Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Приморье: Силовики против Навального

22.05.2017 | Федоренко Валерия, Владивосток | №16-17 (445) 21.05.17

Открытие очередного штаба президентской кампании Алексея Навального во Владивостоке местные власти встретили на редкость жестко даже по российским меркам: на сторонников оппозиционного политика ведется настоящая охота. Почему именно в Приморье — разбирался The New Times

Помещения для штаба во Владивостоке так и не нашлось. Встречу с волонтерами сторонники Навального проводили на улице, у статуи Будды, 15 мая 2017 года

Сам Алексей Навальный на открытие своего штаба во Владивостоке 15 мая не приехал, соратники отговорили: регион далекий, поездка хлопотная, да и после только что сделанной операции глаза могли возникнуть осложнения. Вместо него прибыл Леонид Волков, руководитель штаба. Прибыл один. Но встречали его так, словно в Приморский край десантировалась целая неприятельская армия. По пути из аэропорта сотрудники ДПС останавливали машину с московским гостем пять раз (причем порой через каждые 500 метров), один раз забрали и долго потом не отдавали назад паспорт. А сам автомобиль вообще хотели эвакуировать, потому что якобы наклейка на двери с номерами кузова и двигателя «не родная», а откуда-то переклеена.

ОТЛОВ АКТИВИСТОВ

Под тем же предлогом в ночь на 15 мая по дороге из аэропорта в город задержали машину юриста Максима Чихунова, сотрудника владивостокского штаба Навального: Чихунов вез Константина Екимова, ответственного за охрану штаба. На выручку к Максиму и Константину подъехали человек пятнадцать, включая двух депутатов краевого и городского уровня от КПРФ — Артема Самсонова и Юрия Кучина. Все они часа четыре стояли под дождем, дожидаясь выдачи протокола о задержании автомобиля. В итоге полицейские протокол не дали, зато подогнали эвакуатор. Тогда Самсонов и Кучин забаррикадировались в салоне авто и не дали увезти его на арестплощадку.


 

«Да это всегда так было! У нас ведь полицейское начальство во главе с Гусевым (глава городского УВД, полковник Сергей Гусев. — NT) прогибается под власть, — объясняет полицейский раж в разговоре с корреспондентом журнала Артем Самсонов. — Гусев, я считаю, не знаком с таким понятием, как офицерская честь. А в других регионах, возможно, не так».

«Геннадий Зюганов в эфире федеральных телеканалов называет Навального «новым Гитлером», а тем временем в Приморье сотрудников штаба Навального защищает от полиции депутат краевого парламента от КПРФ»

Максим Чихунов после инцидента на дороге поехал не домой, а в гостиницу — соратники предупредили, что возле дома его «уже ждут». Но для властей — утро вечера мудренее. Едва наутро Максим прибыл домой и вышел погулять с собакой, как тут же был задержан и отвезен в ОВД сотрудниками патрульно-постовой службы — якобы он что-то украл. Потом целый день Максим провел в разных отделениях полиции, снять его отпечатки пальцев удалось не сразу — компьютеры зависли из-за вируса. Правда, полицейские напоили оппозиционера кофе, купили сигарет, дали денег на обратную дорогу, но вот мобильный телефон забрали — «на изучение».

Тем временем в другом районе города депутат-коммунист Кучин в буквальном смысле слова убегал от двух сотрудников полиции в штатском, которые очень настойчиво требовали, чтобы он сию же минуту без всяких повесток пошел с ними давать какие-то показания. Кучину помогли скрыться, сумев отвлечь силовиков разговорами, Артем Самсонов и его брат Александр, общественник и член «Товарищества инициативных граждан». А еще через пару часов Александр тихо, без лишнего шума, соблюдая все правила конспирации, привез во Владивосток Олега Снова, еще одного сотрудника штаба Навального.

«Геннадий Зюганов в эфире федеральных телеканалов называет Навального «новым Гитлером», а тем временем на приморской земле сотрудников штаба Навального защищают от полиции депутат краевого парламента от КПРФ и полукоммунист-полулиберал из городской думы», — иронизирует в разговоре с NT, имея в виду Самсонова и Кучина, владивостокский политтехнолог Вячеслав Беляков. По его мнению, этот факт свидетельствует о том, что в России внутренняя политика — настолько внутренняя, что зачастую вообще не подчиняется федеральным трендам; каждый в ситуации перманентного конфликта защищает только свои собственные интересы, не обращая внимания на средства достижения целей.

Глава федерального штаба Навального Леонид Волков перед участниками встречи во Владивостоке, 15 мая 2017 года

При этом Беляков обращает внимание на то, что и сам Навальный о своем неожиданном союзе с владивостокскими коммунистами предпочитает молчать, хотя именно такой союз, по мнению политтехнолога, может стать для политика «прототипом максимально широкой оппозиции, объединяющейся на основе региональной повестки».

МЕСТЬ ЗА 26 МАРТА

Впрочем, полудетективным эпизодам с арестами авто и погонями предшествовали куда более драматичные события. 5 мая в 6 часов утра в квартиру замкоординатора штаба Навального во Владивостоке Дмитрия Зубарева вломились вооруженные до зубов силовики: выломали дверь, уложили «злостного преступника» и его родителей-пенсионеров лицом в пол, после чего перевернули все вверх дном. В итоге Зубарева арестовали за неповиновение сотруднику полиции и в тот же день дали 15 суток.

