Кто осуществлял «разработку» экс-министра экономики, кто его защищает, кто ведет дело, кто еще может оказаться в числе фигурантов и зачем все это нужно Игорю Сечину — разбирался The New Times

Ажиотаж в Басманном суде: журналисты ждутАлексея Улюкаева,Москва, 15 ноября 2016 года. Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

Информация о задержании на тот момент еще министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева появилась на лентах информагентств около трех часов ночи 15 ноября. Дмитрий Медведев, по данным источника NT, близкого к правительству РФ, узнал об аресте от Владимира Путина: президент позвонил премьеру. Был ли Путин осведомлен заранее о готовящейся спецоперации, источнику не известно. По официальной версии Кремля, и Путин, и Медведев с лета были в курсе того, что Улюкаев находится в разработке ФСБ и его разговоры прослушиваются. Дело, как сообщили в СК, было заведено «после обращения представителей «Роснефти» с жалобой в правоохранительные органы». Вопрос, почему чиновника класса «А», в котором засомневались спецслужбы, сразу же не уволили с должности, так и остался открытым.

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА

Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Улюкаев Алексей Валентинович. Родился 23 марта 1956 года. Окончил экономфак МГУ. Проделал путь от журналиста журнала «Коммунист» до главы МЭР РФ. В 1991–1994 годах — один из ближайших сотрудников Егора Гайдара, сначала — в качестве экономического советника, затем — помощника первого заместителя главы правительства. Дважды безуспешно участвовал в выборах в Государственную думу (в 1995 году — от «Демвыбора России», в 1999-м — от СПС). 15 ноября 2016 года освобожден президентом от занимаемой должности «в связи с утратой доверия», тогда же по ходатайству следствия помещен Басманным судом под домашний арест. В правительстве заявили, что еще в октябре Улюкаев подал заявление об отставке (до того было еще несколько таких заявлений).

В 2013 году Улюкаев задекларировал 80 млн 429 тыс. руб. дохода, его супруга — 5 млн 275 тыс. руб. В собственности Улюкаева находилось семь участков для ведения личного подсобного хозяйства общей площадью 10,3 га. Также он владел квартирой площадью 225 м2, домом — 531 м2 и автомобилем Range Rover. В его пользовании находилось две дачи площадью 535 и 197 м2. Супруга владела шестью земельными участками (одним — площадью 14 соток в РФ, пятью — общей площадью 18 соток в тогда еще украинском Крыму), двумя квартирами (45 и 61 м2), двумя домами (250 и 162 м2, оба — в Крыму), автомобилями Lexus RX 350 и Lada 212140.

Дмитрий Медведев, по данным источника NT, близкого к правительству РФ, узнал об аресте от Владимира Путина: президент позвонил премьеру

В 2014 году Улюкаев заработал 43 млн 344 тыс. руб., а его супруга — 8 млн 156 тыс. руб. Он приобрел дополнительно еще два участка для подсобного хозяйства общей площадью 0,21 га и участок для дачного строительства — в 42 сотки. В пользовании министра осталась только одна дача (197 м2). Список остального имущества Улюкаева и его жены не изменился.

Общая сумма декларированного годового дохода Алексея Улюкаева в 2015 году составила 59 млн 953 тыс. руб., его супруги — 15 млн 20 тыс. руб. Министр приобрел дополнительно два земельных участка. Первый — площадью 4,6 га — для подсобного хозяйства. Второй — 22 сотки — под дачное строительство. В остальном имущество семьи Улюкаевых, согласно декларациям, не изменилось.

Помимо официальных данных члены семьи Улюкаева фигурируют в «панамском досье» (в попавших в распоряжение СМИ документах панамской юридической компании Mossack Fonseca, занимавшейся регистрацией и сопровождением офшоров). Сын Алексея Улюкаева Дмитрий (1983 года рождения) в 2004–2006 годах являлся директором офшорной компании Ronnieville Ltd, зарегистрированной на Британских Виргинских островах (его отец был в это время заместителем председателя Центробанка). В 2006 году во главе офшора его сменила Юлия Хряпина (так же зовут нынешнюю супругу Улюкаева). В 2009 году компания была ликвидирована.

Кроме того, Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) Алексея Навального опубликовал данные о кипрском офшоре, который формально принадлежит отцу Улюкаева. Зарегистрирован офшор 19 мая 2011 года, ФБК предполагает, что таким образом Улюкаев скрывал от декларирования зарубежную недвижимость. Юрист Фонда Любовь Соболь сказала NT, что отец Улюкаева, которому сейчас 84 года, «едва ли занимается бизнесом, тем более таким, для которого нужна компания на Кипре».

