Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Мелочь

Разумные строгости

22.05.2017 | Иван Давыдов | №16-17 (445) 21.05.17

Февраль кончился в мае, в Россию с опозданием пришла весна, и распустились не только цветы, но и россияне, взявшие моду протестовать. За тем, какие идеи по обузданию этих легкомысленных настроений появились в головах государственных людей, следил The New Times

Беззащитное прошлое

Сергей Миронов (вы, наверное, не помните, кто это, а человеку скоро в президентских выборах участвовать, он переживает и хочет хоть чем-нибудь выделиться) предложил ввести уголовное наказание «за искажение истории». Поскольку Сергей Миронов — не просто общественник, выдумывающий разнообразные запреты, чтобы газеты о нем упомянули, а лидер целой партии и фракции в Государственной думе, его инициатива скоро станет законопроектом.

Уловить логику в речах Миронова сложно. Политик говорит: «События 9 мая на Украине показали, что сегодня враги России в Киеве и за его пределами активно поддерживают группы провокаторов, занимающихся оскорблением памяти ветеранов и участников ВОВ на Украине. Эта деятельность является откровенно экстремистской по отношению к россиянам и нашему государству». События — в Киеве, а угроза — россиянам и нашему государству. Чудится в этом какая-то странность. Миронов тоже странность замечает и уточняет: «Данная законодательная инициатива будет распространяться не только на россиян, но и на иностранных граждан, совершивших соответствующее преступление за рубежом». А также добавляет не без энергии: «Экстремисты, откуда они ни были бы, должны понимать, что спуску за нападки на Россию им не будет».

Экстремисты, наверное, уже трепещут, а нам остается только погрустить о собственной истории и о собственных предках тоже. Перед лицом государственных защитников оказываются они абсолютно беззащитными, их наряжают — в зависимости от курса партии и правительства — в правильные мундиры и уже после смерти заставляют сражаться за вещи, о которых они не думали, воюя и умирая на своих настоящих и страшных войнах.

Зато, конечно, силовики должны одобрить и пролоббировать законопроект. Отлов зарубежных экстремистов, что-нибудь там исказивших и переписавших, — это же клондайк. Бесконечный поток наград, званий и премий.

Спасенное детство

Протест в России молодеет. Это беспокоит и пугает власть: поколения, вскормленные телевизором, уходят со сцены, их место занимают непонятные люди, которых воспитывал страшный интернет, где свиваются в клубок оппозиционеры, борцы с коррупцией, бьюти-блогеры и администраторы суицидальных пабликов. Кого они вырастят? Какие чаяния вольют в неокрепшие юные души?

Можно, конечно, купить популярную певицу или олигарха превратить в видеоблогера. Но это недальновидно. Попав на территории, уже затоптанные либералами, популярная певица теряет популярность, а всесильный олигарх превращается в персонажа откровенно комического. Выход — в работе не с теми, кто уже испорчен, а с теми, кто еще только начинает жить. В Череповце, например, пару месяцев назад открыли военно-патриотический детский сад, а на днях Следственный комитет заявил, что создает собственное молодежное движение. Будет с малых лет воспитывать «юных следователей». Программа «Юный следователь» при поддержке СК с прошлого года работает в лагере «Артек». Теперь позитивный опыт планируют использовать в масштабах страны с тем, разумеется, чтобы повысить «нравственные и патриотические качества молодежи», а заодно заразить ее «интересом к работе следователей».

Готовить детей к реальности, учить их осваивать модели поведения во взрослой жизни — дело, разумеется, благое. Во взрослой жизни, например, участника акции 26 марта в Москве Юрия Кулия, который ущипнул полицейского, приговорили к 8 месяцам колонии-поселения (подробнее на стр.7). Пусть дети привыкают. Вот только хватит ли в классе углов, чтобы расставить всех, случайно задевших юного следователя? 

Догнать и перегнать

И главное, чего ради протестуют недовольные? Чем они вообще недовольны? Какой такой свободы им не достает? Задача догнать и перегнать Америку, над которой без успеха бились советские руководители, российскими руководителями успешно решена. По крайней мере, в отдельных своих аспектах.

Плакат Андрея Кокорейкина, 1952 год

Именно об этом пишет в газете «Известия» Константин Костин, политолог, успевший в свое время поработать в администрации президента. Костин задается вопросом: много или мало в России политических партий? (Тут мы, скептики, вспомнив о свежих инициативах Сергея Миронова, вздохнем — может, и слишком много). У Костина свой ответ: «В США, хотя Штаты называют страной с двухпартийной системой, на самом деле как минимум пять крупных федеральных партий и около 50 малых, в том числе региональных. Почему-то, когда людям об этом сообщаешь, они удивляются. С учетом численности населения получается, что обеспеченность россиян партиями из расчета на тысячу человек уже выше, чем американцев».

За изобретение нового полит-экономического показателя «обеспеченность партиями на душу населения» Константин Костин достоин, конечно, какой-нибудь специальной премии. И, может быть, вопроса: «Но позвольте, как же он в таком случае служил в очистке?» В самой, то есть, администрации. Хотя, какие тут вопросы. Так и служил. Потому и служил.

Источник: ВЦИОМ, май 2017 года

Сроки близятся

А главное — зачем бунтовать, против чего? Скоро жизнь наша чудесным образом изменится, и вкусим мы отдых после тяжелых трудов. Сомневаться в этой информации не стоит: очень уж серьезный источник. Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров в своем Instagram подробно описал (снабдив для надежности видео) встречу с министром сельского хозяйства РФ Александром Ткачевым. Ткачев впечатлился успехами чеченского овощеводства, а Кадыров, чтобы уж сомнения развеять, в Twitter новость о встрече анонсировал так: «Чечня — будущая житница России!»

Осталось просто немного подождать.

 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.