Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Горячее

#Политика

Мария Арбатова в ЖЖ о Михаиле Барщевском

24.09.2007 | № 33 от 24 сентября 2007 года

«Партия «Гражданская сила» больше не имеет ко мне никакого отношения», — сообщила в своем «Живом журнале» писательница Мария Арбатова, один из лидеров этой партии. The New Times (см. № 4 от 5 марта) в материале «Союз испуганных евреев и антисемитов по вызову» писал об этой партии, созданной как спойлер для Союза правых сил и «Яблока». За прошедшие месяцы ни гражданской, ни силы из этого странного объединения, ведомого бизнесменом Александром Рявкиным и чиновником аппарата правительства РФ Михаилом Барщевским, так и не образовалось. Спойлер протух, не дойдя даже до предвыборной кампании, свидетельствует красочный рассказ писательницы.

LiveJournal.com

«В офисе партии «Гражданская сила» состоялись переговоры между ее юридическим лидером Александром Рявкиным и тремя представителями ее виртуального органа, высшего совета, призванного авторитетными именами поддержать неумелые попытки господина Рявкина и господина Барщевского заниматься публичной политикой. Высший совет был представлен заместительницей Дмитрия Коробкова — Татьяной Коротковой, Максимом Кононенко с его консультантом по выборам Ольгой Сагарёвой и вашей покорной слугой с предполагаемым начальником штаба Петром Мирошником (по совместительству сыном). «Первый тур» переговоров не задался, т.к. г. Рявкин отказывался от договоренностей с г. Коробковым о его месте в первой тройке, а г. Короткова справедливо поясняла, что в таком случае финансирование щитов с лицами Барщевского, Коробкова и Рявкина становится проблемой партийного бюджета. Решили встретиться в суде.

«Умерла так умерла!»

Второй тур переговоров «удался». На вопрос о финансировании партией моего округа (а мы сговорились на Центральный) возникла полемика о том, сколько стоит голос на выборах. Г. Рявкин предположил, что один голос стоит доллар, я напомнила ему, что это было 10 лет тому назад, а сегодня политтехнологи считают, что голос стоит 10 долларов. Ответ поразил г. Рявкина настолько, что он перебежал с переговорного стола за свой письменный с криками: «Вы хотите 13 млн долларов на выборы! У нас столько нет на всю партию! Всё, всё, мы с вами больше не работаем, наши отношения окончены!»

Я не сразу поняла, что это домашняя заготовка, и предложила ему посмотреть смету выборов в моем округе, естественно, не на 13 млн долларов. Но это не входило в его сценарий, и я получила в ответ весьма внятную цитату: «Умерла так умерла!» Зная Сашино косноязычие, с которым на московских выборах долго и продуктивно работали приведенные мною педагоги, полагаю, что таким образом он предъявляет свое остроумие. Однако выборы — дело тонкое. Я уже написала книгу о сотрудничестве с СПС на выборах 1999 года. Помнится, когда я стала неудобна, по отношению к моей семье применили весь спектр психологического насилия, а по отношению к начальнику моего штаба — даже физическое. Так что, господа, если у меня возникнут какие-нибудь проблемы, то адрес кандидата в мастера спорта по биатлону я вам на всякий случай дала. В 1999 году всё тоже начиналось с невинных шуток…

Приказчицкий прикид

А теперь о гносеологических корнях. Чем я мешала г. Рявкину? Нудным требованием работать и отчитываться за полученные от спонсоров деньги. Неприятно, но не смертельно.

Тем более что Рявкин-то знает, что процент партии на прошлых московских выборах целиком мой, поскольку остальные лица в тройке так и не преодолели порога узнаваемости. Мешала я г. Барщевскому, которого своими руками привела в этот политический проект. Сознаюсь, моя системная ошибка. Человек лишен не только критики по отношению ко всему, что он делает, но и общих представлений о добре и зле. Вытерпев его приказчицкий прикид на экране (полосатый пиджак, полосатая рубашка и полосатый галстук), в просторечии называемый «матросы на зебрах»; вынеся его попугайские идеологические слоганы («Яблоко — социал-демократы, СПС — социалисты, мы — не правые, мы не левые, мы нормальные»); выдержав экспансию вокруг его графоманских книжонок (чай, в приемной комиссии Союза писателей 10 лет оттрубила, туда каждый второй приходит с таким диагнозом); проглотив его малиновопиджачное позирование на фоне «Хаммера» с текстом: «Мы с женой ездим на «Хаммере» собирать грибы в Тверскую область»; я сломалась на одной фразе. «Хотите в первую тройку? Принесите 4 млн долларов!» — предложил мне Барщевский, приглашенный в проект мною.

С тех пор я считаю его нерукопожатным. И, пожалуй, благодарна Рявкину за его неблагодарность, позволяющую больше никогда в жизни не находиться в одном помещении с Барщевским. Чего и вам желаю!

Как прошел третий тур переговоров между Рявкиным и Максимом Кононенко, мне неизвестно. До настоящего момента Максим не набрал моего телефонного номера. Если он жив и здоров, то это о многом говорит.

Главное, в чем хочу покаяться, это в том, что пригласила в высший совет — который оказался чистой профанацией и в режиме обсуждения и принятия решений не собирался ни разу — Эдуарда Успенского, Аллу Сурикову и Леонида Жуховицкого. Каждый из них пришел в партию с проектами, но был кинут. Ими попользовались так же, как мной, Коробковым и многими другими.

Спешу заметить, это моя третья либеральная партия в жизни. До этого был СПС и Партия прав человека. Когда моему сыну недавно предложили возглавлять один из городских штабов ЕР и он поморщился, я, будучи либералкой по группе крови, сказала: «Да, они не либералы, но, поверь мне, мерзотней, чем имеющиеся на сегодняшней политической арене либералы, только фашисты!»

Ольга Сагарёва, автор книги о Дмитрии Рогозине «Это «Родина» моя: хроники гениальной авантюры», в своем «Живом журнале» прокомментировала политические этюды «Гражданской силы» так:

«Сегодня совершенно случайно познакомилась с Марией Арбатовой.

Это произошло в не лучшую минуту для нее, подробности не буду упоминать, ибо они составляют наверняка чью-нибудь корпоративную тайну.

Я раньше думала, что пример чумовой тетки — это я сама.

Так вот, по сравнению с этой женщиной, я — Сергей Лавров.

Я теперь знаю, что точно чувствует человек, который пошел с утра в булочную и вместо этого попал под поезд и чудом выжил».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.