Координатор — на тот момент — штаба Софья Кривцова тоже пережила и обыск в 6 утра, и изъятие ноутбука с телефоном. В них якобы могли быть кадры с митинга 26 марта, после которого у одного из сотрудников полиции Владивостока оказался сломан палец — по этому факту заведено уголовное дело. В итоге Софья не выдержала давления и ушла из штаба.

С помещениями для штаба и пресс-конференции Леонида Волкова вообще все вышло странно. Вначале помещения давали, а потом перезванивали (или писали sms): «извините, не получится». Либо просто обесточивали здание. Либо закрывали вход в него без объяснения причин. Такое происходило раз десять. И даже в день открытия штаба, очередной собственник здания вдруг сменил замки — проводить церемонию открытия пришлось при закрытых дверях в сквере около дома 41 на Океанском проспекте.

Вячеслав Беляков объясняет небывалую активность силовиков успехом во Владивостоке оппозиционной акции протеста 26 марта: «Они (власти) просто обязаны были показать, кто в доме хозяин». Правда, политтехнолог не считает давление на сторонников Навального со стороны властей «беспрецедентно жестким»: «Все было сделано довольно спокойно и в то же время эффективно. Да, избежать скандала не удалось, но ведь и штаб Навального фактически не открылся».

Последний аргумент

Куда большей неожиданностью, по мнению собеседника журнала, стало то, что во Владивостоке не нашлось «ни одного недовольного Навальным проправительственного активиста, патриота или казака, а самой большой претензией к оппозиционным активистам стал вытоптанный газон там, где они собирались». В других регионах Беляков такого не припомнит. Получается, что власти, с одной стороны, давили на сторонников Навального, но при этом открытие его штаба «ни политически, ни технологически ими не было отработано».

Схожего мнения придерживается и политолог Денис Ширяков: «Погони, конспиративные помещения, фейковые рассылки, аресты — да, такого еще нигде не было». Но ведь не было, напоминает он, и другого: «Во Владивостоке не нашлось провластных гражданских групп, которые бы противостояли активистам Навального. Я уж не говорю про НОД, ПВО, ЛДПР и прочих борцов с «пятыми колоннами», «либералами» и «цветными революциями». Даже хваленая «Молодая гвардия» не рискнула мобилизовать остатки своих активистов и вывести их на пикет напротив собрания Навального (ограничились постами в социальных сетях)». В итоге, резюмирует Ширяков, у местных властей просто не оказалось иной опоры, кроме силовиков: «Грубая официальная сила оказалась их последним аргументом. Никаких других инструментов — отвлечения внимания, информационного шума, замалчивания, контрпропаганды — в распоряжении властей уже нет».

Ситуацию, по мнению политолога, можно объяснить еще и тем, что местные элиты воспринимают губернатора Владимира Миклушевского как «хромую утку» — политика, который дорабатывает свое и поддерживать которого просто недальновидно. В рейтинге губернаторов Миклушевский занимает последнее место, вокруг него — череда скандалов, а его бывший политтехнолог и по совместительству бывший директор хоккейного клуба «Адмирал» Илья Митькин-Спокойнов находится под арестом по обвинению в крупном мошенничестве при закупке спортивного оборудования.

Точкой невозврата стал митинг против коррупции, организованный Навальным 26 марта. На удивление экспертов, во Владивостоке он собрал около 2 тыс. человек и был широко освещен в СМИ

«Могли бы организовать фестиваль для молодежи или еще какое-нибудь отвлекающее событие вроде внеочередного «Дня тигра». Но, увы, даже на это фантазии не хватило. В итоге арестами и погонями только раззадорили волонтеров и сделали Владивосток настоящим политическим Мордором», — резюмирует Ширяков.

Протест? Запретить!

Еще один собеседник NT, политолог Павел Наливайко, объясняя истоки столь жесткой позиции краевых властей по отношению к оппозиционерам, напоминает о протестах, которые охватили Приморье с начала 2017 года и к тому же совпали с чередой громких арестов в окружении губернатора Миклушевского, с репутационными скандалами и слухами о его скорой отставке. Во Владивостоке митинговали против системы «Платон», дважды — против системы ЭРА-ГЛОНАСС (см. NT № 12 от 10 апреля 2017 года), проходили многочисленные одиночные пикеты. Урегулировать протесты региональным властям не удалось, и потому, рассуждает Наливайко, они решили эти протесты попросту запретить. Получилось так себе: действие вызвало большее противодействие, оппозиция начала раскручивать маховик протестной активности.

«Точкой невозврата стал митинг против коррупции, организованный Навальным 26 марта, — рассуждает Павел Наливайко. — К удивлению экспертов, во Владивостоке он собрал около 2 тыс. человек и был широко освещен в СМИ». Послевкусие было неожиданным: власти взяли паузу. Но вместо того, чтобы проделать работу над ошибками, руководство края продолжило усугублять конфликт с местной оппозицией, считает эксперт.

1 мая коммунисты прошли по центральной улице Владивостока с транспарантами, на которых были изображены руководители страны и местные политики с надписями «Жулик». «На этом фоне всплыла очевидность: губернатор неспособен контролировать ситуацию, и это приведет к еще большему росту протеста, который вполне может перехватить штаб Навального», — отмечает Наливайко. И напоминает, что прецеденты уже были: в 2011–2012 годах Приморский край был одним из лидеров по протестной активности в стране. А коли политическое руководство в ступоре, «гарантами стабильности» в Приморском крае, пусть и с помощью методов, которые не всем нравятся, решили выступить силовые структуры.

Фото: Сергей Соколов 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.