По слухам, вечером перед арестом Улюкаев внезапно прервал совещание в Министерстве и поехал в состоянии алкогольного опьянения в «Роснефть» — договариваться с Игорем Сечиным об условиях своего ухода. Но решение на его счет уже было принято — в одной из прослушек он в ответ на вопрос живущего за границей сына, не надо ли приехать в Россию, сказал: «Сиди там, я скоро к тебе приеду». И чекисты посчитали, что министра пора «брать».

 

СЕЧИН И ЧЕКИСТЫ

По данным СМИ, прослушивали Улюкаева «по инициативе и при непосредственном участии начальника службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова». Феоктистов пришел в «Роснефть» в сентябре 2016 года, а до того работал первым заместителем Управления собственной безопасности ФСБ. По данным агентства «Росбалт», он остается при этом кадровым сотрудником ФСБ, прикомандированным в нефтяную компанию, а значит, сохраняет и все полномочия и возможности, присущие силовикам.

«Олег Большой» или «генерал Фикс», как называли его коллеги, непосредственно руководил 6-й службой УСБ (Управление собственной безопасности) ФСБ, известной как «сечинский спецназ». 6-я служба была создана в 2004 году по инициативе тогдашнего куратора силовых структур вице-премьера Игоря Сечина. Феоктистов лично отбирал костяк «шестерки», который составляют прошедшие горячие точки бойцы спецподразделений ФСБ «Альфа» и «Вымпел» (см. NT № 22 от 27 июня 2016 года). Основная задача «шестерки» — оперативное сопровождение резонансных уголовных дел. Именно сотрудники 6-й службы осуществляли задержание генерал-лейтенанта полиции Дениса Сугробова (операцией руководил лично Феоктистов). Они же «брали» губернатора Сахалина Александра Хорошавина и главу Коми Вячеслава Гайзера.

Глава управления «К» ФСБ Иван Ткачев и глава СЭБ ФСБ Сергей Королев

В конце августа Лефортовский суд дал добро на прослушку Улюкаева, а реализацию спецоперации поручили управлению «К» ФСБ, курирующему Министерство экономики (рассматривался и вариант с управлением «П», курирующим «Роснефть»). Возможно, выбор определило то, что управлением «К» руководит Иван Ткачев, бывший подчиненный Феоктистова. Непосредственный начальник Ткачева — глава Службы экономической безопасности ФСБ Сергей Королев также задействован в «деле Улюкаева».

ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ЖЕРТВЫ

Аркадий Дворкович

Источник РИА «Новости», «знакомый с ситуацией», заявил агентству, что в деле Улюкаева могут фигурировать до восьми человек. «Ведомости», со ссылкой на свой «источник в правоохранительных органах», назвали четыре фамилии. В разработке якобы находятся вице-премьер Аркадий Дворкович, заместитель руководителя секретариата вице-премьера Игоря Шувалова Марина Романова, директор департамента корпоративного управления МЭР Оксана Тарасенко и предшественник Улюкаева на министерском посту, ныне — помощник президента по экономическим вопросам, председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов.

По мнению политолога Станислава Белковского, это реалистичная версия. «Через Улюкаева хотят надавить на всех. В принципе, могли арестовать и Дворковича, и Алекперова (президент и совладелец нефтяной компании «Лукойл». — NT), и кого угодно еще, но Улюкаев — самое уязвимое звено. Он не настолько важен, чтобы его нельзя было арестовать. Все-таки Дворкович личный друг Медведева, Алекперов получил непосредственно от Владимира Путина предложение купить пакет акций «Роснефти»… Вся система построена на том, чтобы брать заложников, вот Улюкаева и взяли в заложники», — заявил Белковский NT.

Оксана  Тарасенко и Андрей Белоусов

В случае же Марины Романовой и Оксаны Тарасенко, по мнению политолога, речь идет не о публичных функциях, а о том, чтобы запугать чиновников, которые являются сторонниками приватизации «Роснефти» со стороны. «Они (Романова и Тарасенко) курировали топливно-энергетический комплекс по линии правительства. От них должно было зависеть решение вопроса о том, кто купит «Роснефть», — добавил политолог. Все потенциальные фигуранты, по мнению собеседника журнала, «были против того, чтобы «Роснефть» покупала «Башнефть», и тем более против того, чтобы «Роснефть» покупала саму себя».

Вагит Алекперов

Позже СКР официально заявил, что в деле Улюкаева — «один фигурант и один эпизод». По мнению источника NT, близкого к правительству, это означает, что «пока ситуацию удалось купировать».

ЗАЩИТА

Александр  Вершинин и Тимофей Гриднев

Адвокаты Улюкаева — Александр Вершинин и Тимофей Гриднев. Вершинин защищал майора милиции и начальника районного ОВД «Царицыно» Дениса Евсюкова, который в 2009 году устроил бойню в московском супермаркете «Остров» (два человека погибли и семеро были ранены). Сейчас также защищает Михаила Максименко, бывшего руководителя Службы собственной безопасности СК РФ, подозреваемого в получении взятки от криминального авторитета Шакро Молодого.

