Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Зазеркалье

#Только на сайте

#Общество

#Интервью

«Я знаю апостолов антихриста по именам»

23.08.2015 | Давыдов Иван | №26 (375), 24.08.15

14 августа члены движения «Божья воля» повредили несколько экспонатов на выставке «Скульптуры, которых мы не видим»

Акция вызвала большой общественный резонанс, со специальным заявлением выступил Союз музеев России, в социальных сетях собирают подписи под петицией о запрете движения. Каким видит себя и каким хочет казаться лидер «Божьей воли» Дмитрий Цорионов-Энтео, кого он считает своими врагами, а кого союзниками, для чего и как создавалось движение и в чем его цели — выяснял The New Times

Встретиться с Дмитрием Энтео-Цорионовым — задача не из простых. На интервью он соглашается сразу, зато потом начинаются приключения. Время встречи меняется, точное место назвать нельзя — только станцию метро. «Выйдете и позвоните — я буду рядом». Иногда он перезванивает сам, вежливо извиняется, предлагает созвониться через пару часов и договориться уже окончательно. Иногда отключает телефон. Иногда вместо Энтео отвечает строгая девушка, которая не хочет верить, что Дмитрий ждет звонка. Выглядит все так, как будто речь не о встрече с православным активистом, а о тайном свидании с американским шпионом.

Наконец, попытки этак с десятой, встретиться все же удается. Мы едем в машине к Энтео в гости.

NT: Откуда такая конспирация? Вы скрываетесь?

Ну, какая конспирация. Просто возраст такой (Цорионов родился в 1989.NT). Друзья. Дела. Сложно планировать.

Центр, старый дом в пяти минутах ходьбы от одной из станций метро Кольцевой линии. Однокомнатная квартира с крохотной кухней на первом этаже. На стенах — портреты Стива Джобса, его же изречения, над обеденным столом — доска, вынесенная, видимо, из какого-то кафе. На доске цветными мелками — цены на латте и смузи.
«Не смотрите на портреты этого демона, — Цорионов кивает на Джобса. — Это не мое. Я только что переехал. Наверное, тут хипстеры какие-то жили».В остальном обстановка вполне аскетическая. Диван, стол, стулья, тумбочка. Мебель — самая простая. Три иконы — одна на тумбочке и две на столе. Часы на стене не ходят. Неразобранные вещи в пакетах — следы переезда.

Миссионер со стажем

NT: Как вы пришли к тому, что сейчас составляет содержание вашей жизни?

После воцерковления я попал в миссионерскую школу, основанную отцом Даниилом Сысоевым. Этого священника более пяти лет назад расстреляли прямо в Москве, на Кантемировской. И он оставил после себя общину людей, очень интересных людей, которые горели верой и желанием делиться своей верой с другими. Я там оказался сразу после его смерти, когда все было пронизано этим пафосом мученичества.

На мой взгляд, это очень красиво: человек наперекор всему миру, наперекор всем понятиям, которые были в церковной среде, хотел просто говорить неискаженные слова Бога. Он говорил не то, что люди хотят, не то, что они привыкли слышать о христианстве, а то, что написано в Библии. Он не боялся проповедовать мусульманам открыто, не боялся обличать этатизм, в котором мы все погрязли. Речь шла даже о критике патриотизма, что в нашей среде кажется чем-то немыслимым. Он поднимал очень сложные темы, очень высокие темы, антисциентизма, например, разъяснял, как людьми манипулируют с помощью науки. 

Отец Даниил Сысоев, популярный в радикально-православной среде и не особенно популярный в среде церковного руководства — слишком неосторожными были его высказывания об исламе, — погиб в ночь на 20 ноября 2009 года в том же храме св. апостола Фомы на улице Кантемировская, где и служил. Неизвестный расстрелял его из пистолета. Почитатели считают, что убит он был за свою миссионерскую деятельность и достоин канонизации. Сысоев основал школу православного миссионера, о которой как раз и вспоминает Цорионов.
Миссионерская подготовка и опыт участия в диспутах очень ощутимы в речи Энтео. Он с готовностью переходит к отработанным, выученным темам, «домашним заготовкам». Долго и обстоятельно объясняет, не реагируя на вопросы, что такое антисциентизм. При этом, как и положено человеку, имеющему представление о правилах риторики, старается учесть интересы собеседника. Мне, например, втолковывает, что «жрец» Стивен Хокинг врет не хуже телеведущего Дмитрия Киселева, вот только ложь Киселева способны распознать многие, а ложь Хокинга — лишь те, кто вооружился Библией.

