Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Пропаганда

#Только на сайте

Благой прецедент

24.01.2016 | Адель Калиниченко, Берлин | №2 (393) 22.01.16

Такого еще не было: немецкий адвокат обвиняет российского корреспондента в разжигании межнациональной розни. За это в Германии можно получить 5 лет тюрьмы

Иван Благой  в эфире

Иван Благой в эфире. По немецким законам ему грозит до 5 лет тюрьмы, Германия, Берлин, 16 января 2016 года

Заявление о совершенном преступлении в соответствии с параграфом 130 Уголовного кодекса ФРГ подал в Берлинскую прокуратуру 19 января адвокат Мартин Лютле. «Орудием преступления», как он считает, стал показанный в программе «Время» 16 января репортаж собкора Первого канала в ФРГ Ивана Благого из Берлина, в котором рассказывается, как трое арабских беженцев похитили 13-летнюю девочку Лизу из семьи русскоязычных немцев и более суток истязали ее.

Что показал Первый канал

Ведущая Екатерина Андреева анонсировала репортаж с тревогой в голосе: «Появились свидетельства, что в Германии мигранты начали насиловать несовершеннолетних детей, а граждане страны говорят о безнаказанности и вседозволенности для преступников». Родная тетя Лизы в интервью корреспонденту рассказала, что 11 января доверчивостью ее племянницы воспользовался иностранец, похожий на уроженца Ближнего Востока, предложил довести до школы, на самом же деле привез в квартиру, где стояла одна кровать, и в течение 30 часов вместе с двумя друзьями глумился над Лизой. После этого ее, избитую и изнасилованную, выгнали на улицу. И вот уже идет кадр, в котором участники «стихийного» митинга выходцев из России кричат в корреспондентский микрофон, что «на насилие они будут отвечать насилием», потому что беженцы «насилуют девчат, детей».

В сюжет о Лизе также были включены кадры хакерской группы Anоnymous: какой-то тип на хорошем немецком похваляется, как в прошлом он с друзьями издевался над какой-то девушкой. Кадры эти, как потом выяснилось, шестилетней давности. Однако журналист Первого уверенно поясняет: имя этого «героя» неизвестно, но и без того ясно, что это один из так называемых новых немцев и он уже интегрировался в языковую среду. Как бы то ни было, журналисту ясно: произошедшее с Лизой — «не единственный случай». (Кстати, подхватив новость об изнасилованной русской девочке, другой канал, «Россия 24», сделал вывод, что «герои» видеоролика Anonymous и есть те самые насильники Лизы).

Прозвучали в репортаже Первого канала и совсем уж сенсационные для Германии новости: полиция, оказывается, преступников покрывает, а социальные службы могут в отместку за разглашение фактов в прессе девочку у родителей отнять. В заключение Благой делает далеко идущий вывод: «Атмосфера страха и недоверия к властям (в Германии) такая, что нет никаких гарантий», что люди, узнав на видео преступника, будут звонить в полицию…

Что оказалось на самом деле

Конечно, сюжет был рассчитан прежде всего на российского телезрителя. А вот у человека в здравом уме, живущего в Германии, репортаж не мог не вызвать недоуменные вопросы. Скажем, откуда у недавно прибывшего беженца с Ближнего Востока уже есть машина и права, а также квартира, пусть и съемная? И то и другое просто исключено. Или: почему, совершив страшное преступление, преступники отпустили жертву домой, не опасаясь тотчас быть арестованными? И вообще, как это немецкая полиция, которая, даже в том случае, если ребенок просто не пришел в школу, немедля является к школьнику домой для выяснения «где дитя», на такое ужасное преступление закрывает глаза? На основании какой законодательной нормы немецкие социальные службы помышляют отнять ребенка у родителей? Наконец, как удалось в считанные часы после якобы пропажи девочки расклеить по всему району профессионально сделанные листовки с объявлением о ее исчезновении?

«Между «распятым мальчиком» и «изнасилованной девочкой» существует серьезное отличие»

Известный немецкий журналист Борис Райтшустер обращает внимание на другие многозначительные подробности: родители Лизы оказались сторонниками антииммигрантского движения «Пегида», ее мать в социальных сетях неоднократно призывала к выдворению беженцев из Германии, а «двоюродная сестра» (полиция сейчас ставит под сомнение подлинность родства двух «кузин») выступает на митингах праворадикальной партии NPD.

17 января представитель пресс-службы берлинской полиции Керстин Исмер сделала официальное заявление: «По результатам расследования не имело место ни похищение, ни изнасилование. Все — абсолютный вымысел».

Что дальше

Скорее всего, корреспондент Первого канала, стряпая заведомый фейк, не боялся ни разоблачений, ни юридических санкций. А зря. Потому что между другим мифическим порождением Первого канала — «распятым мальчиком» — и «изнасилованной девочкой» существует серьезное отличие. И оно в том, что первый находился на территории, подконтрольной российской Фемиде и российской пропаганде. Вторая — на пространстве, где ложь пока еще воспринимается не как норма жизни, а как непристойность и оскорбление человеческого достоинства. И где граждане, уважающие себя и свою страну, спокойно обращаются в суд, как это сделал адвокат Лютле.

Кстати, такого прецедента немецкая правоприменительная практика еще не знала. Обычно российская пропаганда находится вне досягаемости германского правосудия. Но Лютле составил иск на основании того, что приблизительно 6 млн русскоязычных жителей Германии получают информацию из российских телеканалов и автор сюжета работает в Берлине. К тому же видео с немецкими субтитрами в фейсбуке просмотрели более 1,3 млн человек, более 28 тыс. поделились этим сюжетом, в соцсетях было опубликовано почти 3,5 тыс. злобных комментариев — все это, уверен Лютле, на деле разжигает ненависть к беженцам, а также провоцирует насилие и противоправные меры против личности. За подобное преступление по немецким законам предусмотрено лишение свободы от 3 месяцев до 5 лет.

Фото: youtube.com



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.