Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Бывший СССР

«На Украине впервые репутация стала иметь значение»

19.12.2016 | Евгения Альбац | №41-42 (429) 19.12.16

 

Как вы оцениваете ход украинских реформ?

Украина провела ряд очень важных и масштабных реформ. Но главную — судебную — реформу так и не провела. Суды — около четверти судебного корпуса — коррумпированы, верховенство права так и не установлено, реальные права собственности по-прежнему не защищены. Самыми коррумпированными являются судьи высшего уровня. Зачастую добросовестно рассмотренные на низшем уровне дела отправляются на пересмотр, и одобряются худшие решения. Это все самым прямым и самым негативным образом влияет на долговременные иностранные инвестиции (FDI — foreign direct investments): никто не хочет инвестировать в то, что завтра может потерять. Собственно, такая ситуация практически во всех странах СНГ, за исключением Грузии, где права собственности соблюдаются. В остальных республиках бывшего СССР владение собственностью небезопасно — отсюда и появляются олигархи, потому что либо ты должен быть на самом верху, близко к власти, и так ты защищаешь свою собственность, либо у тебя ее отберут.

«Удивительно, сколько богатых людей оказалось среди членов Рады: средний доход парламентария, если судить по декларациям, — $700 тыс.»

На Украине вынуждены были создать новый институт — Антикоррупционное бюро, по сути — силовое агентство, у которого есть свои вооруженные подразделения и даже несколько танков. Украинские СМИ пишут, что между этим агентством и Генеральной прокуратурой идет война. Это так?

Национальное антикоррупционное бюро Украины создавалось при помощи западных специалистов по борьбе с коррупцией. Возглавляет НАБУ 37-летний Артем Сытник, известный своим жестким характером, в штате 700 человек и немалое число спецназовцев. Они расследуют дела, касающиеся Генеральной прокуратуры и ряда высокопоставленных чиновников. В Бюро есть антикоррупционный прокурор. Кроме того, оно занимается подготовкой дел по электронным декларациям: данные о своем состоянии предоставили 100 тыс. чиновников. Удивительно, что люди подошли к заполнению этих деклараций честно.

Конфликт интересов

Президент Украины Петр Порошенко в свое время пообещал продать свой бизнес*. Однако, судя по всему, так и не сделал этого. Рыба, как известно, гниет с головы.

Ситуация, в которой находится Порошенко, действительно тяжелая. Ему принадлежит огромная шоколадная компания, которую в нынешней ситуации если и можно продать, то только за мизерную сумму. Кроме того, он не мог передать компанию в настоящий «слепой» траст. Гораздо хуже то, что он принимает активное участие в бизнесе. Это классический конфликт интересов, который подает дурной пример для чиновников и не позволяет предпринять серьезные шаги в отношении той же судебной системы, Службы безопасности (СБУ), Генеральной прокуратуры, — именно в этих сферах Порошенко не провел сколь-либо серьезных реформ. Однако то, что он заставил чиновников в своих декларациях раскрыть свои реальные доходы, — это важный прецедент в этой сфере.

Для многих стало большим открытием, что украинские чиновники хранят миллионы долларов наличными. Знакомая, сама с Украины, в изумлении сказала: «Мы думали, что только Янукович и еще несколько чиновников так богаты, но оказалось, что они все очень богаты, а все мы — очень бедны».

Да, Порошенко указал, насколько я помню, 104 компании в 10 странах плюс $26 млн и Є14 тыс. на банковских счетах. Близкий к президенту Игорь Кононенко, которого называют серым кардиналом Порошенко (Кононенко является первым заместителем главы фракции «Блок Петра Порошенко» в Верховной раде. — NT), задекларировал состояние в сотни миллионов долларов. Или, например, братья Дубневичи, чей бизнес построен полностью на выжимании соков из украинских железных дорог, где процветает коррупция, — они задекларировали почти 700 объектов недвижимости. Удивительно, что все эти данные внесены в декларации, и удивительно, сколько богатых людей оказалось среди членов Рады: средний доход парламентария, если судить по декларациям, — $700 тыс. Тех, у кого нет таких состояний, среди депутатов оказалось немного.

