Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Театр

#Цензура

Московская прокуратура в поисках «Тангейзера»

19.06.2015

Столичные театры проверяют на пропаганду аморального поведения
TNG-490.jpg
Странной прокурорской проверке подверглись сразу несколько московских театров, включая Центр имени Мейерхольда и Гоголь-центр. В распоряжение «Новой газеты» попал запрос из прокуратуры, адресованный художественному руководителю Центра имени Мейерхольда Виктору Рыжакову. Тверской межрайонный прокурор города Москвы В.В. Можаев интересуется у Рыжакова, не идут ли в его Центре такие спектакли, как «Все оттенки голубого», «Трехгрошовая опера», «Саломея», «Жизнь удалась», «Тангейзер», «Антоний и Клеопатра», «Золотой петушок», «Голая пионерка», «Околоноля», «Пластилин», «Пробуждение весны», «Идеальный муж». Вместо того, чтобы составлять официальную бумагу, прокурору достаточно было бы изучить московскую афишу, чтобы убедиться, что ни один из перечисленных спектаклей в репертуар ЦИМа не входит. По мнению Елены Ковальской, арт-директора ЦИМа, запрос из прокуратуры выглядит абсурдно: «От нас требовалось ответить, идут ли в нашем маленьком экспериментальном центре спектакли, которые не шли и не могли идти у нас ни при каких условиях — например, оперы «Тангейзер» и «Золотой петушок».

Что послужило причиной прокурорской проверки? Как сказано в документе с тройным грифом прокуратуры (Прокуратуры РФ, Москвы и Тверской межрайонной прокуратуры ЦАО), расследование началось после обращения Независимого фонда развития культуры «Искусство без границ» «по доводам об использовании в театральных постановках нецензурной брани, пропаганды аморального поведения, порнографии».

Худрук ЦИМа Виктор Рыжаков считает, что прецедентом для такого рода жалоб стала история с запретом новосибирского «Тангейзера». «Теперь любой гражданин считает своим долгом вмешиваться в вопросы театра — не ходя при этом в театр, не изучая его и не разбираясь в нем. Граждане думают, что они могут решать, что должно идти в театре, а что — нет», — говорит он.

Фонд «Искусство без границ» в мае этого года уже провел фотовыставку «На дне», где обвинил ведущие театры страны в безнравственности. Выставка прошла на дизайн-заводе «Флакон» и состояла из фотографий «откровенных сцен» из спектаклей и указания бюджетных расходов, потраченных на каждую постановку. Елена Ковальская видит прямую связь между выставкой фонда и запросом из прокуратуры. «Список названий, — объясняет она, — сформирован из спектаклей, попавших в экспонаты выставки «На дне» этого фонда. На этой скоропалительной выставке фонд раскрывал информацию о размере государственного финансирования якобы аморальных спектаклей. Ошибок и лжи на этой выставке было с горкой».

Особенно не угодил деятелям Фонда художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников — из двенадцати спектаклей, упомянутых в бумаге из прокуратуры, семь поставлено им. NT связался с Кириллом Серебренниковым, который рассказал, что «Гоголь-центр» получил точно такое же письмо, но на данный момент в его репертуаре нет ни одного из этих спектаклей. «На «Флаконе» была их выставка, — комментирует деятельность «Искусства без границ» Серебренников, — и, насколько вы понимаете, эта выставка не на частные деньги была организована. Представьте, сколько стоит аренда, сколько стоит печать таких картинок, организация всего… Это миллион точно. Я думаю, это какие-то государственные деньги. Вот и получается, что одной рукой государство пишет доносы, а другой на них реагирует».

По мнению Серебренникова, определяющую роль в данной истории должна сыграть реакция властей. «В демократическом обществе любой сумасшедший может написать петицию в суд, — говорит он, — но просвещенное государство не должно принимать такие доносы к рассмотрению. А вот в государстве фашистском такого рода «глас народа» будет поводом для репрессий упомянутых там художников. И государство будет говорить: вот, народ против!». Отметим, что 17 июня Владимир Мединский высказал в газете «Известия» прямо противоположную точку зрения по поводу деятельности Фонда «Искусство без границ». «Я воспринимаю такого рода активность гражданского общества как принуждение государства к исполнению своих обязанностей в культурной политике. Мы не можем и не будем тоталитарно игнорировать мнение большинства наших сограждан», — написал он.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.