Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Хроники

#Беспредел

#Только на сайте

Эхо Москвы

20.02.2016 | Александрина Елагина , Георгий Александров | №6 (397) 19.02.16

Вслед за столицей игру в «длинные ковши» подхватили регионы. Как при помощи антиконституционной поправки в Гражданский кодекс физически уничтожается малый бизнес — разбирался The New Times

TASS_14368505.jpg

Есть документ о праве собственности? Это больше ничего не значит, Москва, 10 февраля 2016 года

После того как снос торговых павильонов в Москве поддержал глава администрации президента Сергей Иванов*, эстафету подхватили регионы. Санкт-Петербург, Ярославль и Калининград обещали снести в ближайшее время 400 «гадюшников» и «рассадников криминала и антисанитарии», Воронеж — 550 павильонов. В Крыму обещали «зачистить» 1 тыс. ларьков, в Новосибирске — 3 тыс. объектов. В Омске, Екатеринбурге, Казани и Самаре также приступили к выполнению воли свыше.

Конституция? Не слышали

«Цель у нас одна. Безопасная, красивая, удобная, современная Москва. Эта работа требует последовательности и решительности. Иногда она вызывает у вас вопросы. Я буду и дальше на них отвечать», — пообещал мэр Москвы Сергей Собянин, после того как за одну ночь в Москве снесли 97 павильонов из 104, признанных исполнительной властью самостроем (см. NT № 5 от 15 февраля 2016 года).

В своих действиях мэрия Москвы опирается на пункт 4 статьи 222 Гражданского кодекса РФ — «Самовольная постройка», введенный 13 июля 2015 года. Согласно этому нововведению государственные органы местного самоуправления могут принять решение о сносе объекта в административном порядке — то есть без судебного решения, уведомив собственника и предоставив ему 12 месяцев на урегулирование конфликта. О том же и местная директива — постановление правительства Москвы, принятое 8 декабря 2015 года «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы».

Позиция московских властей такова: строения возведены на инженерных коммуникациях и над технической зоной метро. Мало того что это опасно, так еще и уродливо. Право собственности? «Объекты возведены в основном в 1990-е годы при явном попустительстве либо содействии чиновников», — отметил Сергей Собянин.

«Я могу такое представить в Сомали, в Бангладеш, в Мьянме, в Нигерии. Но в развитых с точки зрения права странах такое представить себе невозможно, — говорит Виталий Можаровский, партнер в юридической фирме Goltsblat BLP. — Право собственности неприкосновенно со Средних веков. Если предположить, что мэр западного города позволил себе то, что устроил Собянин, он бы до утра не досидел в мэрском кресле».

Источник, хорошо знакомый с устройством мэрии Москвы, уверен: все упирается в личное отношение Сергея Собянина к малому бизнесу. «У него есть пунктик, — рассказал он NT, — он не любит малый бизнес. У него к нему брезгливо-недоверчивое отношение: Собянин считает все эти палатки и киоски — источником грязи и антисанитарии, при этом налогов с них — шиш: мигранты, с которых нечего взять».

«Среди так называемых собственников есть и лица, связанные с криминалом», — пишет Сергей Собянин на своей странице в социальной сети «ВКонтакте». Теперь, когда павильоны снесены и доход предпринимателей фактически уничтожен, мэр города предлагает им судиться.

Однако как минимум половина объектов, уничтоженных в «ночь длинных ковшей» (кстати, именно так называлась статья о столичных сносах в «Вечерней Москве» — подведомственные мэрии журналисты не почувствовали подвоха в исторической аллюзии), имели оформленные, то есть зарегистрированные права собственности, 27 объектов имели судебные решения об отсутствии самовольного строительства. Однако московские власти это не остановило.

«Я могу такое представить в Сомали, в Бангладеш, в Мьянме, в Нигерии. Но в развитых с точки зрения права странах такое представить себе невозможно»

«Фактически мэр Москвы взял на себя функцию судебной власти, хотя реальная судебная власть была на стороне собственников, а не мэра, — комментирует юрист Можаровский, — если у вас были сомнения, что документы получены жульническим путем, идите в суд, выясняйте, доказывайте, он для этого и создан! Но они же проиграли все суды».

«Надо было возбуждать производство по незаконному поведению бывших чиновников, доказывать неправомерность их действий, наказывать их, — комментирует позицию правительства Москвы Елена Лукьянова, профессор факультета права НИУ ВШЭ. — Если были сомнения в решениях судов — скажем, что они были вынесены злонамеренно, то надо было идти и наказывать судей. Ничего не случилось бы от того, что этот процесс продлился бы год, два или три, как в других странах. Зато общество понимало бы, что все было сделано по закону».

TASS_13356420.jpg

В Санкт-Петербурге к выполнению национального курса приступили еще в прошлом году, 16 ноября 2015 года

Профессор Лукьянова — к слову, один из самых известных конституционалистов страны — уверена, что поправки к статье 222 в Гражданский кодекс противоречат статье 35 Конституции РФ.* Следовательно, все, что было сделано под прикрытием ГК, незаконно. «Чиновники наши не умеют читать Конституцию и не хотят этого делать. У них есть послушный парламент, который они фактически заставили трансформировать закон в угоду их сиюминутным «хотелкам», — говорит Лукьянова. Она считает, что защиту можно и нужно искать в Констиуционном суде, где будет доказано, что поправки в Гражданский кодекс противоречат Основному закону страны и посягают на нормы, которые не могут быть перечеркнуты никакими поправками в ГК — если, конечно, «КС не согнется под давлением власти».