В моей родной Швеции нечто подобное произошло в 1766 году, когда одна партия призвала взять под контроль доходы аристократов, с тех пор все данные, за исключением вопросов национальной безопасности и медицинской документации, стали получать публичную огласку. В Финляндии такой порядок был установлен еще во времена, когда она была частью Российской империи, в XIX веке. В Дании это произошло в 1771 году, когда в ее состав еще входила Норвегия. Именно по этой причине в скандинавских странах самый низкий уровень коррупции в мире. Я считаю, что Украина идет по правильному пути. Граждане впервые получили возможность отслеживать ситуацию. И впервые репутация стала иметь значение, и риск потерять ее стал волновать политиков. И все это благодаря электронным декларациям.


 

Газ и политика

Украинские власти перестали субсидировать газ. В результате его цена увеличилась в 11 раз. Шаг крайне непопулярный, но удивительно, что он не вызвал протестов.

Все энергетические субсидии вместе взятые, в том числе угольные, до реформы составляли 10% ВВП — это совершенно невозможно. На этом наживались посредники, такие как Дмитрий Фирташ, которые покупали дешевый газ в России (12% от мировой цены газа), продавали его по рыночной цене промышленным предприятиям на Украине и зарабатывали на этом миллиарды долларов. Таким образом, 6% ВВП в результате субсидирования цен на газ доставались олигархам и только 2% ВВП — жителям Украины, которые имели дешевый газ. Кроме того, правительство выделило 1% ВВП наличными в качестве субсидий на газ бедным слоям населения — а это почти треть населения. Ровно поэтому политически и удалось провести эту реформу, ровно поэтому она и не вызвала социальных протестов. А в результате этой реформы дефицит бюджета Украины за один год сократился на 8%. Это невероятный результат.

Еще одно достижение заключается в том, что в течение года Украина ни разу не купила газ напрямую у России. Россия говорит, что Украина покупает российский газ на европейском рынке, и нет, мол, никакой разницы. Но разница в том, что на сделках с газом больше не наживаются посредники, такие как Фирташ, а еще раньше — Тимошенко. Ситуация стала более прозрачной и открытой. Потребление газа на Украине резко сократилось, люди стали экономить энергию, и это полезно для страны.

Из-за девальвации гривны минимальная пенсия на Украине сегодня составляет $60 в месяц — это приблизительно 3600 руб., что в два раза ниже, чем в России. Жить на эти деньги очевидно невозможно. И люди из центра и с востока Украины утверждают, что причина их нищеты — именно энергетичеcкая реформа?

Это вопрос причины и следствия. Янукович поддерживал слишком высокий обменный курс. Это привело к тому, что в 2013 году дефицит платежного баланса Украины составил 9% ВВП. Когда тратишь деньги, которых у тебя нет, становишься банкротом. В 2014 году, до начала реформ, дефицит бюджета составлял 10% ВВП. Ситуацию необходимо было брать под строгий контроль. В прошлом году дефицит бюджета составил 2% ВВП, в этом, возможно, составит 3,7% ВВП. Средняя зарплата на Украине — $200 в месяц, за три года гривна подешевела по отношению к доллару на 60%. Чего действительно не хватало, так это поддержки Запада, она составила всего $3 млрд. Прямые инвестиции прекратились из-за войны с Россией. Кроме того, из-за войны с Россией в 2014 году ВВП сократился на 7%, а в прошлом году — на 10%. По большому счету это связано с отсутствием доли Донбасса, плюс 3–4% ВВП потеряно из-за отсутствия прямых зарубежных инвестиций. Внешняя торговля Украины сократилась на 18% — эту часть составляла торговля с Россией до введения крайне жестких санкций с ее стороны. Таким образом, можно выделить две основные причины бедности на Украине: первая — это то, что правительство Януковича пыталось украсть как можно больше, — по некоторым оценкам, ими было украдено около $40 млрд. Вторая — это война России против Украины, которая, по моим подсчетам, обошлась приблизительно в 17% ВВП прямых потерь в производстве.

Какова будет политика Дональда Трампа в отношении Украины: США продолжат помогать этой стране или все сойдет на нет?

Для меня этот вопрос остается открытым. Мы действительно не знаем, какой станет американская политика при Трампе, в том числе и какова будет его внешняя политика.

