Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Брекзит

#Только на сайте

Июньская британская пролетарская революция

27.06.2016 | Ирина Демченко, Лондон , Борис Юнанов | №22 (412) 26.06.16

Случилось то, во что многие до самого последнего момента не верили: после 43 лет непрерывного пребывания в Евросоюзе Великобритания сказала ему «гуд-бай»

Как голосовали части Соединенного Королевства (в % и млн голосов)

brexit_Diagram_1.jpg

Источник: www.bbc.com, 24 июня 2016 года

При этом страна раскололась: перевес сторонников ухода из ЕС составил 1 млн 300 тыс. голосов (51,9% против 48,1), города радикально разошлись во взглядах с провинцией, большой Лондон — с другими крупными агломерациями, молодежь — со старшим поколением, Шотландия и Северная Ирландия — с Англией и Уэльсом. Рекордную 72-процентную явку обеспечил референдуму британский рабочий класс. При этом считали — всю ночь с 23 на 24 июня — честно, открыто и прозрачно. Результат — не только выход из ЕС, но и отставка премьера Дэвида Кэмерона, резкое усиление центробежных тенденций, полная растерянность на рынках. Одна из ключевых стран Европы и мира вошла в зону турбулентности. Надолго ли и чего вообще ждать — разбирался The Nеw Times.

Поздно вечером 23-го Найджел Фарадж, лидер Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), для которой выход из Евросоюза — краеугольный камень ее политики, первым предположил, что римейнеры, скорее всего, с небольшим перевесом победят. Сразу же после этого заявления курс британского фунта стерлинга вырос до самого высокого с декабря прошлого года уровня — $1,50 за £1. Но появившись спустя полтора часа среди своих сторонников в розовом галстуке в горошек, Фарадж выдал уже не робкий прогноз, а страстную речь: мол, поражения UKIP пока не признает, надо подождать результатов. В это время один из сторонников Фараджа, стоявший у него за спиной, активно пил пиво из бутылки…

К утру 24-го случилось землетрясение: за брекзит проголосовали 17 млн 410 тыс. 742 жителя страны (51,9%), за то, чтобы остаться в единой Европе, — 16 млн 701 тыс. 141 (48,1%). Фунт стерлингов обвалился до $1,32 — такого не происходило с 1985 года; FTSE 100 (индекс стоимости акций публичных компаний с наибольшей рыночной капитализацией на Лондонской бирже) упал на 500 пунктов — рекордное падение за всю историю индекса. Банк Англии заявил о комплексе срочных мер, чтобы вернуть рынкам уверенность в стабильности британской экономики. А ликующий Найджел Фарадж предложил объявить 23 июня «днем независимости».

Японцы знали?

Председатель Совфеда Валентина Матвиенко назвала итоги референдума в Британии «громом среди ясного неба». Можно только порадоваться за Валентину Ивановну, коли небо у нее всегда ясное, свое. На самом деле на то, что гром над Альбионом вот-вот грянет, указывало многое. По данным на середину июня, опросы показывали преимущество сторонников брекзита в 4, 6 и более процентов. Разница, конечно, невелика, в социологии — вполне в пределах статистической погрешности. А после того, как 16 июня в Лондоне была убита депутат-лейборист, сторонник членства в ЕС Джо Кокс, маятник общественных настроений вновь качнулся в сторону римейнеров — сторонников союза с единой Европой: опросы стали показывать уже их преимущество в те самые 3–4 процента. И вот после 10 вечера 23 июня, когда по всей стране закрылись избирательные участки и начался подсчет голосов во всех 382 избирательных округах, государственная социологическая служба YouGov обнародовала итоги самого свежего опроса, из которого следовало, что римейнеры предсказуемо одолевают ливеров (сторонников ухода из ЕС) — 52% против 48%. Еще один опрос, уже от частной компании, давал еще больший разрыв: 54% за то, чтобы остаться, и 46% — за выход. Многие, в том числе в стане ливеров, сочли, что это, вероятно, и есть результат.

