Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Греческая трагедия

06.07.2015 | Элени Лазару, Афины | № 23 (373) от 6 июля 2015 года

Греция добавила головной боли Европе: вопреки социологическим опросам, проводившимся в последние дни перед референдумом, 5 июля 61,4% греков (результат, зафиксированный в ночь на 6 июля после подсчета 70% голосов) сказали «нет» требованиям международных кредиторов, «да» — 38,6%. Тем самым перспективы дальнейшего пребывания страны в еврозоне, несмотря на заверения Афин о готовности продолжать переговоры с Еврогруппой, еще более затуманились. Итоги греческого референдума уже в срочном порядке обсуждают канлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд

Тем временем греческий премьер Алексис Ципрас заявил, что сейчас главный приоритет — наладить нормальную работу греческих банков, которые закрылись 29 июня. Возле банкоматов, из которых можно снять лишь €60 за день, выросли очереди. К одной из них пристроился корреспондент The New Times

10-490-01.jpg
Акция протеста против политики ЕС. Салоники, Греция, 1 июля 2015 года

В кошельке у 67-летнего Стелиоса Михалакиса — всего один евро. «Как раз на свечу к похоронам друга», — говорит он. Безденежье — обычное дело в конце месяца, да и в холодильнике хоть шаром покати: пенсия у Михалакиса крошечная. «Хотел снять из банкомата немного денег, прихожу — а тут очередь огромная», — разводит руками пенсионер.

Едва премьер-министр Алексис Ципрас объявил 27 июня о референдуме, тысячи людей по всей Греции столпились у банкоматов, пытаясь снять свои деньги. Они правильно поняли ситуацию: переговоры с кредиторами зашли в тупик, что будет дальше — неизвестно. А дальше — очереди у банкоматов только росли, потому что правительство объявило о закрытии банков и о «введении контроля за движением капитала»: лимит денежных средств, доступных для снятия, — €60.

10-490-02.jpg
Zoom.jpg


Общее настроение

Афины, понедельник, 29 июня. Перед банкоматом — 20 человек. Первый в очереди — мужчина 45 лет. Он снимает €60, отходит от банкомата, тихо бранясь.

Следующая — пожилая дама: получив свои 60, она блаженно улыбается: «Мне и раньше жилось не лучше, на счете и не было-то ничего, кроме этих €60. Мои дети (дочке двадцать два, сыну двадцать пять) — оба безработные. Учились-учились в университете, а толку… Как жить будем — не знаем, но мы и раньше не знали».

Хорошо одетая девушка, гордо прижимая рукой дорогую фирменную сумочку, возмущается: «И долго это будет продолжаться? Я вообще-то на каникулах на Миконос собиралась. А теперь что: я должна сидеть дома перед телевизором или в интернете и смотреть эту «греческую трагедию»?»

Следом — молодая мать с полным отчаяния взглядом, с ней — пятилетняя дочка. Женщина жалуется: «Мне страшно. У меня двое детей, муж уже два года сидит без работы… Я работаю в частной компании, получаю €600. Думала, хуже уже не будет. Боюсь, ошибалась…»

Простояв у банкомата пару часов, вы увидите множество лиц, но настроение у всех одинаковое. Есть, конечно, и исключения — это люди, которым нечего ни терять, ни выигрывать. Вот, например, 35-летний мужчина заявляет: «Лично я ни на что не надеюсь и ничего не боюсь. Просто всем и на все говорю «нет»…»
10-cit-01.jpg
Голоса с улицы

Известие о референдуме перевернуло жизнь греков, все вокруг изменилось. Кажется, что в одночасье прекратилась торговля: работают только супермаркеты, заправки да аптеки. Люди стараются закупать еду впрок, запастись всем необходимым, в том числе лекарствами, потому что неизвестно, когда откроются банки и можно ли будет получить свои деньги. К тому же денег все равно нет: люди работали, но им не платили. И пенсии не выплачивали. Коммерсантам в Греции вообще больше нечего делать — никто ничего не покупает даже через интернет.

