Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Темы

#Главное

#Анализ

Фрэнсис Фукуяма: «Демократия умеет самовосстанавливаться»

07.02.2017 | Яккарино Микела, Рим | №3 (433) 06.02.17

Известный американский политолог, автор книги «Конец истории и последний человек» поделился с The New Times собственным видением «фактора Трампа», а также причин и последствий небывалого роста правого популизма на Западе

  В нынешнем году предстоят выборы в Германии, Нидерландах и Франции, в результате которых ультраправые могут упрочить свои позиции. На снимке — слет лидеров европейских ультраправых в Кобленце, Германия, 21 января 2017 года. Фото: Roberto Pfeil/Afp

Что происходит в мире? Новый президент США начал правление с противоречивых шагов. В Европе — тоже шок и трепет: Великобритания вот-вот запустит процедуру Brexit, эксперты не исключают выхода из ЕС и Франции — если президентом станет лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен. Кажется, что привычный мировой порядок рушится, причем в результате волеизъявления граждан. То есть виновата демократия?

Дело не только в США, Великобритании или Франции. Проблема носит глобальный характер. Демократические правительства в последнее время катастрофически теряют народную поддержку. Чтобы обеспечить права граждан и гарантировать им основные социальные услуги, властям приходится принимать сложные решения. Во многих странах эти решения были неверными, или как минимум спорными. На этом в какой-то мере базировался успех Дональда Трампа в США. Такая же проблема и в Италии, и в Японии, и в Индии… Этим не преминули воспользоваться популисты. Отчасти их сегодняшний успех вырос из разочарования избирателей в действующей власти: люди хотят, чтобы их правительства что-то делали для них. Если же нет поддержки правительства снизу — демократии слабеют.

Тупик

Трампа в Белый дом привела тоже демократия…

Лишь незадолго до его победы я понял, что вообще-то он может победить. Сторонники Трампа были убеждены в своей правоте и страстно его поддерживали. Люди вроде меня голосовали за Хиллари Клинтон лишь потому, что считали Трампа кошмаром на посту президента. На самом деле многие из нас понимали: у Хиллари нет харизмы, она всегда славилась умением вести политику в интересах узкой группы людей — а именно от этого и устал народ. И вот настал момент, когда белые рабочие Мичигана, Висконсина и Пенсильвании проголосовали за республиканцев.

Нам в США нужно было сделать многое: провести массу реформ, в том числе миграционную и бюджетную, принять закон о контроле над продажей оружия… Однако все начинания закончились тупиком.

Вы сказали как-то, что Дональд Трамп и Берни Сандерс* — олицетворение двух крайностей: правой и левой. Что ждет правых и левых в Америке и во всем мире?

Переосмысление реальности. Традиционно левые были против экономического неравенства, правые — за свободные рынки. Но за последние несколько лет левые отошли от экономической проблематики, их больше заботят вопросы половой идентичности, права меньшинств и т.п. — но не защита интересов людей наемного труда. Между тем за последние 30 лет пропасть между уровнем жизни богатых и бедных, например, в США значительно расширилась. Недавно было проведено исследование, которое показало, что 1% самых богатых мужчин США живет на 14,6 лет дольше 1% самых бедных мужчин. А для женщин эта разница составила 10,6 лет. При этом у левых и в США, и в Европе нет убедительной экономической программы.

Впрочем, если говорить о США, то я убежден: измениться должны обе американские партии. Республиканцы поглощены внутренним конфликтом, который только слегка поутих на радостях от победы на выборах. Однако американский рабочий класс настроен решительно — он попытается не позволить консервативному крылу Республиканской партии сделать то, что они, собственно, всегда хотели, — снизить налоги для богатых.

Каким президентом, на ваш взгляд, был Барак Обама?

Хорошим президентом. Возможно, он был слишком пассивен во внешней политике, однако в Сирии, например, выбрал правильный курс: без нашего вмешательства улучшения там бы не произошло. Вопрос сейчас в другом: какая доля наследия Обамы сохранится после прихода Трампа? Ответ, я думаю, мало кто знает.


 

Вопрос идентичности

Обама, кстати, хотел сотрудничать с Путиным по Сирии. А сейчас Трамп намерен договориться с ним о совместной борьбе с «Исламским государством»*…

ИГ* остается угрозой благодаря нашей гипертрофированной реакции на него. Мы впали в истерику после атак в Париже, Бельгии, США, и все это стало отличным топливом для разжигания антимиграционной риторики правыми партиями. Вот где серьезная угроза демократии. А потенциал террористических группировок, поверьте, куда слабей.

Почему?

ИГ* пополняется за счет тех, кто не чувствует собственной идентичности. Эти люди хотят признания и получают его в ИГ* — аналогичная вещь в прошлом веке происходила с националистами.

На заре демократии рабы не считались людьми, не имели никаких прав и, соответственно, не были членам общества. Сегодня мы видим, что и при современной демократии свое место в обществе находят не все. И люди по-прежнему борются за это место. Я говорил об этом еще в 1990-е: демократия в нынешнем виде не отвечает стремлению индивида получить признание общества.

«В ДОЛГОСРОЧНОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ ИМЕННО КИТАЙ ИЗМЕНИТ МИР. РАНО ИЛИ ПОЗДНО РОССИЯ ПЕРЕСТАНЕТ БЫТЬ КРУПНЫМ ИГРОКОМ: КРОМЕ НЕФТИ И ГАЗА У НЕЕ НЕЧЕГО ПОКУПАТЬ. А ДОГОВОРИТЬСЯ С КИТАЙСКИМИ ВЛАСТЯМИ БУДЕТ СЛОЖНЕЕ, ЧЕМ СЕЙЧАС С РОССИЕЙ»

В Европе набирает силу ксенофобия и паранойя в отношении мигрантов. Вас не пугают последствия этого?

Не уверен, что это паранойя. Проблема во многом культурного характера. Миграцию, к примеру, люди воспринимают не только через экономическую призму. Если по соседству с твоим родным домом живет масса людей, которые не говорят на твоем языке, чужды твоим привычкам и число этих людей очень быстро растет, — то происходит столкновение культур. Людям это не нравится.

Ведь не случайно Европа уже начинает осознавать проблему под названием «Шенгенские соглашения». И если, допустим, об этом сегодня чаще других говорит Орбан (Виктор Орбан — премьер-министр Венгрии, один из главных оппонентов миграционной политики ЕС. — NT), то это не значит, что сама проблема надуманна. Без контроля над внешними границами невозможно стереть границы внутренние. И одна из ключевых проблем европейских правительств в том, что в ответ на негодование людей они не предлагают никаких конкретных решений.

Шенгенские соглашения обречены?

Система должна быть улучшена. Шенген нежизнеспособен без контроля над Средиземным морем и без внутренней стабильности в Евросоюзе, которой уже нет. Выгоду извлекает прежде всего Путин. Он не хочет, чтобы вопрос внутренней стабильности в Европе был решен.

Но ведь и заявления Трампа добавляют страха европейцам. Он назвал НАТО «морально устаревшей» организацией. Что он сделает — разрушит ее?

Не знаю. И никто не знает. Но то, что он назначил на пост министра обороны Джеймса Мэттиса, — хороший знак для НАТО и Европы. Профессионал вроде Мэттиса не даст Штатам отказаться от своих обязательств в Европе.

Трудности момента

Чего теперь ждать в российско-американских отношениях? Означает ли приход Трампа в Белый дом скорую отмену санкций в отношении России?

На самом деле Трамп ни разу не сказал ничего определенного о России, хотя он и никогда не критиковал Путина. Несмотря на все слухи и утечки в СМИ, Трамп ничего конкретного не говорил и на тему санкций. Но вообще вопрос Украины — а санкции, хочу напомнить, напрямую увязаны с Украиной — сейчас приобретает особую актуальность. Если Путин почувствует, что поддержка Украины со стороны демократического мира ослабевает, он может пойти дальше, предпринять какие-то новые дестабилизирующие действия.

Основной угрозой мировому порядку многие на Западе считают Россию. Вы согласны?

Это не так. Главную роль в сломе устоявшегося мирового порядка сыграет Китай. В долгосрочной перспективе именно эта страна изменит мир. Российская экономика составляет лишь одну десятую часть экономики США, а вот китайская — крупнее американской, она вообще крупнейшая в мире — почти $18 трлн ВВП. Рано или поздно Россия вообще перестанет быть значимым игроком: кроме нефти и газа у нее нечего покупать. А договориться с китайскими властями будет сложнее, чем сейчас с Россией.

«За последние несколько лет произошло много того, что заставило нас переживать за будущее демократии, но возврата к 1930-м пока не случилось. Трамп — не Муссолини»

Тем не менее многие считают, что мир возвращается к Холодной войне?

Нет, сравнивать происходящее сегодня с годами Холодной войны неправильно. Тогда Советский Союз контролировал Восточную Европу, имел экономические рычаги влияния на сателлитов по всему миру. А сегодня Россия — лишь малая часть мировой экономики. Тогда как США и Европа — два экономических гиганта.

Когда-то вы предрекли скорый конец Истории — как завершение эпохи диктатур и победы либерализма в большинстве стран мира. Но сейчас кажется, что госпожа История идет по кругу?

Моя первая книга «Конец истории...» вышла в 1992 году: тогда только что развалился и СССР, и коммунистический лагерь. А начал я писать книгу еще до падения Берлинской стены, наблюдая и анализируя происходящее. Тогда все больше стран во всем мире выбирали демократию. Сейчас — принципиально иной исторический момент. Популисты и националисты вновь завоевывают умы людей, это правда. Однако время для того, чтобы повернуть тенденцию вспять, еще есть. За последние несколько лет произошло много того, что заставило нас переживать за будущее демократии, но возврата к 1930-м пока не случилось. Трамп — не Муссолини. Нам нужно набраться терпения и посмотреть, что произойдет. Но я уверен в одном: демократия умеет самовосстанавливаться. 

* Берни Сандерс — американский сенатор, наряду с Хиллари Клинтон был главным претендентом в кандидаты от Демократической партии на президентских выборах в США 2016 года. Отказался от участия в выборах в пользу Клинтон.

* ИГИЛ, или ИГ («Исламское государство»), ДАИШ — организация, запрещенная в РФ как террористическая.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.