Человек без прошлого

NT: Но что было раньше? Что изменило вашу жизнь? Как вы пришли в церковь?

Это было уже достаточно давно, я был совсем еще юный, лет 18–19. Меня глубоко волновал поиск ответов на главные вопросы бытия. Мы искали ответы на развалах эзотерической литературы, на встречах с гуру, в конспектах необуддизма, в практиках неоиндуизма… Но когда Бог призывает человека, он находит к нему свой вход, свой ключ. И это сопровождается чередой удивительных обстоятельств, удивительных совпадений и мистических одолений, когда человек понимает, наверное, две истины. Первая: многомерная реальность полна гармонии, порядка, в ней есть логос, замысел. Она имеет разумного создателя. И вторая: человек осознает, что все проявления его жизни, абсолютно все обстоятельства неслучайны. Случайностей вообще не бывает, все послано Богом. 

NT: А для вас что стало таким ключом?

Мне сложно вспоминать, это давно было… Я понял, увидел, что тот пласт духовной реальности, который меня привлекал, о котором рассказывали эзотерические книги, действительно существует. Но за ним стоит сознательная злая сила. Кроме того, у меня произошел катарсис в сознании Бога как творца, Бога как мыслителя.

NT: А кто вы по образованию?

Я закончил МГИМО, занимаюсь экономикой, защищал диплом на тему евразийской интеграции, до сих пор интересуюсь австрийской экономической школой.

Тут Цорионов снова встает в позицию проповедника и обстоятельно объясняет, как социализм привел, с одной стороны, к появлению таких греховных вещей, как «Битлз», а с другой, — к повсеместному проникновению государства в жизнь человека, уничтожению свобод и «нивелированию влияния Библии». Но интереснее, конечно, стремление уйти от разговора о себе — Энтео словно бы хочет подчеркнуть, что он — совсем новый человек. Прежнего, увлеченного эзотерикой тусовщика больше нет, есть только несгибаемый борец за истинную веру.

Консерватор и сатанисты

NT: Вы ощущаете современное Российское государство с его курсом на защиту традиционных ценностей своим союзником?

В современной России нормальных консерваторов практически нет. Если человек называет себя консерватором, он в 99 % случаев этатист. Доходит до того, что любые разговоры о свободе воспринимаются как клеймо. Либо ты патриот, государственник и сталинист, либо либераст и «пятая колонна».

Настоящих консерваторов, таких людей, которые были бы за защиту жизни с момента зачатия, против абортов, за защиту традиционной семьи, можно по пальцам пересчитать… Речь, естественно, не о том, чтобы с факелами ходить по домам и выискивать людей с сексуальными девиациями. Человек имеет право бороться с этим грехом или не бороться, это личное дело каждого. Я против политических манифестаций, связанных с тем, чтобы признать данные сексуальные девиации нормой. Речь также об отношении к поруганию святынь. Это с одной стороны. Но с другой, настоящий консерватизм — это антикоммунизм, суд над преступлениями большевизма, свободная экономика, политические свободы.

Либералы в России всецело впитали неомарксистский, неосоциалистический тренд, и поэтому в этой тоталитарной среде ты обязательно должен быть за право женщины на аборт, за права ЛГБТ, выступать с антиклерикальных позиций. Среди либералов есть апостолы антихриста, и я знаю их по именам. Но, на мой взгляд, также апостолами антихриста являются Стариков, Проханов, Кургинян — таких сейчас много.

NT: Это очень неожиданные слова. Многие удивятся, узнав, что Проханов для вас — идейный враг.

Это не просто идейный враг, это некая квинтэссенция зла, и не только зла, а маразма и безумия. Путь интеграции сталинизма, тоталитаризма, в котором где-то еще на полочке православию место находится, — это путь в никуда, это страшно, это сатанизм. Это религия антихриста.

В современной России реализуется, безусловно, не православный проект. Это гражданская квазирелигия.

