Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Экономика

#Только на сайте

#Амнистия

Конец New Deal

30.06.2015 | Константин Гаазе | №22 (372) 29.06.15

1 июля вступает в действие офшорная амнистия. Российская власть надеется таким образом пополнить государственный кошелек. Экономика России больше не может быть хорошей для всех: и для бедных, и для богатых. Президенту Путину скоро придется сделать выбор между социализмом и экономическим ростом
28-490-01.jpg
Zoom.jpg

«Пора увольняться со службы: не будет теперь ни годовой премии, ни машины с водителем», — мрачно пошутил чиновник Минфина в разговоре с корреспондентом NT: 24 июня правительство решило отобрать персональные автомобили у всех госслужащих рангом ниже замминистра — с деньгами в бюджете беда.

Дальше в планах правительства — заняться состоятельными гражданами. Сначала — конфетка: с 1 июля по 31 декабря этого года богатым предложено самостоятельно и добровольно рассказать, чем они владеют заграницей, напрямую или через посредников. Государство обещает не спрашивать о доходах, на которые это имущество приобретено и, главное, не требовать и не начислять никаких налоговых недоимок. Те, кто согласится и решит связать свою судьбу с Россией, со следующего года должны будут уплачивать 13 % с большинства своих зарубежных доходов.

Короче, власть ломает голову, как ей пройти те два года, которые президент объявил «трудными» и после которых экономика, как надеются, снова начнет расти. По данным июньского прогноза Института Гайдара, падение ВВП в 2015 году составит 2,8 % — это в базовом сценарии. В пессимистическом (цены на российскую нефть Urals будут держаться в районе $55–60 за баррель) — 4,2 %, а в 2016-м — еще на 2,9 %. Реальные доходы населения за два года (2015–2016) снизятся на 6 %, инфляция в этом году составит 12 %. Но главный вопрос, конечно же, в том, что Путин покажет простым избирателям в 2018 году: падение доходов или все-таки их рост.
28-cit-01.jpg
Все домой

Зимой Кремль начал операцию по возвращению в Россию капиталов крупных отечественных бизнесменов — в первую очередь тех, которые они хранят за рубежом. Сначала власти приняли жесткую версию антиофшорного закона, которая вступила в силу с 1 января этого года. Затем стали пугать олигархов, что страны Запада ведут охоту на российские состояния в своих юрисдикциях. По данным NT, об этом президент Путин рассказывал бизнесменам на нескольких встречах весной, об этом же в конце марта публично говорил глава Росфинмониторинга (финансовая разведка.NT) Юрий Чиханчин.

Потом жесткий закон смягчили, довели до ума, исключив из под его действия семейные трасты, в которых держат свои деньги российские чиновники, и придумали ту самую амнистию, которая стартует 1 июля. Смысл всех этих действий прост: получить в бюджет и в экономику больше денег богатых россиян. И в виде налогов, и в виде состояний, которые они вернут в российскую юрисдикцию.

Состояния богатейших россиян хранятся за рубежом, они сначала одалживают своим компаниям в России деньги, а потом получают прибыль в виде платежей по этим кредитам. В 2013 году из России на Кипр и Британские Виргинские острова бизнесмены таким образом увели $75 млрд, $53 млрд потом вернули в виде новых кредитов для своих бизнесов. Разница в $22 млрд — вот доход российских коммерсантов, с которого они не заплатили налоги, так считает, например, один из авторов антиофшорного закона, депутат Госдумы Андрей Макаров.

Но сколько именно денег планируют получить в бюджет чиновники благодаря борьбе с офшорами, официально никто не говорит. Несколько депутатов Госдумы и членов Совета Федерации весной, во время обсуждения поправок в антиофшорное законодательство и амнистии капиталов, предположили, что речь идет о 5 трлн руб. ежегодно. Источник NT в Министерстве финансов считает это утопией: чтобы получить триллион рублей с тысячи олигархов в виде налогов на их зарубежные доходы, нужно, чтобы каждый заработал и показал российским властям примерно $200 млн дохода, чего, убежден он, не будет. Максимально можно получать 150–200 млрд руб., если вся схема вообще сработает. Это примерно и есть подоходный налог с $22 млрд, о которых говорит депутат Макаров.

Правда, некоторые чиновники предлагают иную логику: российское правительство сегодня знает о своих богатых гражданах гораздо больше, чем семь лет назад, до кризиса 2008 года. Многим можно просто позвонить и попросить заплатить налоги и перевести часть состояния в Россию, уверены они. «Вот и Росфинмониторинг пригодится», — уверен его бывший сотрудник. Многое зависит от атмосферы доверия между чиновниками и предпринимателями, за которую, по данным NT, отвечает первый вице-премьер Игорь Шувалов: он продвигал идею амнистии и исключения из эксгибиционистского списка семейных трастов. Это будет долгий процесс, но он принесет свои плоды — если не сейчас, так через пять лет, говорит близкий к Шувалову чиновник.

Эксперты и сами состоятельные и очень состоятельные граждане, правда, так не думают. Михаил Фридман, как утверждают СМИ, намерен стать налоговым резидентом Великобритании, некоторые близкие к Владимиру Евтушенкову предприниматели говорят, что он задумывается о том же. По версии скептиков, антиофшорная кампания приведет к распродаже части активов и ускорит отток капитала из России в следующем году.

