Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Выборы

Матрешки, борщ и пирожки

19.09.2016 | Шорина Ольга, Бонн, ФРГ

Корреспондент The New Times поработал в УИКе в Германии и рассказал, как голосуют русские за границей

Фото: Александр Рюмин/ТАСС

ЧЕТВЕРГ 15 СЕНТЯБРЯ — ЗНАКОМСТВО

10:30

Я решила принести свои документы о назначении членом УИК с ПСГ заранее. В семь утра в воскресенье все нервные, а так познакомимся. Пришла в консульство во время приема населения. Показала охраннику документ (мое заявление и решение Федерального политсовета ПАРНАС о назначении меня). Охранник сначала сказал, что сейчас консульский прием, а потом ушел совещаться. Стою и жду. Они думают, что со мной делать: «К нам никогда такой не приходил», — сообщил мне озабоченный охранник.

Все как мы любим.

Оказывается, это правда, на прошлых парламентских и президентских выборах работали только наблюдатели, членов комиссии никто не назначал. Видимо, эти участки все считают не очень нужными и важными, в том числе и избиратели.

11:00

Нашли мне ответственного за выборы — им оказался целый консул Сергей Федоров. Познакомились. Он не ждал, конечно, никого кроме представителя «Единой России», который приезжал в четверг агитировать в Северном Рейне-Вестфалии. Не очень мне это нравится, но я не понимаю, как это пронаблюдать без приглашения.

Не нравится мне также организованный подвоз избирателей — из 16 городов автобусы везут избирателей в консульство в Бонне. Консул сказал, что все это в рамках бюджета, который выделяется на организацию выборов (статья «транспортные расходы»).

Еще не нравится странное распределение избирателей по УИКам — по фамилиям. Здесь консул внятно не смог мне объяснить, почему так — комиссия из девяти человек так решила, основываясь на списке зарегистрированных избирателей. То есть, как я поняла, ЦИК через МИД направил заявки на участки определенной численности, и дальше уже дипломаты решали, как бы это так устроить.

Консул здесь организует выборы первый раз. До этого был опыт работы во время выборов в представительстве России на Кипре. Он полтора года назад назначен в Бонн. Но бойко ответил, что на прошлых парламентских выборах проголосовали до 2000 избирателей из 180 тыс. зарегистрированных граждан России на подведомственной им территории. На самом деле, внятного представления, сколько человек придет проголосовать, нет. Но можно проголосовать и по внутреннему, и по заграничному паспорту. Всех, кто не зарегистрирован, а здесь таких очень много (я в том числе), будут записывать в список избирателей. И я вот задумалась — один человек теоретически может проголосовать несколько раз — доехать до Берлина и еще проголосовать? А еще Люксембург близко и Бельгия.

По словам консула, особого наплыва избирателей не ждут — «не президентские ведь выборы». Хотя получили два комплекса по 180 тыс. бюллетеней.

В избирательной комиссии — учителя русской школы. (Ну кто бы мог подумать!)))

Обещали в день выборов буфет и розетку для телефона и ноутбука.

ВОСКРЕСЕНЬЕ

07:20

Охрана консульства уже узнала меня в лицо, и только по паспорту, без какой-либо дополнительной проверки меня пустили внутрь. Все 9 членов моей маленькой избирательной комиссии на месте. Всего здесь шесть УИКов, их распределили по округам в Петербурге и Ленинградской области. Четыре УИКа больших, которым досталось по 40 с лишним тыс. бюллетеней каждого вида, и два УИКа (как раз на Питерские участки, где баллотировались Наташа Грязневич и Андрей Пивоваров), — небольшие. Что значит небольшой? Здесь нет списка избирателей, то есть совсем. Потому что консульство не знает, кто к ним придет. У них есть очень приблизительное представление о местном российском электорате. 180 тыс. граждан России состоят на учете в этом консульстве. Обязанности там состоять нет никакой. Исходя из этого, УИК № 8425 решил, что на них приходится 7761 избиратель, чья фамилия начинается на букву С. При этом в качестве некоей плановой цифры поставлена было 7027. Почему? Никто не знает. Как-то обсудили на заседании комиссии в самом начале и согласились. Именно эта цифра стала основанием заказывать по 7100  бюллетеней каждого вида на этот конкретный участок. Хотя еще с прошлых выборов все знали, что голосовать приходит не больше 2% от числа зарегистрированных.  Списка избирателей нет, точнее, он пустой, все заполняется с нуля.

