Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Политика

Завещание Гринспена

24.09.2007 | № 33 от 24 сентября 2007 года

Алан Гринспен выставляет оценки: «Мы никогда не умели сдувать набухший пузырь. А все, как мне кажется, потому, что всегда, опасаясь худшего, надеемся до конца и ждем до последнего»

Неделю назад на прилавках книжных магазинов Америки появилась книга мемуаров главного мирового финансового гуру, бывшего председателя Федерального резерва США Алана Гринспена «Эпоха турбулентности: приключения в новом мире». Книга вызвала большой резонанс благодаря откровенным оценкам деятельности главных политических фигур США, включая Джорджа Буша. Мы приводим некоторые фрагменты из воспоминаний и интервью Гринспена.

Предисловие к книге

Алан Гринспен
родился 6 марта 1926 года
1948 г. — получил степень бакалавра в области экономики
1950 г. — магистр экономики
1954 —1974 и 1977—1987 гг. — председатель совета директоров и председатель правления консалтинговой фирмы «Таунсенд-Гринспен и Ко», Нью-Йорк
1974 —1977 гг. — председатель Совета экономических консультантов при президенте США
1977 г. — доктор экономики
1981—1983 гг. — председатель Национальной комиссии по реформе системы социального страхования 

Над тем, что в результате претворилось в книгу «Эпоха турбулентности», я начал размышлять два года назад. Это был замечательный период: заканчивалось второе десятилетие моего председательства в Федеральной резервной системе. Сидя на Уолл-стрит, я долгие годы наблюдал за устройством мира в качестве бизнес-экономиста. А потом в одночасье оказался в эпицентре международной финансовой политики. Да, в середине 1970-х в Белом доме я исполнял обязанности советника президента Форда по экономике. Но ничто не могло по-настоящему подготовить к тому, что ожидало меня после появившегося в 1987 году предложения президента Рейгана возглавить ФРС. На излете моей деятельности в Резервной системе я всерьез задумался о том, чтобы оглянуться и вспомнить обо всем, через что мне пришлось пройти. О чудовищном кризисе 1987 года на фондовой бирже, буме 1990-х, трагедии 11 сентября 2001 года, о конце холодной войны — словом, калейдоскопе событий, заставившем новый мир вращаться с бешеной скоростью.

Нашлось место и для личной истории. Я был знаком со всеми президентами, начиная с Ричарда Никсона и заканчивая Джорджем Бушем-младшим. Но как же быть со всем остальным — всевозможными персонажами из моего детства в Нью-Йорке, годами работы в качестве джазового музыканта, историей о том, как моя карьера повернулась в сторону экономики, и историей дружбы с Айн Ранд? Я решил перепрыгнуть от экономической аналитики к рассказу от первого лица о том, что мне пришлось пережить. Долгие годы я вещал от лица главы ФСР, произносил тщательно отполированные казенные речи и вот теперь наконец смог заговорить своими собственными словами.

Развитие экономики

Мы знаем, как будет развиваться рынок. Мы лишь не знаем деталей, конкретных подробностей того, что должно произойти. Мы никогда не умели сдувать набухший пузырь. А все, как мне кажется, потому, что всегда, опасаясь худшего, надеемся до конца и ждем до последнего. И тогда последствия действительно оказываются серьезными.

Не секрет, что рынок недвижимости переживает серьезный спад. Но главный вопрос в том, отразится ли снижение цен на покупательской активности, как это произошло в период подъема на рынке, и спровоцирует ли оно общий спад в экономике. Замедление в ее развитии уже налицо. Но приведет ли это к настоящему кризису, пока еще не ясно.

Буш

Джордж Буш всегда осознавал необходимость сохранения независимости Федеральной резервной системы. И он никогда не критиковал результаты деятельности ФРС. За что я ему очень благодарен.

Проблемы были в фискальной сфере. Республиканцы выиграли президентские выборы и доминировали в обеих палатах. Я сказал себе: только спокойствие. Мы разрядили ситуацию. На выборах 2006 года республиканцы заслуживали поражения. Они пришли к власти с жесткой политической программой, а уходили из нее, движимые единственным желанием — руководить. В результате ничего путного у них не вышло. И это очень грустно.

Страхи

Главная угроза для экономики сегодня — это, как ни странно, политика. Наша политическая система неэффективна, и главным образом в силу очень серьезных финансовых проблем. Взять хотя бы сферу здравоохранения. Насколько я могу судить, как только пойдет на спад бум деторождения, мы столкнемся с одной из двух больших проблем — или со стремительным ростом налогового бремени, или с падением прибылей вдвое. Ни один политик не поспорит с этим. И это все очень печально, потому что залог сильной экономики — это как раз таки стабильное финансовое положение американского правительства.

Ирак

Зная о том, какую политику в течение 30 лет вел Саддам Хусейн, я полагаю, что он готовился к тому, чтобы взять под контроль Ормузский пролив, где ежедневно добывается 17, 18, 19 миллионов баррелей нефти. Один неверный шаг, и цены могли бы подскочить до 120 долларов за баррель, что привело бы к хаосу в мировой экономике. Так что если бы кто-то спросил меня: «Здорово, что мы поймали Саддама?», я бы ответил: «Это было необходимо». Очевидно то, что иракская война — это главным образом война за нефть. Грустно только, что утверждать это считается политически некорректным.

Август 1987 г. — в первый раз назначен председателем совета управляющих Федеральной резервной системы Июнь 2000 г. — утвержден президентом Биллом Клинтоном на четвертый четырехлетний срок в качестве председателя совета управляющих ФРС Май 2004 г. — утвержден президентом Джорджем Бушем на пятый срок главой Федерального резерва 31 января 2006 г. — ушел в отставку с поста главы Федерального резерва Август 2007 г. — назначен советником Deutsche Bank.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.