Совершенно типична история Костаса Панусакиса, сотрудника частной компании, у которого пять месяцев назад родился ребенок. Костас отправился в супермаркет и купил столько молока для малыша, сколько смог. А вот на подгузники денег не хватило, потому что зарплату давно не выплачивали. Молодой отец совершенно растерян: он не понимает, что происходит, и не представляет, как голосовать 5 июля. И тем более он не понимает, к чему приведут результаты референдума: что будет, если греки проголосуют за? Или против?

Анне Кипрайу, 42-летней безработной матери-одиночке, не удалось купить молока своему ребенку, потому что она живет на пособие. Ее мать — пенсионерка, денег давно не получает. Анна не уверена, что сможет сделать дочке прививку. Она решила проголосовать против предложения иностранных кредиторов, потому что считает, что Грецию достаточно унижали.

Панайотис Алексопулос, госслужащий, говорит: «Конечно, большинству не нравятся ограничения на движение капитала, которые государство ввело после объявления о референдуме. Проблемы с потоками денежных средств вызывают тревогу: а не урежут ли сами счета, не выйдет ли Греция из еврозоны?»

Фотини Нкитара была уволена прежним правительством и вновь принята на работу новым — леворадикальным, сформированным после победы партии «Сириза». Она признается: «Меня не тревожит, что банки закрыты, прежде всего потому, что я все равно не могу снять эти €60, хотя на день их, в общем, достаточно. Лично для меня, в моей повседневной жизни, ничего не изменилось. Я только счастливее стала, потому что впервые за последние шесть лет у нашей страны появилась наконец надежда избавиться от кредиторов!»

Объявление о референдуме спровоцировало жаркие споры между сторонниками и противниками соглашения с кредиторами. «Для меня референдум — возможность выступить против жесткого ультиматума. Хотя, конечно, грустно видеть этих людей, стоящих в очередях перед банкоматами. Но все равно я считаю, что для простых людей все закончится наилучшим образом. Мы доверяем нынешнему правительству», — пишет на своей странице в Facebook Катерина Каракотсиу, 35-летняя преподавательница иностранных языков.

А вот другой пользователь соцсети пишет: «Выйдем из Европы — станем нищими, как албанцы. Наши дети не смогут найти работу, мы останемся без системы здравоохранения».
10-cit-02.jpg
Два сценария

Впрочем, большинство считает: правительство обязано удержать ситуацию под контролем и полностью нести за нее ответственность. Греческому обществу свойственна некоторая склонность к коллективизму, для греков совершенно естественно соглашаться с мнением лидеров, а поддерживают те предложение Еврогруппы или нет — не так важно. К тому же греки очень не любят неопределенность, она их пугает. Наконец, поскольку многие греки живут сегодняшним днем, не задумываясь о дальних перспективах, они с подозрением относятся к любым переменам в обществе.

Для многих в стране действия политических лидеров стран еврозоны выглядят как форменный шантаж. Правительство Греции не ставит вопрос об отказе от евро, но остальные члены еврозоны дают понять: если условия соглашения не будут приняты, греков «попросят на выход». Контроль над движением капитала был введен потому, что греков запугали и убедили: их страну вышвырнут из еврозоны, — а еще потому, что Европейский центробанк (ЕЦБ) не обеспечил для банковской системы Греции достаточной мобильности.

Что же произойдет дальше — в лучшем и худшем случаях? Если большинство голосует на референдуме против соглашения с кредиторами, это укрепит позиции кабинета Ципраса, и мяч перейдет на сторону еврозоны и ее лидеров. С другой стороны, Греции могут предложить более выгодные условия выплаты задолженности. Если же большинство скажет «да», правительству придется немедленно объявить досрочные выборы, поскольку оно попросту не сможет иметь дело с нелояльным к себе электоратом, не говоря уже о том, чтобы влиять на него. 

Фото: Alkis Кonstantinidis/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.