Многие члены комиссии работают на выборах впервые — среди посольских работников большая текучка. Члена комиссии с ПСГ встречают вполне дружелюбно, спрашивают, все ли правильно делают, держат на столе Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав граждан и ФЗ о выборах депутатов, сверяются. Но посмотрим.    

08:00

Со словами «оперативная обстановка спокойная», проверкой ящика для голосований (уже несколько раз председатель комиссии поправил — «не урна, это теперь называется ящик». Уж не знаю, что лучше) начинаем ожидать избирателя.

08:10

Воспользовавшись спокойствием оперативной обстановки, а точнее, отсутствием избирателей на горе Швайнхайм в столь ранний час, пошла голосовать. И тут же пришлось проводить разъяснительную работу.

Я пришла только с российским паспортом. Не взяла загран из дома, по принципу — зачем он мне нужен на территории РФ. К тому же у них на сайте было написано, что можно по любому паспорту голосовать.

Так мне не хотели выдавать бюллетени. Начали грозно спрашивать (ну как они умеют, с такими металлическими нотками) — а как вы сюда приехали? На каком основании вы здесь находитесь?  Ответила довольно грубо, что это их совершенно не касается, и если я прихожу к ним с действующим российским паспортом, то они вообще не могут меня спрашивать, как я сюда приехала. Согласились. И выдали мне бюллетень, записав в свой список избирателей в качестве адреса — московский адрес из паспорта. Но уже через час соседний участок отказался выдавать бюллетень моей знакомой, пока она не показала, на каком основании она находится в Германии.

09:00

Пришел другой консул, старше того, что возглавляет нашу комиссию, и потребовал мой «мандат». Говорит, в Гамбурге в консульство вломилась группа товарищей со словами, что они члены комиссии с правом совещательного голоса, но подтвердить этого они не могут ни одним документом. Решение Федерального политсовета ПАРНАСа по мне его полностью удовлетворило. После этого мне даже удостоверение выдали. Такое, самодельное.

Тем временем появились первые автобусы. Всем приготовиться. Целых два автобуса с оркестром из Екатеринбурга, который тут на гастролях. И все с открепительными.

10:00

Во многом благодаря автобусам — проголосовали уже 26 человек. Из них четыре по открепительным, то есть только по федеральному округу голосовали.

Тем временем дискуссия о необходимости носить с собой два паспорта продолжается — охвачены уже три УИКа из шести.  Один из аргументов — «вроде как есть положение, по которому вы не имеете право вывозить из России внутренний паспорт». Конечно, это ссылки на что-то 20-летней давности. Просто потому, что больше сказать нечего.

Озвучена инициатива — ввести паспорт избирателя (чтобы отмечать участие граждан в выборах). А вообще, конечно, консульству хотелось бы, чтобы все встали на учет, но объяснить, почему я это должна делать и зачем, мне не могут.

Дискуссия эта порождает множество дополнительных вопросов: а почему выбрали именно эти округа, а не другие, а почему не может избиратель сам выбрать, за какого одномандатника, в каком округе он хочет проголосовать, а почему те, кто приезжает с открепительными из России, получают только один бюллетень для голосования по федеральному округу, а те, кто только что приехал без открепительного, может голосовать и по одномандатному тоже, а из-за отсутствия учета никто не может сказать, живет ли этот человек тут постоянно или приехал на два дня. А еще он действительно может поехать дальше голосовать в близлежащих городах и странах, где есть российские представительства.

12:00

Пирожки, борщ, компот из сухофруктов, шоколадные конфеты «Вдохновение» и «Красная шапочка» — все бесплатно для избирателей и работников избирательных комиссий. В московских избиркомах бутерброды все-таки продавали.