© РИА Новости-Алекс Макнотон.psd1.jpg

Пенсионеры Королевского госпиталя в Челси выходят с избирательного участка, Лондон, 23 июня 2016 года

И только на другом конце земли, в далекой Японии, новость о брекзите рынки встретили практически во всеоружии: японский минфин заранее предупредил ведущие банки страны о необходимости сделать дополнительные и увесистые запасы основных иностранных валют. А также приготовиться к тому, что на рынке утром 24-го вспыхнет паника, а имущее население и частный бизнес начнут массово сбрасывать ценные бумаги, номинированные в фунтах стерлингов, евро и долларах. Вечером 23-го японские компании сектора Forex объявили и о введении ограничений на обмен валют. Как удалось выяснить NT из банковских источников, наиболее крупные участники японского рынка примерно за неделю до брекзита заказали собственные опросы и экзитполы в Великобритании, после чего подвергли выходные данные компьютерной обработке: вероятность ухода Британии из ЕС составила более 80 %.

Великая Британия против «Маленькой Англии»

Кампания за то, чтобы остаться в составе ЕС, шла под лозунгом противопоставления «Маленькой Англии», которой станет Соединенное Королевство в случае выхода из ЕС, «Великой Британии», которой страна останется при голосовании «за». «Я не встречал никого, кто был бы за выход и не был бы при этом старым, бедным и англичанином», — так сформулировал позицию британской элиты в разговоре с NT незадолго до голосования лоббист партии консерваторов, дирижер Джулиан Галлант.

Кампания за то, чтобы остаться, шла под руководством лично премьер-министра Британии. Она в значительной степени была построена на воспевании статус-кво и запугивании людей неопределенностью в случае брекзита: обрушатся рынки, экономика придет в упадок, нельзя будет свободно путешествовать по миру и торговать с Европой, Британию исключат из процесса принятия всех серьезных международных решений. В ответ лидеры кампании за выход из ЕС настаивали: ничего подобного не случится — Британия как была, так и останется частью Европы, зато возьмет в свои руки контроль над экономикой, границами и будет сама решать, что лучше для нее. И вообще, пятую по величине в мире и вторую в Европе экономику невозможно-де исключить из мировой торговли, политики и международных отношений.

«Я не встречал никого, кто был бы за выход, и не был бы при этом старым, бедным и англичанином»

Было интересно наблюдать за реакцией немногочисленного русскоязычного сообщества — в ней прочитывался некий подтекст: власть просто так пугать не станет. По мере приближения даты референдума все больше людей выходили в соцсети с призывом проголосовать «правильно» — то есть за то, чтобы остаться. Наблюдая за этой тенденцией, люди, кое-что понимающие в Англии и англичанах, приходили к выводу: результат будет прямо противоположный.

Великобритания: карта электоральных предпочтений (по итогам референдума 23.06.2016)

Brexit_map_1.jpg

Источник: www.dailymail.co.uk, 24 июня 2016 года

В ночь на 24 июня голоса считали на открытых столах, под ними — никаких ящиков, корзин или сумок. Считают не десятки — сотни людей. В большинстве случаев подсчет шел в школьных спортзалах, на фоне шведских стенок и баскетбольных корзин. Между столами бродили наблюдатели, почти как на экзамене. На каждом участке были установлены камеры, которые периодически включались в прямые репортажи на разных телеканалах. По сути, все шло в прямом эфире.