Реформы и реформаторы

Как вы оцениваете эффективность украинских реформ по шкале от 1 до 10 (1 — очень плохо, 10 — отлично)?

Около 7. Кроме энергетической были другие большие реформы. Проведена реструктуризация крупных долгов. Закрыты 83 банка из 180 — они попросту занимались преступной деятельностью. Сейчас эта проблема решена благодаря храбрости главы Центробанка Валерии Гонтаревой. В настоящее время сложилась неприятная ситуация с «Приватбанком» Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, у которых ужасная репутация в деловом мире. В течение полугода они занимались рекапитализацией банка и сокращали кредиты, которые составляли 70% от активов банка, однако сейчас прекратили это делать и объявили настоящую войну главе Центробанка. «Приватбанку» принадлежит 20% активов всех украинских банков, столько же, сколько трем крупным российским государственным банкам на Украине. Важно, кто победит, — Гонтарева при поддержке Порошенко или Коломойский. Налог на зарплату снижен с 45% до 22%. Кроме того, сняты некоторые регулятивные ограничения. То есть в том, что касается экономических преобразований, — прогресс очевиден. Но страна, повторю, остро нуждается в судебной и социальных реформах.

А что с реформой в сфере управления, полиции?

Только два государственных учреждения были действительно реформированы — Национальный банк Украины, где расформированы все неэффективные учреждения, и Министерство экономики, сократившее штат на треть и отменившее часть неработающих предписаний. Я не верю в эффективность реформы полиции, хотя украинцы настроены крайне положительно по ее поводу. Во главе Министерства внутренних дел Украины стоит Арсен Аваков, который в данный момент, возможно, является самым важным человеком в «Народном фронте». Аваков не то чтобы против реформы полиции — но он не хочет терять контроль. Поэтому попытка создать Национальную полицию Украины, что предлагали люди Саакашвили, провалилась. Расследование убийства журналиста Павла Шеремета — пример неэффективной работы уголовной полиции, оно зашло в тупик.

«Можно выделить две основные причины бедности на Украине: первая — правительством Януковича было украдено около $40 млрд. Вторая — война России против Украины, которая обошлась в 17% ВВП прямых потерь»

По большому счету в нынешнем правительстве за реформы выступает четыре человека. Наряду с премьером Владимиром Гройсманом это Андрей Коболев, председатель правления «Нафтогаза», Валерия Гонтарева, глава Центробанка, и министр финансов Наталья Яресько. Но все они испытывают давление и противодействие со стороны серых кардиналов из «Блока Порошенко».

Нас ждет еще один Майдан?

Не думаю. На Украине очень открытая политика, у людей есть разные возможности выразить свое несогласие с властью. Скорее я бы ожидал внеочередных парламентских выборов, и вполне вероятно, что они будут проведены в 2017 году. Я думаю, развал правительства вполне вероятен, поскольку сейчас оно разделено и практически не пользуется поддержкой населения. Украина проходит через процесс построения демократического порядка, а этот процесс неизбежно связан с некоторым хаосом, большим количеством черного нала и жизнью «по понятиям», которые заменяют закон и право. Похожая ситуация наблюдалась в России конца 1990-х годов.

Досье

Андерс Аслунд родился в 1952 году в Швеции, образование получил в Оксфорде. Трансформация плановых экономик в рыночные — предмет его научного интереса. В начале 1990-х он был профессором Стокгольмской школы экономики, основал Стокгольмский институт восточноевропейских экономик. В начале 1990-х годов он консультировал правительство реформ Егора Гайдара, в середине 1990-х — правительство Леонида Кучмы на Украине, выступал консультантом в Киргизии и в странах Балтии. Он автор около десятка книг об экономиках восточноевропейских стран и Евразии. В настоящее время живет в Вашингтоне вместе с русской женой Анной, которую нашел в институте Гайдара. Читает лекции в Georgetown University и является старшим научным сотрудником Атлантического Совета (think-tank).

* Петру Порошенко принадлежит «Центрально-Европейская кондитерская компания», которая, в свою очередь, владеет корпорацией «Рошен» и 99,93% акций Липецкой кондитерской фабрики. В апреле 2016 года «Рошен» заплатила $8 млн налогов в казну Российской Федерации.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.