Тимофей Гриднев — один из основателей Московской коллегии адвокатов «Гриднев и партнеры», управляющий партнер коллегии. Выступал в качестве адвоката по «делу «Трех китов». В 2001 году Гриднев защищал Марата Файзулина — одного из высокопоставленных сотрудников Государственного таможенного комитета (ГТК), обвиненного в превышении служебных полномочий. В 2004 году суд оправдал Файзулина. В 2003 году Гриднев стал адвокатом председателя совета директоров группы «Менатеп» и акционера ЮКОСа Платона Лебедева. Также Гриднев был защитником бывшего руководителя департамента имущественных отношений Министерства обороны Евгении Васильевой и бывшего министра сельского хозяйства Елены Скрынник. 18 ноября Гриднев рассказал NT: «Сегодня мы подаем апелляционную жалобу на арест Алексея Валентиновича. Не могу исключить каких-либо следственных действий, в которых также нам придется принимать участие».

СЛЕДСТВИЕ

Дело ведет полковник юстиции, старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Роман Нестеров. В Волгограде, где Нестеров начинал работать, он вел ряд резонансных дел, дослужился до должности следователя по особо важным делам и в 2011 году был награжден орденом Почета (награду вручал лично президент Дмитрий Медведев). После перевода в Москву вел возбужденное по инициативе Центробанка дело об афере вокруг «Моего банка», по которому был задержан основатель и сопредседатель политической партии «Альянс зеленых» Глеб Фетисов. В 2014 году Нестерову поручили дело «Ив Роше», в котором обвиняемыми были братья Алексей и Олег Навальные. Алексей Навальный высказывает такое оценочное мнение о Нестерове: «Следователь у Улюкаева — тот самый следователь Нестеров, нарисовавший от начала до конца дело «Ив Роше». Это такой специальный следователь (из Волгограда привезли), который используется в политических делах, когда надо выдумать вообще все. Специалист по фальшивкам».

В суде по мере пресечения для Улюкаева, следствие заявило, что в деле имеются показания двух свидетелей — Макарова Ильи Юрьевича и Шершнева Арсения Игоревича. Никакой информации о том, кто эти люди и в чем состоят их показания, представлено не было.

ЦЕЛЬ

Приняв «Роснефть», Игорь Сечин практически сразу же заявил о своих амбициях собрать под флаг компании все госактивы в сфере ТЭК, — достаточно вспомнить его выступление на первом после ее создания заседании президентской Комиссии по стратегическому развитию ТЭК летом 2012 года (Сечин тогда был назначен ответсекретарем Комиссии. — NT). Через два года, в 2014-м, по обвинению в хищении и отмывании акций предприятий башкирского ТЭКа был арестован и помещен под домашний арест глава АФК «Система» Евгений Евтушенков, чьим активом тогда была «Башнефть». Но еще до его ареста, вспоминает в разговоре с NT экс-замминистра энергетики РФ Владимир Милов, некий источник в «Роснефти» сообщил СМИ об интересе со стороны руководства компании к покупке «Башнефти» и «Лукойла».

Басманный суд: Улюкаев (в центре) ждет решения по мере пресечения, Москва, 15 ноября 2016 года. Фото: Дмитрий Коротаев/Коммерсантъ

«Башнефть и «Лукойл» оставались на тот момент двумя самыми крупными частными компаниями в сфере ТЭК, напоминает Милов, которые к тому же не контролировались никем из путинского клана.

В принципе, на обе компании можно было положить глаз, однако Сечин предпочитает двигаться путем поглощения сначала того, что ближе и хуже лежит, рассуждает Милов. «Лукойл» по сравнению с «Башнефтью» — «это крепкий, твердый орешек, на него просто так не замахнуться», — говорит эксперт. При этом, по его мнению, вполне вероятно, что «Лукойл» может быть следующим после «Башнефти» объектом поглощения.

Коллизию вокруг Улюкаева собеседник NT предлагает рассматривать не как самостоятельный эпизод, а как «второй акт пьесы» под названием «Судьбы российской приватизации». Ее фабула в том, что все государственные энергетические активы вместо конкурсной продажи на рынке просто передаются Сечину. Улюкаев же с самого начала этому препятствовал.

Первым актом была сделка по «Башнефти», против которой Улюкаев решительно возражал, но потом смягчил свою позицию. Второй акт — это более важная лично для Сечина сделка — по приватизации 19,5% акций «Роснефти», ибо, судя по кулуарным разговорам, пакет все-таки купит сам Сечин. И Улюкаев, дает понять Милов, этому тоже противился. «Он (Улюкаев) ведь сейчас что начал говорить: надо не просто передать Сечину пакет, но и обременить его обязанностями, чтобы он дальше искал инвестора и быстро инвестору этот пакет продал, — комментирует ситуацию Владимир Милов. — А Сечин как раз хочет сделать по-другому: получить этот пакет и сказать: «Дальше я уже сам, идите отсюда и не лезьте больше».

