Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

«Меня называли кремлевской марионеткой»

07.07.2015 | Дмитрий Окрест

Продолжается суд над Ильей Горячевым, предполагаемым создателем БОРН (Боевой организации русских националистов). Сегодня сам Горячев давал показания. За перипетиями допроса обвиняемого в убийстве нескольких человек следил The New Times
Gor-490.jpg
Два крепко сбитых омоновца при входе, пристав в черной униформе и двое совсем юных полицейских рядом с «аквариумом», где сидит, по версии следствия, идеолог Боевой организации русских националистов (БОРН). Илья Горячев полностью оправдывает данную ему в наци-среде кличку «Студент» — очки в оправе, светло-голубые джинсы, аккуратный темно-синий свитер и тихий голос. Члены банды убили адвоката, журналистку, федерального судью, нескольких антифашистов и мигрантов, а также раздумывали о покушении на священника, правозащитников и сотрудника ФСБ.

Во вторник заседание началось с допроса свидетеля со стороны защиты — ради помощи соратнику приехал 33-летний Младен Обрадович, в прошлом руководитель сербской организации «Образ». По ее подобию Горячев создаст «Русский образ» — легальную националистическую организацию. БОРН — боевое крыло «РО». По мнению стороны обвинения, Горячев создал и создал БОРН вместе с Никитой Тихоновым. До того они вместе делали журнал «Русский образ», а затем сотрудничали в прокремлевской газете «Ре:Акция».

Когда черноволосый, долговязый Обрадович в пиджаке вошел в зал заседания, то обвиняемый вскочил, смущенно улыбнувшись. В апреле 2010 Горячев дал показания на Тихонова по делу об убийстве адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой, а в декабре того же года скрылся в Сербии. Он был так впечатлен балканскими правоконсерваторами, что даже стал учить сербский. В свою очередь Обрадович хорошо владеет русским языком, но просит, стоя за судебной кафедрой, задавать ему вопросы не так быстро.

«Мы познакомились в 2002 в Белграде у гостиницы «Москва», — с небольшим акцентом рассказывает серб, поправляя полосатый галстук. — Наши разговоры были связаны с историей и связями православных народов. Политические вопрос были, конечно, но никогда в форме каких-либо инструкций. Свои письма мы начинали с «Помогай, Господи», нормальное такое приветствие».

На все вопросы про передачу оружия, вооруженную борьбу и фашистские атрибуты свидетель отвечает отрицательно: «Он никогда не был сторонником Гитлера». «И Сталина!» — добавляет из клетки Горячев. Несколько минут спустя свидетель будет допрошен уже при коллегии присяжных. Присяжным ему разрешат сообщить только две вещи: что он познакомился у гостиницы и его мама считала подсудимого образованным молодым человеком.

Следом начинает выступать сам Горячев: «Мы познакомились с Тихоновым виртуально весной 2002 на моем историческом форуме Vojnik, а затем встретились у исторической библиотеки — мы общались вплоть до ноября 2009 года». 4 ноября руководимый Горячевым «Русский образ» в День народного единства организовал концерт группы «Коловрат», известной расистскими песнями. Чуть позже в этот же день оперативники задержали Тихонова, находящегося в бегах после убийства в 2006 году антифашиста Александра Рюхина.

Именно это обстоятельство, отмечает Горячев, вынудило Тихонова соблюдать меры конспирации, в частности последний до своего ареста всегда звонил другу с таксофона. Созванивались раз в месяц и договаривались встретиться в условленном месте на Таганке во дворе одного из домов.

Оттуда друзья, согласно показаниям подсудимого, отправлялись на неспешную прогулку по району, чтобы пообщаться исключительно на исторические темы без привязки к текущим событиям. «Это были дискуссии академического характера. Меня воспринимали, как человека в очках. Он меня использовал как справочник по общественно-политической жизни, — как будто оправдываясь негромко рассказывает Горячев. — Его физические данные превосходили мои, у меня даже был комплекс по этому поводу, ну как я мог ему приказывать. Я вообще привык просто аргументированно доказывать что-то людям».

Именно тогда, по его словам, он впервые и услышал об убитом позднее Тихоновым адвокате Станиславе Маркелове. «Осенью 2008 мне поступил заказ на аналитический текст на тему левых радикалов. Я понимал, что в интернете недостаточно информации, вот тогда-то я услышал впервые о Маркелове от Тихонова».

Последний же ранее заявил, что цель для убийства ему назвал именно Горячев. Известный адвокат левых взглядов был идеологическим врагом для наци-организации, из-за которого к тому же, по словам Горячева, Тихонов ушел в подполье — Маркелов был защитником семьи погибшего Рюхина, и не дал милиции закрыть дело.