Святых заменяют героями войны, культ победы Христа над смертью заменен на культ ВОВ, вместо святых — академики, маршалы и так далее, вместо церкви — государство, вместо пророков — урапатриотические спикеры, вместо дьявола — Соединенные Штаты Америки. Страшно, что люди, которые были всерьез увлечены вопросами веры, сейчас меняются. И у многих на страницах в социальных сетях вместо обсуждения по-настоящему важных тем — Обамка-обезьянка.

Божья воля: стратегии реализации 

NT: Почему вам понадобилось собственное движение?

Я несколько лет занимался миссионерской деятельностью. Мы обошли все секты Москвы, синагоги, мечети для того, чтобы в абсолютно дружеском ключе общаться с людьми, которым интересно проводить диспуты о вере. Этим все ограничивалось. Но на волне антиклерикальной информационной кампании — с часами патриарха, нанопылью и танцами в храме, — православные люди почувствовали необходимость показать, что они есть. Мы начали знакомиться, как-то объединяться. Потом появился момент серьезного внимания СМИ к нашей деятельности — информационно, медийно нужен был оппонент для противной стороны, и к нам привлекли внимание. А мы, на наш взгляд, достаточно тонко этим воспользовались.

NT: Вы же не партия, у вас нет членских билетов. Кого вы считаете своими, а кого не своими?

Я считаю своими людей, которые что-то делают. В 12 городах России люди занимаются какой-то деятельностью — миссионерской, антиабортной, темами, связанными с помощью бездомным и т. д. Я думаю, реальное число наших сторонников по России, которые так или иначе светились, — человек 500. Это немало, с точки зрения мертвого гражданского общества.

В Москве, скажу откровенно, мы можем человек 300 собрать на акцию. Это если готовимся. Когда нужно какую-то акцию сделать оперативно, мы можем собрать 30 человек сразу, 50 даже бывает. Координируется все просто, есть внутренний костяк, есть люди, которые максимально много времени этому уделяют. Есть ответственные за пролайф-направление, за миссионерскую тему, за взаимодействие с ветеранами боевых действий, за силовую подготовку, за связи со СМИ. Это уже более узкий круг, до 30 человек, с которыми мы постоянно находимся во взаимодействии. Мы не пошли по пути создания какой-то пионерии, какой-то широкой общественной организации.

NT: И тех, кто пришел на вашу акцию сегодня, вы и считаете своими сторонниками?

Ну, я могу так сказать… Да. У меня был выбор: идти по пути популизма и брать числом, либо идти по пути максимального идеологического соответствия тому, что мы считаем истиной. Я решил: пусть нас будет мало, но это будут люди, которые принимают все.

NT: Как финансируется движение?

Движение практически не финансируется. Ряд мощных проектов, на мой взгляд, очень перспективных, были прикрыты, медийные проекты тоже затухают.

NT: Вы печатаете листовки, делаете баннеры, стенды. Это деньги. Откуда они появляются?

Скидываемся. У движения реально нет спонсоров. Когда-то давно кто-то из чуть более состоятельных православных людей что-то подкидывал на конкретные мероприятия. Можно было прийти к конкретному меценату, сказать — нам очень нужно сейчас напечатать сто тысяч листовок об исповеди и причастии. После кризиса такой возможности нет, и мы — очень уникальный случай, когда определенных результатов можно достигать при минимальной инвестиции средств.

NT: У вас есть покровители, союзники в среде людей высокопоставленных?

Я знаю самых разных людей, но нет ни одного человека, который бы говорил нам, что делать. Я неоднократно сталкивался с тем, что какие-то силы пытались так или иначе направлять нашу деятельность, но мы всегда уходили из-под контроля. Я могу сказать, что начинали мы свою деятельность с взаимодействия с одной из церковных структур.

NT: С какой, не скажете?

Не скажу, и даже искать не надо, ну, зачем. Эта структура имела связи, в том числе и с Государственной думой. Мы сотрудничали, но потом вдруг выяснилось, что акций, которые мы проводим искренне, недостаточно. Надо участвовать в политике, что-то делать против Навального, например… Я понял, что происходит что-то отвратительное, и разорвал полностью контакты с этими людьми, связанными напрямую с церковью. Но, естественно, не церковь руководила этим.