Ночной перелом

С полуночи примерно до 2 часов ночи (по местному времени) — предсказать итог голосования было невозможно, но римейнеры выглядели уверенно, за ними был Лондон и некоторые другие большие города, стороны шли практически вровень. Но потом валом пошли Vote To Leave — корневая Англия, маленькие города и поселки создали почву для «великого перелома». К 6 утра 24-го ливеры сумели пройти победный порог 16,7 млн голосов, еще через час их отрыв от римейнеров составлял уже 1 млн голосов. Римейнеры неотвратимо проигрывали — демократия побеждала. Лидер лейбористов Джереми Корбин голосовал за союз с ЕС, но был вынужден признать: большинство в партии не солидарно с его позицией, а значит, процедура выхода должна быть выполнена без проволочек и безоговорочно. Премьер-министр Кэмерон, лично инициировавший референдум, сделавший себе имя в Британии на самой идее «диктата Брюсселя», в 2014 году публично отказавшийся выплачивать в казну ЕС дополнительные £1,7 млрд, добившийся в ходе февральских переговоров с руководством Евросоюза послаблений для Британии в социально-экономических вопросах, — объявил об отставке: «стране нужен новый лидер, к новому пункту назначения ее должен направить другой капитан». Так ведут себя нормальные политики в нормальной стране.

Голосовавшие 23 июня за брекзит в огромном множестве своем не имели представления о тонкостях взаимоотношений лондона и брюсселя

С другой стороны, понятно, что результаты голосования 23 июня — это вызов всей британской политической элите: мотивация миллионов британских фермеров, рабочих и пенсионеров, обеспечивших победу брекзиту — британские газеты прямо пишут о «пролетарской революции», — в этом смысле мало чем отличается от мотивации электората Дональда Трампа: ребята, говорят они правящему политическому классу, вы нам надоели со своей толерантностью, со своими беженцами и иммигрантами, которые демпингуют зарплаты, мы стали жить хуже, а наши дети будут жить еще хуже, и с этим пора что-то делать. Голосовавшие 23 июня за брекзит в огромном множестве своем не были посвящены в тонкости взаимоотношений Лондона и Брюсселя, в то, что Британия своими ежегодными взносами обеспечивает почти десятую часть 140-миллиардной (в евро) расходной части бюджета Евросоюза; не знают, сколько стран в ЕС и что это за страны, кто такие Жан-Клод Юнкер и Дональд Туск. Они прежде всего проголосовали против политического мейнстрима.

Новости для новенького

Имя нового премьер-министра Великобритании — и нового лидера Консервативной партии — должно быть названо в ближайшие три-четыре месяца, во всяком случае до октябрьского съезда консерваторов. Один из основных, если не основной кандидат на этот пост — экс-мэр Лондона Борис Джонсон, возглавивший в стане консерваторов кампанию за брекзит. «Мы, политики, должны поблагодарить сегодня британский народ за то, что он сделал за нас наше дело», — сказал Джонсон на первой пресс-конференции после объявления результатов голосования. Однако британский народ не сможет сделать за Джонсона (тем более если он возглавит партию и кабинет) другие очевидные вещи. Во-первых, восстановить единство партийных рядов, разрушенное по вопросу о брекзите — практически надвое — при Кэмероне. Во-вторых, склонить на свою сторону молодежь, которая внятно проголосовала против брекзита. В-третьих, договориться с Брюсселем об алгоритме процедуры выхода из ЕС: 50-я статья Лиссабонского договора требует вначале официального заявления о выходе, затем будет двухлетний период для обсуждения совместного будущего. Но так или иначе, ревизовать в такой сравнительно небольшой срок 80 тыс. страниц договоров, да еще в отсутствие прецедентов — задача не из легких. Наконец — и это, возможно, самое трудное для преемника Кэмерона — сохранение единства Соединенного Королевства: премьер-министр Шотландии (62% голосов за римейн — большинство) Никола Стерджен заявила в Эдинбурге, что Шотландия, скорее всего, проведет повторный референдум о независимости. Отдельная проблема — Северная Ирландия (55% голосов за римейн — большинство). Ирландская националистическая партия «Шинн Фейн» затребовала разрешение на проведение референдума об объединении с Ирландией, а вице-глава кабинета Ольстера Мартин Макгиннесс уже призвал к проведению референдума за выход Северной Ирландии из состава Соединенного Королевства. Кстати, у Северной Ирландии сейчас де-факто нет границы с Ирландией. Брекзит резко меняет и эту ситуацию.