«Можно сколько угодно приводить доводов: кому-то может нравиться снос ларьков, кому-то нет. Но то, что узаконено внесудебное действие, еще раз подтверждает сомнительность РФ как правового государства, — говорит Лукьянова. — По всей стране пойдет отъем собственности. А завтра это перекинется на все остальное».

Догнать и перегнать столицу

Ту же самую схему используют чиновники и из других городов. И еще неизвестно, Москва задала тренд, или наоборот, переняла региональный опыт. Например, в Омске местный документ, предусматривающий досудебную ликвидацию «самостроев», был принят еще 30 января 2014 года.

«Как правило, речь в таких случаях идет о частичном либо о полном отсутствии разрешительных документов. Обычно ларьки и киоски вывозятся при помощи автокранов и трейлеров на штрафные стоянки», — рассказал NT Олег Ветренко, заместитель начальника управления земельных отношений департамента имущества Омска. Капитальные объекты строительства, уверяет чиновник, ликвидируются только по решению суда. Из 25 объектов, заявленных в прошлом году, демонтирована половина.

«Мы подключаем прокуратуру, проводим проверки законности оформления на подобные объекты прав собственности, которые нередко приобретались по «кривым» схемам в конце девяностых и начале нулевых годов, — рассказывает Ветренко, — при этом выявляется очень много поддельной документации».

TASS_14280180.jpg

Уральские предприниматели во время рейда властей пытаются доказать: их бизнес законен, Екатеринбург, 3 февраля 2016 года

По его словам, в 2013 году обнаружено порядка 300 «времянок», в 2014 году — 310, а до мая 2015 года еще 111. Ветренко смотрит в будущее позитивно: «наработанная практика дает надежду, что в текущем году показатели удастся еще повысить».

Санкт-Петербург тоже готов стать передовиком на ниве удушения всего, что пытается выжить вне государственных институтов: если в 2011 году ликвидировали 150 самостроев, то в 2016-м власти планируют демонтировать 1,5 тыс. объектов. Правда, здесь почему-то ссылаются на статьи 12 и 14 ГК РФ.

«Процесс будет происходить планомерно, по 3–4 объекта ежедневно. С начала года уже демонтировано почти 100 таких точек, — рассказывает Максим Воронцов, официальный представитель Центра повышения эффективности использования государственного имущества (ЦПЭИГИ). — Представьте, к примеру, что в вашем жилище какие-то лица без вашего разрешения откроют магазин и начнут торговать спиртным. В такой ситуации вы имеет право на самозащиту. Этим же правом пользуется и Санкт-Петербург».

По словам чиновника, сначала судебные иски от предпринимателей сыпались один за другим. Суд «в ходе открытых и честных процессов принимал решения в нашу пользу», — говорит Воронцов. Когда суд не помог, предприниматели пытались оборонятся иначе. Или, как говорит представитель ЦПЭИГИ, «случались и другие случаи противодействия: к примеру, нашим сотрудникам поступали угрозы физической расправы». При ликвидации малого бизнеса в Петербурге ни один сотрудник ЦПЭИГИ не пострадал: как сказал Михаил Воронцов, попытки насилия были, но работники хорошо подготовлены, многие из них раньше служили в силовых структурах…

«У чиновников появится возможность брать мзду, выбирая, какие именно киоски сносить», — считает севастопольский предприниматель Олег Николаев

В Севастополе — столице Крыма — тоже хотят быть в тренде: из 3,5 тыс. палаток и ларьков в этом году собираются убрать 1 тыс. «самостроев». На юге решили совместить столичное законодательство и сибирские методы: «Некапитальных самостроев, несанкционированно размещенных на землях города, в Севастополе сегодня весьма много. Их демонтируют или переносят на специально отведенные для этого площадки в досудебном порядке по решению межведомственной комиссии», — сказал NT Роман Шапошников, начальник управления земельного контроля Севастополя. Чиновники, недавно познакомившиеся с российским законодательством, рвутся выполнять план. Предприниматели, которые создавали свой бизнес по украинским законам, а теперь узнают о российской правоприменительной практике, испытывают легкий мандраж: получить в Крыму землю в аренду законно невозможно — все конкурсы приостановлены. «Власти не собрали предпринимателей и не предложили им никакой альтернативы — вариантов перестроить свое имущество или переместить его на другое место. Более того, у чиновников появится возможность брать мзду, выбирая, какие именно киоски сносить», — рассказывает севастопольский предприниматель Олег Николаев. Месяц назад он решил запустить сеть фуд-траков — передвижных точек еды в Севастополе. С властями договориться не удалось. (К слову: года три назад ровно такую же сеть пытались открыть и в Москве: говорят, мэр Собянин сказал свое твердое нет.)

«Приходишь в департамент, а начальник говорит: нет земли, — говорит севастополец Николаев корреспонденту NT, — а то, что появляется, незаконно. Я договорился с торговым центром, но за последнюю неделю мы прошли уже через восемь проверок. Пока держимся».

Свою сеть уличной еды ресторатор назвал «Волки и овцы».

*11 февраля 2016 года Сергей Иванов заявил: «Эти гадюшники не имеют никакого отношения к так называемому малому бизнесу, поскольку, как правило, являются рассадниками криминала и антисанитарии», — сообщал Interfax.ru.

TASS_13356420.psd
TASS_14280180.psd

* Статья 35 Конституции РФ гласит: «Право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения».

Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС, Донат Сорокин/ТАСС,Alexander Zemlianichenko/AP PHOTO


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.