Никакой музыки, никаких танцевальных и хоровых коллективов, никакой детской самодеятельности. Но матрешки на лестнице все-таки довольно странные.

И никакого выездного и досрочного голосования, ни одного открепительного комиссия не выдала — все 15 бланков были погашены до начала голосования. Но в сам день голосования с открепительными из России пришли 10 человек (это, как потом выясниться, 10% проголосовавших).

Консульство в Бонне — это огромная закрытая территория, где и живут, там и работают, свои врачи, школа. И весь коллектив общается друг с другом и на работе, и в жизни. Поэтому чувствуют себя они на рабочем месте в воскресенье довольно расслабленно.

В то же время день голосования — это, конечно, тут шок. Такой праздник непослушания. В обычные дни консульский прием для граждан очень ограничен в возможности для прохода — окошки для приема документов и касса для оплаты. А тут прямо разгул — проход через сад, по главной лестнице, в холл и торжественный зал приемов, мрамор, люстры, шторы-маркизы. И здесь в течение 12 часов ходят туда-сюда избиратели, смеются, разговаривают, в том числе по телефону, фотографируются и даже вопросы задают свободно. И ничего с ними не сделаешь. Единственное — не пускают супругов, если у них нет гражданства РФ.

16:30

Пришли 93 избирателя. УИК регулярно отправляет данные по явке в МИД и в окружную комиссию в Питер. Хотя там, на самом деле, у них пять адресов, по которым надо отправлять явку.

Я предложила комиссии еще обсудить, как мы будет гасить 14 тыс. бюллетеней. Говорят, что сделают это ножницами. Ну не знаю. Слово за слово перешли к обсуждению процедуры подсчета. Проговорили вслух порядок. Прочитали вслух закон.

18:00

Я видела избирателей «Единой России» (бойкая женщина средних лет, родственники сотрудников консульства и работники, не задействованные на выборах, бывшие сотрудники, оставшиеся на пенсии в Германии, мужчина, расстроенный тем, что среди одномандатников на нашем участке не было ни одного представителя «Единой России»). Видела избирательницу Мальцева, именно его, а не ПАРНАСа, про него громогласно рассказывала (такая боевая пенсионерка). Видела яблочников (женщина, которая радостно приветствовала меня, увидев, что я сижу за столом наблюдателя).

19:00

Еще час работы избирательного участка 8425 в Бонне. 107 проголосовавших (напомню, из плановой цифры 7027). Похоже, и 2% явки не наберется. У соседей — и того ниже, всего 70 человек получили бюллетени.

Члены комиссии уже спрашивают: «А как там, в России, проголосовали?» Расстраиваются, что так мало избирателей пришли на участки в Москве и Питере.

20:00

Закрыли участки. Все шесть. Приступаем к процедуре подсчета. За час никто больше не пришел. В урне, то есть ящике, все те же 107 бюллетеней (по крайней мере, столько выдано). Но прежде, чем их доставать и считать, сначала надо уничтожить 14 093 невостребованных — погасить отрезав левый нижний угол.

Большая часть неиспользованных бюллетеней лежит в подвале консульства. Спуститься туда можно, только сдав телефон на охране, это касается в том числе и сотрудников. Там среди ненужных стульев, столов и матрацев лежали эти пачки, присланные в таких количествах из Москвы. Вместе с двумя наблюдателями с соседних участков мы могли только смотреть на этот процесс, осуществлять который пригласили команду технических сотрудников. 

21:30

Вскрыли-таки урну. Подсчет 107 (по федеральному округу) и 97 (по одномандатному) бюллетеней оказался самым быстрым процессом из всех обязательных на выборах процедур. В отдельных стопках оказывалось по одному или по два бюллетеня. Цифры сошлись. 

22:00

А дальше началось какое-то бюрократическое безумие с составлением протокола — у комиссии не было ни одной внятной инструкции, как заполнять протокол, с учетом того, что участок зарубежный, что списка избирателей не было и он составлялся на участке, что были открепительные, и в результате 10 человек проголосовали только по федеральному округу. 

И в три часа ночи члены УИКа продолжали заполнять протокол.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.