«Божья воля» как минимум дважды проводила акции против Алексея Навального в ходе кампании по выборам мэра Москвы в 2013 году. Также члены движения практически никогда не имели проблем с полицией, несмотря на радикальный характер отдельных действий.

NT: Расскажите о технологиях борьбы. Вы случайно выбираете цель или готовитесь? Вот в последней громкой истории с Сидуром — просто шли мимо Манежа и не смогли стерпеть кощунства?

Я скажу честно, все было абсолютно спонтанно. Люди узнали об этой выставке, начали размещать информацию в социальных сетях. Сообщали нам. Ну, мы никогда сразу не ведемся, потому что были попытки пропиарить какие-то темы, просто обратив наше внимание на них. Мы реагируем только на сигналы проверенных людей. Послали человека. Он вернулся, говорит: «Да, правда, ужас, я такого никогда в жизни не видел». Приходим сами, то есть уже через несколько часов, собираем всех, кто откликнулся на телефонные звонки. Берем с собой юриста, берем с собой оператора, предлагаем СМИ это осветить. Приходим и делаем… То, что было в Манеже, — это не акция, это искренняя реакция христианина. Это не было какой-то театральной постановкой.

У нас есть, конечно, и акционизм. Например, давно как-то мы в Музее Дарвина чудили, ну, какие-то темы свои подняли. На крышу абортария забрались с баннером… Или открытие судоходного сезона, первый теплоход проплывает мимо Немцова моста, а мы там баннер растянули, фаера зажгли и много абортированных таких эмбрионов кинули.

Энтео кладет на стол резиновую куклу, изображающую эмбрион, гладит: «Видите, он живой».

Почему? Потому что на этом первом теплоходе плывут чиновники, плывет министр, и мы хотим хоть как-то привлечь внимание к данному вопросу. Таких мероприятий было достаточно много, они именно для того, чтобы была картинка, к которой можно собирать СМИ. Но когда речь идет о самом дорогом, что есть в нашей жизни, о нашем Господе… И накануне церковного праздника в самом центре Москвы на госплощадке выставляют порнографические карикатуры с ним — это абсолютно искренняя реакция, это крик.

Цорионов прибегает к аргументам, привычным любому, кто следит за риторикой всех борцов против современного искусства во всех странах: «Если кто-то возьмет фотографию вашей дочки или вашей мамы…» Объясняет, что светский художник может затрагивать религиозные темы, но сначала следует пойти к священнику и посоветоваться. И переходит к рассуждениям о подлинном искусстве.

Настоящее искусство — это жизнь святых людей, мучеников, исповедников. Бог говорит, что он любуется на жизнь праведников. Мир существует только ради этих людей, которые вопреки своему естеству возлюбили Бога больше, чем себя. Богу нет дела до жизни обычных людей, которые не захотели его найти. Жизнь таких людей не несет в себе подлинной ценности… Жизнь каждого из нас, душа — как большой холст. Как какое-то доброе движение нашей души — это прекрасный штрих. Грех, страсть — это клякса. Есть исповедь, как белила. Есть причастие, источник вдохновения. Прекрасные, изысканные, красивые картины будут в чертогах Небесного царя, он будет вечно ими любоваться. А бездарные картины, унифицированные… Их, как любую бездарность, кидают в огонь, они сгорают.

Допустимая ненависть

NT: Вам не кажется, что своими акциями, вы увеличиваете количество ненависти, то есть зла, в мире?

Ненависть сама по себе не является злом. Ненависть это естественное движение души, она дана нам Богом для отторжения зла, для отторжения того, что уродует мир вокруг, вредит другим и нам самим в первую очередь. Бог тоже ненавидит, он ненавидит зло.

Реально ненависть приносят те, кто устраивает богохульство в общественном пространстве под видом искусства. Это те люди, которые принципиально не хотят уважать высшие ценности бытия миллионов людей.

NT: Есть ощущение, что последствия акции в Манеже будут серьезнее, чем раньше. Вы в этом плане ничего не опасаетесь?

Я опасаюсь предать Бога. Я опасаюсь, что из-за каких-то страхов я смогу взять и пройти мимо того, как Его образ страшно поругается публично. Это для меня страшно, это для меня внутренний надлом.