Горячев рассказывает, что видел неоднократно Тихонова с разбитыми костяшками на руках, но лишних вопросов не задавал: «ОБ-88 была группировкой скинхедов с жесткой дисциплиной и табу на вынос внутренних дел». ОБ-88 расшифровывается как «Объединенные бригады», цифры — отсылка к цифровому обозначению Hail Hitler и 88 заповедям американского расиста Дэвида Лейна.

Именно эта банда устроила в 2001 году погром на Царицынском рынке, а в 2002 — беспорядки на Манежной площади, после которых был осужден Михаил Волков, недавно получивщий 25 лет в рамках процесса по БОРНу. Горячев вспоминает, как хотел пойти на трансляцию футбольного матча с Японией на Манежку, но Тихонов предупредил, что будет опасно.

Из-за хорошей физической формы Тихонов неоднократно охранял правые концерты и даже занимался обеспечением порядка на презентации книги нынешнего вице-премьера Дмитрия Рогозина. Именно по этой причине, говорит Горячев, он хотел привлечь его в коллекторский бизнес Леонида Симунина, активиста прокремлевского движения «Местные». Коллекторы должны были провоцировать должников на противоправные действия, чтобы затем снять побои и обратиться в милицию. Другой активист «Местных» — некий Сергей Сергеевич по прозвищу «СС» — даже выступал арбитром между националистами.

Интересно, что Симунин экзаменовал Тихонова на предмет работы телохранителем в офисе «России молодой», дружественной провластной организации, но подпольщик отказался — они разошлись, так как у клиента были «собственные представления о безопасности». Позднее Симунин, судя по переписке в Skype Горячева и Тихонова, курировал тот самый концерт «Коловрата».

Подсудимый рассказал, как обсуждал проведение концерта с людьми, близкими к администрации президента, за что гражданская супруга Тихонова — Хасис, также осужденная за убийство Маркелова, назвала его «представителем молодежного крыла «Едра». «Но я ведь действительно не революционер», — сказал на это Горячев. По словам подсудимого, коллеги по националистическому движению порой называли его «кремлевской марионеткой». Горячев признался, что сразу распознал в кадре с места гибели Маркелова фигуру Тихонова, но решил не общаться в органы: «Он был моим другом, но если бы ко мне сотрудники обратились, то я бы, наверное, рассказал».

Еще в 2009 году Хасис, по словам подсудимого, считала его политиканом, который использует людей в темную. «А еще у нас судья якобы нерусский был на спортивном турнире в Ставрополье, а там просто, как мы выяснили, человек был с Северного Кавказа — казак терский». Горячев уверен, что Хасис всегда относилась к нему с негативом, особенно в том, что касается взаимоотношений с ее гражданским супругом.

Тихонов, по словам Горячева, даже спрашивал друга насчет финансовой помощи. Уличные соратники из ОБ-88 не очень помогали с деньгами и подпольщик якобы находился на иждивение подруги, от которой он собирался уходить. «Конфликт был мировоззренческий, — заявил Горячев. — Но денег я ему не давал, максимум, что ужин мог оплатить. Обвинение говорит, что я дал ему 25 тысяч рублей — неправда. Я все записываю — каждую трату, включая билетик на маршрутку каждый день. Это все легко проверить!»

Горячев утверждает, что узнал фамилии осужденных по делу БОРН уже позднее и никогда не встречался: «Даже Хасис была для меня просто Женя, ее фамилию я узнал после ареста». Также он отрицает, что создавал какой-либо «информационный шум», как выразилась ранее Хасис, после резонансных преступлений группировки: «Это не попадало в сферу моих интересов, но было в моем мониторинге для заказчиков, собственно вот и весь объем моего интереса».

На протяжении всего выступления судья Мелихин периодически прерывал подсудимого, мотивируя тем, что его слова не относятся к делу. «Ранее здесь выступали как свидетели обвинения, так и свидетели защиты, Евгения Хасис и вовсе устроила форменный митинг с заламыванием рук, но ее никто не остановил, — возмущено заявил Николай Полозов, один из защитников Горячева. — Случайно или специально судья поддерживает обвинение!»

Марк Фейгин, другой адвокат Горячева, назвал действия Мелехина предвзятыми, из-за чего якобы состязательность сторон не соблюдается. Прокуроры встали на сторону судьи, апеллируя к нормам Уголовно-процессуального кодекса. В итоге под конец рабочего дня адвокаты все-таки заявляют отвод судье. Присяжные в очередной раз встают с мест, но судья решает отказать защите, а значит, в среду начнется новое заседание.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.