Для Сечина «Башнефть» и приватизационный пакет в «Роснефти» — это два горящих сюжета, ему надо закрыть их, и только после этого может начаться новая кавалерийская атака по поглощению новых активов, рассуждает Милов. При этом дальнейшее движение будет происходить по той же схеме, что и сейчас с «Башнефтью»: «Все интересные Сечину акции, которые сейчас есть у Российской Федерации, просто отдаются в его мега-холдинг, или как там это будет структурироваться».

Игорь Сечин сейчас фактически контролирует нефтяную отрасль не по своему хотению — а по поручению Путина. Если газом в России занимается лично Путин, то Сечин — это российская нефть. Ему дано высочайшее поручение укреплять госконтроль над стратегической отраслью.

«Миллер в «Газпроме» — это такой почтальон, доносящий приказы президента до «Газпрома» и кормящий первое лицо фальшивыми справками об успехах компании. А вот Сечину дана полная свобода, совет директоров «Роснефти» для него — это резиновый штемпель на его решениях», — отмечает в разговоре с NT эксперт в области ТЭК, партнер Rusenergy Михаил Крутихин.

Он согласен с Миловым: Сечин впредь будет двигаться по линии создания супергиганта, контролирующего весь ТЭК: «У него в свое время был даже план поглощения «Газпрома», не говоря уже о более доступной «Транснефти». Но его по рукам ударили: «типа «Газпром» — это под Самим».

Тем не менее «Лукойл» для Сечина, считает эксперт, — не просто крепкий орешек, который рано или поздно разбивается вдребезги, а настоящий «гвоздь в заднице»: «Взять «Лукойл» невозможно, нет таких схем, чтобы отобрать его какими-то законными способами, за исключением национализации, то есть конфискации имущества», — подчеркивает Крутихин.

У «Лукойла» структура собственности распылена по многочисленным акционерам, в том числе иностранным, в компании нет какого-то главного собственника: «Когда Путин вызвал к себе в машину Алекперова и там 20 минут его убеждал приобрести кусок «Роснефти», то есть деньги на это потратить, он продемонстрировал незнание того, что такое «Лукойл». Алекперов не может принимать единоличных решений такого рода», — поясняет собеседник NT.

В совете директоров «Лукойла» немало иностранцев с солидным опытом работы в иностранных корпорациях и прекрасными отношениями с западным миром. «Эти люди не готовы принимать явно политизированное решение о том, чтобы потратить огромные деньги на приобретение не самой привлекательной части не самой привлекательной компании», — говорит Крутихин.

«Все интересные Сечину акции, которые сейчас есть у Российской Федерации, просто отдаются в его мега-холдинг, или как там это будет структурироваться»

Приобретая THK-BP, «Роснефть» заняла около $70 млрд, причем транши поступали на ее счета постепенно. Судя по отчетностям, погашение кредита идет «в штатном режиме».

Главная проблема «Роснефти» сегодня — «неумелое, неэфективное управление и политизированные решения», — считает эксперт. «Они приняли целый ряд некоммерческих решений: влезли в Венесуэлу, в Индию, в Индонезию, где они задумали построить за $11 млрд нефтеперерабатывающий завод, — перечисляет собеседник NT. — Еще один завод — нефтехимический — они хотят построить в Приморье, где нет ни сырья, ни рынка для сбыта такой продукции. Это просто гигантизм какой-то…»

Впрочем, Сечин как раз и считает свою компанию гигантом, который должен контролировать все, задавать тон в отрасли. Все остальные — если даже и выживут — так, мелочь. «Он (Сечин) уже считает и «Лукойл», и «Сургутнефтегаз», и «Транснефть» мелочевками, и вот всем иностранцам следует разговаривать только с «Роснефтью», потому как она тут главная», — иронизирует Михаил Крутихин.

«Дело Улюкаева» показывает: глава «Роснефти» получил в свое распоряжение право, которое в современной истории принадлежит только государствам, — право на применение ненаказуемого насилия. А политическая полицейская структура — ФСБ — практически неограниченные финансовые ресурсы нефтяной корпорации.

И, как сказал NT источник, близкий к правительству, отвечая на вопрос, ждать ли новых арестов представителей первого эшелона деловой и политической элиты, чем-либо не угодивших Сечину, — «до 2018 года (то есть до президентских выборов. — NT), мы еще увидим много таких историй».

Фото: www.rosneft.ru, agenda-u.org, Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС, Михаил Метцель/ТАСС, Михаил Рочуев/ТАСС, Михаил Клементьев

Читайте также:

Подписаться
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.