NT: Вы готовы на жертвы, если потребуется?

Моего Господа хулили, моего Спасителя, я что-то сделал, чтобы этого не было. Мало сделал, конечно, но все же я не прошел мимо. Мне же в итоге перед ним отвечать. Я искренне так считаю. Конечно, мне не хочется никаких проблем с законом. Я обычный человек, такой же, как все, мне хочется спокойно жить и реализовывать свои проекты, общаться со своими друзьями, со своими любимыми людьми. Но бывают моменты, когда перед человеком становится серьезный нравственный выбор. Бывают такие моменты, когда нейтралитет преступен.

NT: Вы знали до этой выставки о Сидуре?

Надо понимать, что это не была выставка Сидура. У меня нет претензий к самому Сидуру, это человек с очень сложной судьбой, человек, который получил страшное ранение во время войны и не мог простить Богу того, что с ним произошло.

Вы знаете, я абсолютно точно убежден: те, кто делал эту выставку, делали ее не для того, чтобы познакомить нас с творчеством данного художника. Это была осознанная провокация, эти люди получают наслаждение от того, что они легализуют в нашем дискурсе богохульство. Речь идет о глумлении над Иисусом Христом. Речь идет в итоге о противостоянии не светского секулярного мировоззрения и христианства, речь идет об очень давнем противостоянии двух религий. И представители одной из этих религий получают определенное эстетическое, мистическое удовольствие именно от глумления над Иисусом Христом.

NT: Я не до конца понял, о чем вы говорите.

Вы все поняли.

NT: А каковы ваши цели? Не в будущей жизни, а в этой. Многие вас воспринимают как агрессивного клоуна, хотя вы явно более сложный человек. Зачем вам это?

Я это делаю только потому, что я чувствую, что, простите за банальные слова, я должен так делать, и мне это подсказывает моя совесть. Я все же верю, что каждый из нас находится на своем месте, и нас Бог ставит на это место, чтобы мы что-то делали. 

Скромность — не главная добродетель Дмитрия Цорионова-Энтео. Он явно озабочен выстраиванием своего образа в глазах собеседника. И не просто образа. «Речь идет», если воспользоваться его любимым оборотом, о своеобразной попытке автоагиографии, о вписывании собственного портрета в ту галерею, где не особенно добрый Бог любуется хорошими холстами и жжет плохие. Дешевые, как тарелки из «Икеи».
Дмитрий рассказывал долго — о книгах, которые читает, — он, кстати, довольно глубоко погружен в историю Советского Союза; о том, как Игорь Иванович Стрелков строил православную Новороссию, но не достроил, и теперь на Донбассе — царство комиссаров с сатанинскими звездами во лбу, и о том, что если бы у православных было право носить оружие, не было бы в Манеже никаких кощунственных выставок.
При прочих равных он стал бы, наверное, заметным деятелем радикального крыла респектабельной правой партии. Но здесь, в условиях отсутствия политического пространства, даже в его случае намек на независимость — во многом, конечно, вымышленную — лишает проводника «Божьей воли» каких-либо перспектив. И скорее рано, чем поздно полиция перестанет закрывать глаза на разбитые в ходе акций движения тарелки и лица оппонентов.

Реакция на погром в манеже

Михаил Миндлин, директор Государственного центра современного искусства:

«Это — прецедент. И если он окажется безнаказанным, он будет чрезвычайно опасен».

Михаил Пиотровский, президент Союза музеев России:

«Союз музеев России расценивает действия странных активистов с галлюциногенными кличками как подлинное проявление кощунства, богохульства и оскорбления веры».

Михаил Федотов, председатель СПЧ при президенте РФ:

«Не надо уподобляться варварам из ИГИЛ. Уверен, что наши следственные органы дадут адекватную правовую оценку совершенному деянию. Никому не позволено разрушать культурные ценности. Это уголовное преступление».

Всеволод Чаплин, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского патриархата, протоиерей:

«Если Цорионов закон нарушил, пусть отвечает по всей строгости. Но закон должны соблюдать и те, кто устраивает выставки».