Как голосовали британцы (в % по возрастным группам)

brexit_Diagram_2.jpg

Источник: Lorol Ashcroft Polls, 24 июня 2016 года

«Он зачем это сделал?»

Европа потрясена, сожалеет об уходе Британии, но намерена во что бы то ни стало сохранить союз оставшихся в ЕС 27 стран. В этом духе уже высказались практически все европейские лидеры, включая Ангелу Меркель, Франсуа Олланда и Маттео Ренци. Британские и европейские политики как наиболее реалистичную дату завершения процедуры развода называют 2020 год. Британии предстоит заключить торговые соглашения заново с каждой из 27 стран Евросоюза, а также с каждой отдельной страной — США, Индией, Китаем и т.д.— поскольку сегодня она торгует с ними как страна в составе ЕС.

За несколько дней до британского референдума по его поводу высказался президент РФ Владимир Путин. «Что касается премьер-министра Великобритании: сейчас такая большая проблема с «брекзит», а зачем он инициировал вообще это голосование, зачем он это сделал? Чтобы Европу еще раз пошантажировать либо кого-то напугать? Цель какая, если он сам против (выхода)?» — сказал Путин в Санкт-Петербурге на встрече с руководителями крупнейших мировых информационных агентств. Словно в ответ ему на пресс-конференции в Лондоне 24 июня Борис Джонсон сказал: «Некоторые говорят, что решение о проведении референдума было ошибочным, и людей нельзя опрашивать таким образом. Я с этим не согласен… В конце концов, это вопрос о народе, о праве людей решать свою судьбу — главном принципе нашей демократии… о праве каждого из нас избирать и переизбирать людей, которые принимают ключевые решения».

Досье

«Англия — островное государство, это морская держава, тесно привязанная посредством своего товарооборота, рынков, маршрутов поставок к наиболее отдаленным и крайне разнообразным странам, ее экономика — это в основном промышленность и торговля и лишь немного сельского хозяйства. Все, что она делает, отмечено отпечатком весьма своеобразных нравов и обычаев. Природа, структура и конъюнктура Англии фундаментально отличается от того, что свойственно континенту». Эти слова принадлежат Шарлю де Голлю, он произнес их в 1963 году, обосновывая свое вето на заявку Лондона о вступлении в Европейское экономическое сообщество (ЕЭС), куда в то время входили шесть стран–основательниц — Франция, Италия, Германия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Де Голль накладывал вето на вступление Великобритании в ЕЭС вплоть до своей отставки в 1969 году, считая экономические различия между Соединенным Королевством и континентальной Европой фундаментальными. Британия вступила в общий рынок только в 1973 году, проведя референдум, на котором «за» проголосовало более 67% населения. За вступление в политический Евросоюз население Британии не голосовало.

Прогноз

После брекзита Евросоюз может предложить Британии несколько вариантов торговых взаимоотношений: 1) «норвежскую модель» Европейской экономической зоны; 2) «канадскую модель» Соглашения о свободной торговле; 3) торговлю по правилам ВТО — мировой торговой организации. Евросоюз не станет предлагать Британии: 1) двусторонние соглашения со странами-членами, как это сделала Швейцария, поскольку считает «швейцарскую модель» неработающей*; 2) «турецкую модель», по которой Британия могла бы остаться в торговом союзе на условиях принятия внутренних тарифов ЕС. Лидеры Евросоюза считают, что Британия не захочет идти по этой модели, которая ограничивает для нее возможности вести переговоры с учетом собственных интересов в торговле. (Чарльз Грант, глава Центра реформы Европы).

* Швейцарцы проголосовали против свободы передвижения рабочей силы из стран ЕС на референдуме в 2014 году и могут теперь потерять доступ к свободному европейскому рынку.

Фото: Алекс Макнотон/ РИА Новости


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.