раскрашивает книжные иллюстрации…

«Мы снова переживаем полосу террора, и как раз всякие записи, зачастую совсем невинные, губят людей. Но столько интересного вокруг и на душе так томительно, что я не могу себе отказать в этой опасной поблажке»

В 1926 году, следом за братом Альбертом, он покинул СССР. В Париже младший Бенуа продолжал работать для Дягилевского балета, участвовал в оперных и балетных постановках для миланского театра Ла Скала, где его сын Николай служил главным постановщиком.

Старший брат Альберт умер в Париже в счастливом неведении, что в 1938-м в СССР арестуют и расстреляют его сына Николая-Карла и невестку Серафиму, обвиненных в шпионаже. А младший брат Александр проживет еще 30 лет и будет похоронен на парижском кладбище Батиньоль — всего в нескольких метрах от могилы своего старого друга по «Миру искусства» Леона Бакста, похороненного здесь же в 1924-м. Многотомные воспоминания Александра Бенуа вместе с его подробными дневниками — своего рода летопись жизни русского общества на переломе эпох.

Помимо картин обоих братьев, на выставке в ЦДХ представлено большое количество архивных материалов, воскрешающих необыкновенную страницу русской культуры.

Фото: wikipedia, галерея «Кабинетъ»

Telegram
WhatsApp
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.