«Божья воля» в действии

The New Times восстановил хронологию акций Дмитрия Цорионова и его соратников

17.08.2012. В день приговора по делу Pussy Riot Дмитрий Цорионов объявляет о создании движения «Божья воля».

27.08.2012. Попытка срыва спектакля о Pussy Riot «Своими глазами» в Театре.doc с криками «За что вы ненавидите русский народ?»

28.08.2012. Акция с кирпичом и Библией в Музее эротики «Точка G» на Арбате: вручили кирпич администратору.

18.09.2012. Ворвались в клинику «Сантанна», разбросали листовки с лозунгами «Аборт — это убийство», вывесили черный баннер с черепом и костями из окна.

19.12.2012. Напали на ЛГБТ-активистов, пикетировавших здание Государственной думы. Полиция задержала ЛГБТ-активистов, предъявив им обвинения по статье «Мелкое хулиганство».

15.03.2013. Ворвались в офис партии «Яблоко», забрали и сожгли партийные буклеты и листовки.

17.03.2013. На фасаде Музея Дарвина вывесили плакат «Бог сотворил мир», в зале музея встали с транспарантами «Теория эволюции — это псевдонаучный миф», разбрасывали листовки «Бог создал кошечек!», «Закон Божий в каждой школе».

06.05.2013. На митинге на Болотной площади в честь годовщины событий 2012 года разбрасывали листовки и выкрикивали лозунг «Москва — не Содом!»

07.08.2013. Устроили акцию у штаба кандидата в мэры Москвы Алексея Навального — «антикуб», на котором политик был изображен на фоне «Последнего дня Помпеи».

17.08.2013. Разогнали «пастный ход» — обливали кетчупом пастафарианцев, хотевших «просто пить пиво и есть макароны» в саду «Эрмитаж».
Сторонников Русской пастафарианской церкви «православные активисты» разгоняли совместно с ОМОНом.

28.11.2013. Пытались сорвать спектакль «Идеальный муж. Комедия» режиссера Константина Богомолова в МХТ им. Чехова: выбежали на сцену и крушили декорации.

19.01.2014. Напали на участника марша памяти Маркелова и Бабуровой.

20.02.2014. Оплевали и избили сотрудника Музея ГУЛАГа, выпускника Свято-Тихоновского гуманитарного университета, православного христианина Дмитрия Давыдова.
Пострадавший зафиксировал побои и подал заявление в полицию, но оно осталось без ответа. «Активисты» сказали, что если я обращусь в полицию, то меня будут бить каждый день», — рассказал Дмитрий Давыдов.

23.04.2014. Акция в центре Artplay, пытались сорвать показ документального фильма «Дети-404».

27.06.2014. Закидали яйцами и облили святой водой автомобиль Мэрилина Мэнсона, концерт которого в рамках фестиваля Park Live в Москве позже был отменен.

10.10.2014. Напали на Сахаровский центр, в котором проходил День каминг-аута.

03.12.2014. Сорвали плакат с изображением скульптуры «Распятие лягушки» на выставке студентов и выпускников Московской школы фотографии и мультимедиа им. А.М. Родченко, а также «разлили концентрированный сероводород».

08.01.2015. Устроили пикеты у французского посольства в Москве против правительства Франции, «не защитившего чувства верующих» от «подлинных террористов», которыми были, по мнению Дмитрия Цорионова, убитые во время теракта в редакции Charlie Hebdo журналисты.

01.04.2015. Подложили свиную голову к главному входу в МХТ им. А.П. Чехова с надписью «Олегу Табакову», протестуя против постановки спектакля «Идеальный муж. Комедия».

30.05.2015. Избили участников гей-прайда в Москве. Были задержаны вместе с ЛГБТ-активистами и, по словам Цорионова, отпущены после «профилактической беседы» с полицейскими, выразившими «полную солидарность».

14.08.2015. Ворвались на выставку «Скульптуры, которых мы не видим» в Музейно-выставочном объединении «Манеж», повредили четыре линогравюры скульптора Вадима Сидура и работу художницы Megasoma Mars «Голова Иоанна Крестителя».

 

* Этим материалом The New Times открывает цикл бесед с общественными и политическими деятелями, чьи взгляды и действия противоречат позиции журнала.

Фото: Павел Бедняков 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.