28-490-02.jpg
Zoom.jpg

Сгоревшая пенсия

Между тем, ждать денег сознательных олигархов времени нет: деньги правительству нужны здесь и сейчас. На прошлой неделе разразился скандал между главой Министерства финансов Антоном Силуановым и отвечающей за «социалку» вице-премьером Ольгой Голодец — по поводу индексации пенсий. Минфин внес в правительство первый черновик бюджета, из этих бумаг следовало, что можно сэкономить за три года два с лишним триллиона рублей на пенсиях при условии, что они значительно отстанут от роста цен в экономике. Предложение Минфина в среду обсудили у премьера на бюджетной комиссии, а в четверг вынесли на заседание правительства. Когда оно закончилось, министр финансов Антон Силуанов рассказал журналистам, что его идея с пенсиями одобрена.

Это не соответствует действительности, возразила Голодец. «Мы будем последовательно отстаивать индексацию в полном объеме», — сказала она. Для Голодец это не спор о стратегии или деньгах, а личное, — объясняет ее упрямство сотрудник Минтруда. Когда в апреле Голодец согласилась разморозить пенсионные накопления, которые государство реквизировало два года назад, Минфин ничего не говорил о том, что из-за этого нельзя будет по-человечески проиндексировать пенсии. Сегодня об этом зашла речь, а значит, Силуанов и премьер Медведев, который поддержал разморозку, ее попросту в апреле обманули, говорит чиновник. Теперь Голодец будет мстить, громко и публично требуя индексации в полном объеме, и наверняка найдет поддержку в Кремле.

А вот для Силуанова, утверждает источник в Минфине, вопрос именно в стратегии. Уже три года он твердит: низкие налоги не предполагают высоких социальных выплат. А низкие налоги — девиз правительства и президента, Путин запретил их менять до 2018 года. При этом цены на нефть упали, доходы бюджета тоже упали, в экономике началась рецессия. Налоги растут, тот же антиофшорный пакет в теории увеличивает нагрузку на богатых россиян. Но денег все равно не хватает. Значит, деваться некуда: надо сокращать социальные выплаты. А индексация пенсий — первая ласточка, первый пробный шар, который нужен Силуанову, чтобы запустить дискуссию на эту тему, говорит минфиновец. Больше — кроме пенсий — резать нечего, добавляет он, оборонные расходы существенно сократить никто не даст, инвестиционные расходы уже задушены, в бюджете просто не осталось другого жира. Тем более что в возвращение высоких цен на нефть в ближайшие годы в Кремле не верят. И именно поэтому скромное предложение Силуанова — пришло время откровенно поговорить о балансе расходов и доходов бюджета — сегодня может быть встречено с пониманием.
28-cit-02.jpg
Налог на креаклов

«Мы как будто ходим по кругу», — описывает споры об экономической политике один из экономистов, принимавших участие в разработке «Стратегии 2020» (он говорил, как и чиновники, на условиях анонимности — тоже знак времени). В марте 2012 года собеседник был на совещании у президента Медведева, на котором присутствовал и премьер Путин. Речь тогда зашла о контурах налоговой системы в России до 2018 года, и некоторые мысли, которые высказывали участники, заставили тогдашнего президента произнести фразу «полный пересмотр наших взглядов на социализм», которую экономист хорошо запомнил.

Медведев тогда имел в виду следующее. Государства с дорогой системой соцобеспечения — например, государства Скандинавии — отличаются от всей остальной Европы более высокими налогами, налоговая нагрузка там приближается к 45 % ВВП. Если Россия — это государство с дорогой системой соцобеспечения, пусть не за счет развитой сферы социальных услуг, как в Скандинавии, а за счет денежных обязательств перед пенсионерами, — налоговая нагрузка в ней не может быть низкой.

Тогда решили ничего не трогать. Потом, рассказывает экономист, к идее роста налогов на граждан вернулись — осенью прошлого года в правительстве опять обсуждали повышение ставок НДФЛ для высокооплачиваемых сотрудников. Сегодня ее снова обсуждают. Дешевого для бизнеса социализма не бывает, уверен экономист. И пересмотр взглядов на особую, российскую версию социализма неизбежен. Рост налогов и антиофшорная кампания загубит экономический рост, резюмирует собеседник: деньги власть из олигархов и «белых воротничков» выбьет, но через 10 лет богатых в России просто не останется.

Чиновник Минфина не согласен с такой оценкой: если придется потратить все резервы правительства на пенсии, то повышение НДФЛ неизбежно в 2018-м или, лучше, раньше. Кремлевский собеседник NT тоже не против пофантазировать на эту тему: налог на богатых станет отличной темой для предвыборной кампании «Единой России».

Конкретно ничего пока не решено. По некоторым данным, предложенная в прошлом году Минфином схема — НДФЛ растет у всех граждан с зарплатой выше 35 тыс. рублей, — больше в правительстве не обсуждается. Вместо нее чиновники говорят о более резком росте нагрузки на россиян с доходами выше миллиона рублей в год. «Это будет налог на креаклов», — иронизирует сотрудник администрации. Он знает, что «Единая Россия» спрашивала Медведева о возможности использования темы «налога на богатых» в предвыборной кампании. Политических рисков кремлевский сотрудник не видит: те, по кому ударит рост налогов, не ходят на выборы или голосуют против ЕР. А вот массовый избиратель с удовольствием проголосует за «налог на богатых».
28-cit-03.jpg
Русское чудо

Так выглядит развилка, на которой оказался президент России. И ему придется что-то выбирать. Или так называемая либерализация, которая представляет собой планомерное сокращение расходов бюджета за счет превращения социальных выплат в усредненное и отстающее от инфляции пособие по старости или по бедности. Или «новый взгляд на социализм»: рост налогов на богатых граждан, принудительное возвращение капиталов на родину и относительно высокие пенсии. В первом случае более высокие темпы роста и рост бедности, во втором — меньше бедных, но остывающая экономика и никакого роста вообще. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.